Внедрение научных разработок в производство – ключевой фактор роста конкурентоспособности

125

Одно из условий успешного развития государства – внедрение инноваций. И это задача учёных. С таким посылом сегодня Президент вручил дипломы академика и члена-корреспондента Национальной академии наук, доктора наук и аттестаты профессора. Это значит, что во Дворце Независимости собралась научная элита страны. Курс на новый этап взят в Год науки. И пусть он завершился, внимание к учёным не ослабнет, подчеркнул Александр Лукашенко. Похоже, что сами академики и профессора не дадут заскучать, ведь и сегодня за пару часов они подняли такой пласт вопросов, который мог бы претендовать на звание фундаментального.

Он может не помнить имя пациента, но будет помнить его кардиограмму.Кто-то скажет, что это игры разума, а он называет это профессиональной памятью. И тем более удивительно, что известный в стране кардиолог, член-корреспондент академии наук начинал свой путь лор-врачом.

Он однажды решился на крутой поворот ради мечты – дела, что в прямом смысле пришлось по сердцу. Он в науке несколько десятков лет, но ни на день не оставляет пациентов. Особенно тех, что сейчас на операционном столе. Говорит, в медицине всё меняется быстро, а в кардиологии ещё быстрее. На наших глазах операция, что заменяет большое хирургическое вмешательство. Пациент в сознании, а за стеклом волнуется тот, кто на расстоянии может услышать стук сердца.

Александр Булгак, главный научный сотрудник лаборатории неотложной и интервенционной кардиологии РНПЦ «Кардиология»:  «Самое важное, что мы хотим услышать от пациентов – это то, что у них всё хорошо».

В прошлом году здесь проконсультировали почти 25 тысяч человек, провели чуть больше четырёх тысяч операций, а значит, это крайняя мера. Эксперименты учёных зачастую и помогают не дойти до края. К примеру, известно, что стресс, вызванный у человека, чьё состояние и так нестабильно, позволяет лучше перенести инфаркт. Выходит, пациента можно тренировать?

Александр Булгак, главный научный сотрудник лаборатории неотложной и интервенционной кардиологии РНПЦ «Кардиология» «Тренировка заключается в том, что ему на несколько минут пережимают манжеткой для измерения давления руку. Несколько таких последовательных манипуляций приводят к тому, что если развивается инфаркт миокарда, то он протекает менее агрессивно».

Связь науки и практики хорошо видна в медицине. Передавать опыт готовы. Сейчас РНПЦ аккредитовывают как учебную базу. В планах на этот год – начать строительство нового операционного блока. Членкор Булгак оставил должность замдиректора и всю административную работу, чтобы ещё больше погрузиться в науку.

Он один из 22 членкоров академии наук, получившихся звание под занавес Года науки. Конкурс – три человека на место. Всё решило тайное голосование, как и в случае с академиками. Из 29 претендентов избрали лишь пятерых. Один из них – учёный, которому для вдохновения достаточно и буквы.

Не знаете белорусского языка? Значит, вы просто не листали его словари. Академик Лукашанец – автор более 300 научных работ. До 18 лет ни на каком другом языке, кроме белорусского, просто не разговаривал. Поступил, понятное дело, на филфак, но на русское отделение. Владеет двумя языками, але сэрцам абраў мову.

Объявления в транспорте, вывески, реклама на белорусском – это, на взгляд академика, те мелкие шаги, которые ведут к большому делу – реальному двуязычию. Он уверен: выпускник школы должен уметь легко общаться на двух языках. Если это не так – в образовании пробелы. Кстати, академик Лукашанец составлял правила, по которым учат в школе. И просит всех, кто хочет, но не решается говорить языком Коласа, не стесняться требовать выполнения своих прав. Два государственных языка – это, как и в любом законе, права одних и обязанности других.

Да, эти наработки не пощупаешь и дорого не продашь. Но ведь это то, что способно объединить народ в нацию. Другое дело – это учёные, чья работа на грани менеджерской. И таких много среди профессоров и докторов наук.

