Избирательный подход

Уже в пятницу истекает срок сбора подписей для регистрации потенциальных кандидатов на выборах президента. Инициативные группы должны собрать не менее ста тысяч подписей. Фактически это первое серьёзное испытание для претендентов. И не нужно быть политическим аналитиком, чтобы понять – преодолеть барьер не всем под силу.

Поэтому активность участников – предсказуемая, порой настолько, что выходит за рамки закона. Информационные ленты (и наши, и зарубежные) подбрасывают новости – только успевай следить. Совсем, как в кино. В этом политическом триллере смешалось всё: высокое искусство, мелодрама и даже многосерийный детектив с запутанным сюжетом. И это ещё агитация не началась – традиционно самая активная фаза избирательной кампании.

Немудрено, что за яркой политической риторикой в тень уходят весьма интересные детали, которые позволят внимательному зрителю понять все перипетии сюжета. Именно на факты, что стали достоянием общественности и их возможные последствия, мы решили обратить внимание.

В последнее время средства массовой информации много времени и внимания уделяют деньгам, домам, картинам и другим атрибутам роскошной жизни, которые вскрылись после обыска в одном банке, который возглавлял один начинающий политик.

Вообще, эта избирательная кампания с самого начала целым рядом кандидатов в кандидаты, к сожалению, была направлена в русло, далёкое от избирательного законодательства. Не будем говорить о нарушениях закона – с этим разберутся соответствующие органы. Но отдельные события настолько бросились в глаза, что мы решили собрать факты воедино и дать возможность самим телезрителям порассуждать над ними и посмотреть не на миллионы долларов, а на куда более ценные в политике вещи. На принципы. И здесь даже беглого взгляда достаточно, чтобы понять: принципы бывают весьма противоречивыми. 

Противоречие первое. «О забывчивости». Это как в старой комедии – «тут помню – тут не помню». Возьмём, к примеру, слова, сказанные одним из кандидатов в кандидаты в день обысков в структурах «Белгазпромбанка».

«Я бывший сотрудник "Белгазпромбанка", и клиенты, о которых вы сказали, являются клиентами "Белгазпромбанка". Персонально никаким образом я с ними ни лично не связан. Я знаю людей частично в этих компаниях».

Это прозвучало 11 июня. Однако проходит совсем немного времени, и память как будто возвращается к экс-банкиру, удивительно совпав с информацией о том, что задержанные активно сотрудничают со следствием и говорят-говорят-говорят. И вот еще: недавно люди, вроде бы незнакомые, оказываются в ранге друзей. И не просто друзей, а тех, кому легко можно доверить сотни тысяч долларов. 

«Если у моих друзей нашли 350 тысяч евро и 200 тысяч долларов, то я официально заявляю – это мои деньги. У моего друга, которого зовут Дмитрий, у него есть депозит 100 тысяч евро, который я просил положить. Потому что я банкир и не привык хранить все в одной корзине. Второй объем денег. У друга Владимира нашли деньги в размере 100 тысяч долларов, которые находились в его ячейке. Я еще раз говорю: это мои деньги. Я его просил сохранить эти деньги. Тоже самое касается ценных бумаг и облигаций».

На всякий случай напомним, чтобы больше не возвращаться к этой теме, что изначально уголовные дела возбуждались совсем по другим причинам, и какое отношение имел к этим делам кандидат в кандидаты и бывший руководитель банка, оценивать не наша прерогатива, а тех, кто разбирается в этом профессионально.  

Вновь вернемся к противоречиям. Итак, противоречие второе. «О связях». 

Видимо, даже эти первые нестыковки в противоречивых заявлениях банкира Бабарико подтолкнули экспертов и СМИ (в том числе зарубежные) к более глубокому анализу базисных вопросов участия отдельных кандидатов в выборах на главный пост в Беларуси. Многие помнят, как авторитетное издание Bloomberg, ссылаясь на свои источники, обратило внимание на следующую нестыковку. В одном из интервью, Бабарико рассказал, что не обсуждал свою кандидатуру с российскими официальными лицами, отметив, что по белорусским законам получать иностранную поддержку на выборах незаконно, однако, как отметил тот же Bloomberg, «два московских источника, знакомых с данным вопросом, сообщили, что Бабарико, решив участвовать в выборах, обсудил свои планы с российскими официальными лицами».

