Главное – справедливость. Зачем Лукашенко организовал масштабную встречу с силовиками?

737

Самая обсуждаемая тема недели – встреча Президента с силовиками. Несмотря на то, что Александр Лукашенко заявлял ранее о необходимости жесткого разговора, не все ожидали, что  совещание получится таким резонансным. Даже наши соседи не смогли обойти вниманием те замечания, которые предъявил Александр Лукашенко руководителям ведомств, отвечающих за закон и порядок в стране. Да, примеры, которые приводил наш Президент, единичны. Но именно они сигнализируют, что силовому блоку необходима встряска. Президент постоянно вникает в те проблемы, которые волнуют общество, и реагирует.  К слову, наша система обеспечения безопасности в стране одна из лучших в мире. Но ничто не может оставаться долгое время без изменений, всегда нужна адаптация к существующим условиям.   

Откровенно говоря, репортёры, которые присутствовали на этом совещании, в какой-то момент стали уверены: не все генералы после таких слов Президента останутся при своих погонах. Но, забегая вперёд, кадровых решений не было. Возможно, пока… Александр Лукашенко в самом начале обозначил суть проблемы: правоохранительная система в целом работает хорошо, но в любой системе есть изъяны. Правда, в последнее время изъянов, по объективным или субъективным причинам, стало больше. 

Александр Лукашенко, Президент Беларуси: «Есть куча конкретных примеров. Хоть этот документ, направленный в мой адрес, носит секретный характер, я решил его рассекретить в той степени, в которой это можно сделать, не касаясь отдельной конкретики».

Мы все услышали и обсуждаем уже почти неделю то, о чём догадывалисьчто-то рассказывали друзья, которым не повезло быть задержанными, но чаще всего видели в российских сериалах про милиционеров: работа представителей закона иногда этот самый закон жёстко нарушает. 

Александр Лукашенко, Президент Беларуси: «У людей порой складывается впечатление, что сотрудников правоохранительных органов интересуют не жизнь и судьба человека, а цифры и рейтинги».

Президент говорит не о личном восприятии того документа, который ему подготовил КГБ, а о том, какое ощущение складывается у людей. И это прослеживалось по всей хронологии совещания: людей нужно защищать, к людям должна быть исключительная справедливость. Впрочем, раскрытие преступлений, их объективное расследование и справедливое решение суда – это вполне понятная задача системы. Но ведь собрались, чтобы обсудить, в чём система даёт сбои. 

Для гражданских это выглядит так: милиция раскрывает преступление, Следственный комитет дело расследует и передаёт в суд, прокуратура следит за расследованием на всех этапах, может возвращать дело на доработку и представляет позицию обвинения в суде, суд выносит решение на основании представленных доказательств. Каждое ведомство независимо, из-за чего доведение дела до суда порой проблематично. 

Александр Лукашенко, Президент Беларуси: «В 2018 году количество возвращенных прокурорами следователям уголовных дел для производства дополнительного предварительного расследования увеличилось почти на 12% и составило 631 дело. Вот качество работы следователей».

Перед этими тезисами Президента мы обозначили, что доведение дела до суда не так просто «из-за» независимости ведомств. Но на самом деле – «благодаря». Как раз автономность в процессе МВД, Следственного комитета, прокуратуры и особенно суда – ключевой фактор надёжной правоохранительной системы. Когда следователь не согласен с выводами дознания, прокурор недоволен следствием, а суд не считает доказанность вины исчерпывающей, а значит, человек, который может оказаться невиновным, в тюрьму не сядет. Так в чём проблема? 

С 90-х годов Беларусь активно боролась с «необъективной формой оценки работы правоохранителей». Палочно-галочная система – вот наследие Советского Союза, которое в целом наша страна поборола. Раз об этом говорит Президент, то кое-где остались те, кто в частном порядке пытается использовать её подобие. Что за система? От высоких статистических показателей работы конкретного, скажем, оперативника, подразделения или даже управления зависят и зарплаты, и в целом авторитет конкретного коллектива. 

«Палка» – это, например, раскрытое преступление. Больше «палок» – больше уважения, быстрее появляются новые звёзды на погонах и так далее. Доходило до абсурда. 

Олег Гайдукевич, первый заместитель председателя ЛДПБ, подполковник милиции в отставке: «Когда с меня требовали выявить 20, 30 преступлений в месяц, я понимал, что это невозможно. И никому это сделать невозможно. Если руководитель конкретный будет с оперативника требовать результат любой ценой – любой ценой он и будет». 

Александр Лукашенко, Президент Беларуси: «Склонение к даче нужных показаний либо к отказу от заявлений. Искусственное создание условий для противоправной деятельности с целью ее пресечения. Дикость!»