Пример. Молодой и амбициозный учёный, а не бизнесмен, как можно было подумать. В 25 стал кандидатом химических наук, в 33 – доктором. Головокружительный взлёт. Но сам он просит не называть карьеристом. Мол, какого бы статуса не был химик, в душе он всё равно остаётся лириком.

Андрей Иванец, заместитель директора по научной работе Института общей и неорганической химии НАН Беларуси: «Профессия учёного тем и хороша, что есть возможность пофантазировать. Потом проверить самые, может быть, неправдоподобные идеи, не вкладывающиеся в общие концепции. Удовлетворение даёт только результат, который ты получаешь в науке, который не измеряется деньгами».

Он возглавляет Совет молодых учёных и называет мифом мнение, что академия наук – сплошь седовласые старцы. Порядка четверти – молодые учёные. Количеству уже пора переходить в качество. По мнению молодого доктора, самое сложное в науке – найти себе работу. Интересную и нужную. Вот он, например, рассказывает об очистке питьевой воды без реагентов. Сера, железо, марганец – нежелательные элементы. Куда более специфическая задача – очистка жидких радиоактивных отходов. И он уже придумал, как это сделать…

Андрей Иванец, заместитель директора по научной работе Института общей и неорганической химии НАН Беларуси: «Особенность этих материалов в том, что они позволяют извлечь радионуклиды, содержание которых в миллиарды раз меньше, чем других примесей, содержащихся в этом растворе. Что особенно приятно, наши материалы во многом превосходят мировые аналоги».

Превзойти, опередить, сделать то, что другим кажется невозможным – вот чего от учёных ждёт страна. Президент подчёркивает: хоть Год науки прошёл, внимание к ней не ослабеет. Под занавес 2017-го принят важнейший документ – Стратегия-2040.

Александр Лукашенко говорит просто: эта встреча – возможность пообщаться с теми, кто не станет кривить душой. Он – учёным про след в истории: если ваше имя запомнится и не великим открытием, так пусть останутся ученики. У учёных на это есть ответ.

Вот бы к медикам подтянулись спортсмены, шутит Президент. Если бы каждый великий атлет подготовил хоть одного преемника, то за Олимпиаду сегодня не переживали бы.

Тему подхватывает ректор университета физкультуры: мол, да, в спорте не хватает научных кадров. Всего 3% привлечённых из-за границы специалистов могли бы помочь спортсменам быть быстрее, выше, сильнее. И речь совсем не о допинге.

Сергей Репкин, ректор Белорусского государственного университета физической культуры: «Уверенность на уровне навыка. Как научить их быть уверенными – это проблема».

Уверенности в себе порой не хватает и самим учёным. Ведь мало изобрести, нужно ещё убедить производственников внедрить это изобретение.

Александр Маляревич, проректор Белорусского национального технического университета: «Учёный не всегда умеет донести идею до промышленника. Нужны промежуточные звенья: инжиниринговые центы, технопарки».
Владимир Гусаков, председатель Президиума Национальной академии наук Беларуси: «Есть разработки – приходите в академию. Мы найдём решение, как их внедрить».

За тем же столом ищут решение проблемы продвижения продовольствия, обсуждают, как сделать так, чтобы законы поспевали за бегом жизни. Ни на одном Президентском совещании за пару часов не поднять столько тем. В какой-то момент Александр Лукашенко даже спохватился: ударившись в дебаты, учёные совсем забыли про пищу не для ума.

Президент уверяет: ему дорог каждый, кто сидит за этим столом. И не так важно – пришло к нему признание в 30 с хвостиком или в 60 с небольшим.

Словом, встреча, которая задумывалась как торжественное собрание солидных учёных, стала доверительным разговором просто близких по духу людей.

Окрылённые (не очередными дипломами и аттестатами, а чем-то гораздо большим) они разойдутся по больницам, университетам, лабораториям, чтобы в понедельник снова сделать что-то, что может привести к открытию на грани невозможного. Работа у них такая. 

Комментарии 0

ico
Нет комментариев