Ни зарплаты, ни стажа: вместо трудоустройства переводом из одной организации в другую работники скотобойни оказались… на улице

Вместо трудоустройства переводом из одной организации в другую бывшие работники Бобруйского РайПО оказались на улице. Уже четвёртый месяц люди ждут обещанных рабочих мест: ни зарплаты, ни трудового стажа.

Бывшему работнику бобруйской скотобойни Олегу Чернецову ничего не остаётся делать, как подкарауливать нового владельца предприятия. Чтобы, глядя в глаза, задать вопрос: когда он сможет выйти на работу? Прежний собственник Бобруйское РайПО продало на аукционе скотобойню и колбасный цех частнику. Одним из условий сделки было трудоустроить переводом 16 работников. По законодательству принять их на работу новый работодатель обязан был в течение месяца.

Из шестнадцати десять человек так и не дождавшись обещанного – сами нашли работу. Новый собственник – директор частного предприятия Наталья Кисляк – оправдывается. Она не догадывалась, насколько может затянуться оформление документов для старта. Простой объекта и ей бьёт по карману.

Наталья Кисляк, директор частного предприятия:
«Когда я разговаривала с РайПО, они сказали: ты будешь работать, а в процессе будем оформлять документы. А когда я пришла в санстанцию, они сказали: а как ты будешь продавать колбасу? Мы тебе не дадим разрешения. Вы поймите меня. У меня люди без работы. Я плачу по кредитам каждый месяц, а ничего не произвожу».

Руководство Бобруйского РайПО уверяет: они и знать не знали о бедственном положении своих бывших работников. Скотобойня и колбасный цех были проданы по причине отсутствия средств на необходимую модернизацию.

Елена Савицкая, председатель Бобруйского РайПО: «О ситуации мы узнали пару дней назад, когда появилась жалоба. Значит, что с нашей стороны было сделано? Мы собираем людей в понедельник к нам в РайПО. И если люди согласятся, мы их трудоустроим».

Анжела Парсегян, бывший работник Бобруйского РайПО: «Территория бойни находится на территории РайПО. И вы сами видели, там у них склады. И то, что бойня с колбасным цехом не работают, все знали. И я думаю, что когда РайПО нас продало, они отряхнули руки. Если бы РайПО за нас переживало, нас бы сократили красиво, дали бы пособие. А так получилось: РайПО сэкономило, а люди остались».

В отличие от подавшего в суд Олега Чернецова, некоторые всё ещё надеются продолжить работу в своих старых цехах. Ведь многие проработали там по десять, а то и по двадцать лет. Обучаться новой специальности с нуля, говорят, в их возрасте уже непросто. К слову, ещё одна преграда для трудоустройства – штамп в трудовой книжке «уволен переводом».

Анжела Парсегян, бывший работник Бобруйского РайПО: «Они говорят: у вас трудовая не закрыта. Вы уволены переводом. Вас должны были хотя бы на один день принять и уволить. А так нас отправили в никуда».

Для разрешения ситуации Госконтроль направил обращение в Могилёвский облисполком, облпотребсоюз, Департамент государственной инспекции труда, управление соцзащиты. Когда все заинтересованные службы подключатся, вопрос трудоустройства, скорее всего, будет решён оперативно. И тогда у разбитого корыта может оказаться новый собственник мясоперерабатывающих цехов. Ведь для работы предприятия ему понадобятся как минимум четыре десятка квалифицированных работников.

Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен и Telegram