Bloomberg: «Бабарико не получает денег из Кремля и действует независимо, но он обсудил свои планы баллотироваться на выборах с российскими официальными лицами».

Справедливости ради следует отметить, что тема зарубежного управления отечественных кандидатов в кандидаты уже не новая. И Виктору Бабарико в этом списке не будет одиноко. Если внимательно почитать издания и послушать экспертов, то они явно указывают на следы, ведущие за границу, например у блогера Тихановского. После обнародованных следствием сотен тысяч долларов первый вопрос у всех на устах – откуда? Политолог Петр Петровский в интервью телеканалу RTVI отметил возможную связь с крупным российским капиталом. 

Петр Петровский, политолог: «У Дерипаски имеются конкретные мотивы, чтобы дестабилизировать ситуацию в Беларуси, на мой взгяд. Дерипаска достаточно давно хотел заполучить активы Минского автозавода, пытался это продвинуть через Союзное государство, но ему не понравились условия 50 на 50».

Напрашивается вопрос: не слишком ли крупные аппетиты эксперт приписывает олигарху, который до этого был замечен в связях с небезызвестной Настей Рыбкой. Ну или вот: Дерипаска критикует Минск за борьбу с пандемией. Ну разве наши выборы – это его уровень? Но политолог настаивает. 

Ну и, наконец, противоречие третье. «Внимание». Куда более опасное, чем предыдущие, так как касается фундаментальных ценностей каждого жителя Беларуси. Это уже не про деньги и даже не про сомнительные связи. Речь про мир и безопасность, то, что в любой цивилизованной стране в особой цене. Особенно на фоне происходящих сейчас событий и в Америке и в Европе. Для белорусов мир и спокойствие – это и вовсе свой национальный бренд. Так вот здесь мы не просто наблюдаем тревожный сигнал, а удивительную метаморфозу, когда либерал сам признаётся, что готов стать радикалом. 

Вспомним первые заявления: 

Фрагмент интервью В. Бабарико новостному порталу Delfi (Литва): «Я всегда говорил, я максимально не хочу призывать людей на площадь.Но я точно говорю: если народ выйдет на площадь, я буду вместе с народом на площади».

Мы не будем обращать внимание на тот факт, что ещё не состоялись выборы, что ещё не началась агитация и что даже еще не определены кандидаты в президенты. Но уже сейчас очень образно рисуется мрачная перспектива для тех, кто станет на пути к власти. И в качестве примера этой картинки выбраны события даже не в Украине 2014-го, а гораздо более агрессивные и чудовищные по своей сути. Румыния. Декабрь, 1989 года.

«Либо мы как европейские люди, как самая мирная нация сделаем нашу революцию надежды без крови, как сделали в Чехии, во многих других странах, либо – я очень этого не хочу – "Чаушеску"».

Вот эти слова Бабарико уже облетели многие СМИ. Интервью растиражировали. Комментарии разные. Многих его слова шокировали. Что это за заявления? На что они намекают? Нам нужен Майдан? Революция? Кровь и беспредел? Ведь процесс над Чаушеску – и вряд ли Бабарико этого не знает – вошёл в историю мировой политики как пример того, что сегодня называют расправой без суда и следствия. Зачем это в нашей стране?

Безусловно, такие картины созерцать не так приятно, как шедевры Сутина или Шагала, но так часто бывает в жизни и тем более в политике, что за красивыми словами вроде хайпового сейчас «Ева-люция» может скрывать нечто очень далёкое от высокого искусства. 

 

Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен и Telegram

Корреспонденты:
Александр Злобин