В Беларуси нет «палочной» системы, но, вероятно, есть её признаки. Для полного их устранения проработана независимость каждого участника судебного процесса: МВД, прокуратура и суд. Для этого же следователи в своё время были объединены в отдельный комитет. Если за цифрами гонится оперативник – его будет «заворачивать» следователь, если с передачей дел в суд перегибает следователь – его «стопорит» прокуратура. И наша система действительно хорошая. Правда, есть и побочные эффекты. Дело главного инженера МЗКТ, который больше четырех лет провёл в СИЗО и в итоге был оправдан. Нюанс в том, что в белорусском законодательстве фактически нет ограничений по времени содержания человека в СИЗО, можно просто много раз переквалифицировать статью. 

Александр Лукашенко, Президент Беларуси: «Народным языком говоря, посадили человека, в следственном изоляторе бедолага томится. Проходит время, доказательств нет. Человека выпустили. Больше полугода человека держали в застенках, не доказали, выпустили. Кто за это ответил?»

Нужно признать, что избыточным содержанием человека в СИЗО грешат все ведомства, получить санкции на продление срока не так уж сложно: не успеваем собрать все доказательства – и вопрос решён. Но! В этом есть плюсы. Во-первых, инженер МЗКТ по итогу был рад, что в деле разобрались и он провёл в СИЗО четыре года, а не девять лет в тюрьме. Во-вторых, иногда косвенных доказательств хватает. И тут уже вспоминаем американскую систему правосудия: все понимают, что на скамье убийца, он и сам улыбается в суде, но не нашли орудие преступления в срок, и убийца спокойно идёт домой. Или вот бытовой случай: пьяница избивает жену, та не пишет заявление – и держать 15 суток дебошира оснований нет. Что делать? Ждать, пока в пьяном угаре муж не порежет жену?

Случай из учебника по криминалистике: дело «витебского душителя» в 80-х годах. 36 убитых женщин. Душителя, конечно, расстреляли. Но! До этого казнили невиновного, ещё 13 невиновных были осуждены на сроки разной продолжительности. Ошибка в следствии, которое нужно было провести максимально быстро, привела к трагедии. И именно перекрёстный контроль дела разными независимыми силовыми ведомствами сейчас не допустил бы такую ошибку. Хотя да, то витебское дело в сегодняшних реалиях расследовалось бы дольше, невинно казнённый провёл бы в СИЗО несколько лет, но остался бы жив. 

Но если наша система такая хорошая, почему на неделе было столько критики от Президента? Во-первых, не секрет для некоторых, что два независимых ведомства слегка перегибают палку в конкуренции друг с другом, нарушая общий баланс. Во-вторых, человеческий фактор. В любой хорошей системе есть плохие исполнители. Вот о них и говорил Президент. От злоупотребления полномочиями ради чего угодно до просто некомпетентности. И здесь важно понимать нюансы статистики. В прошлом году оправдательные приговоры вынесены в отношении 80 человек. Кажется, что в 80 случаях чуть не посадили невиновного. Но была бы эта цифра красиво равна нулю – это значило бы, что, скорее всего, невиновные сидят.  

Так вот, о человеческом факторе, который нужно устранять. Например, бумажная волокита. По данным Генпрокуратуры, принятие решений о невиновности нередко связано с процессуальными нарушениями. Другими словами, следователь неправильно оформил бумажку, а грамотный адвокат легко разваливает дело в суде. Возможно, бумаг у милиции, следователей и прокуратуры действительно слишком много? Есть частные случаи реально дикости со стороны отдельных представителей закона. Хотя, скорее всего, здесь корень зла в их прямых руководителях. 

Таких единичных случаев на совещании рассмотрено немало, но они единичны, пусть и участились. Но каждая ошибка этой системы – это боль для какого-то конкретного человека. Справедливость – основное требование Президента.  

Олег Гайдукевич, первый заместитель председателя ЛДПБ, подполковник милиции в отставке«Знаете, что людей обижает? Высокомерие! Да, вы правоохранительные органы, да, у вас много полномочий, да, вы можете многое, но относитесь по-людски».

Каждый должен быть на своём месте: преступник – в тюрьме, подозреваемый – в СИЗО, невиновный – на свободе, хорошие руководители управлений и подразделений вместе с грамотными и честными операми, следователями и прокурорами – в своих кабинетах, нечестные – как минимум идти домой в гражданской одежде. По последней категории, как и по взаимоотношениям между ведомствами, система в ближайшее время займётся с особым пристрастием. 

Корреспонденты:
Игорь Тур
Операторы:
Виталий Мотин
География:
Минск