Олег Гайдукевич о политической амнистии: она должна быть законной – раскаяние и возмещение ущерба

Олег Гайдукевич о политической амнистии: она должна быть законной – раскаяние и возмещение ущерба

Заместитель председателя Постоянной комиссии по международным делам Палаты представителей Олег Гайдукевич в эфире программы «Марков. Ничего личного» на ОНТ поразмышлял о возможности применения амнистии к людям, призывавшим к уличным протестам задолго до выборов и обещавшим Президенту Беларуси «разобраться» с его детьми даже после задержания. 


Олег Гайдукевич: «Очень тяжело говорить об амнистии сразу через несколько дней после того, что со мной и моими детьми произошло. Но я отключу эмоции, потому что этого от нас и хотят, чтобы мы ненавидели друг друга, чтобы мы только жили эмоциями. Нет, мы будем жить по закону. Что касается амнистии, у меня позиция простая. Амнистия, вообще, хочу напомнить, это раскаяние и возмещение ущерба. Если человек раскаялся – я не против амнистии, вопрос – к кому ее применять. Вы много показали на ОНТ и на других каналах фильмов за этот год, которые действительно тронули. Вы знаете, что меня тронуло больше всего, и как отца? Это видео из СИЗО, когда Президент общался с теми, кто там находится. И знаете, что больше всего тронуло меня как отца? Слова Тихановского, обращенные к Президенту, о том, что “мы разберемся с твоим сыном”. В тот момент я как отец сидел и до сих пор вспоминаю это видео, которое меня больше всего. Первое, что меня тронуло, – что было на душе у Президента, как он сдержался? Говорят, Президент жесткий, как он сдержался, спокойно? Я не знаю, как бы я себя повел, если бы мне так сказал человек. И второе – какая амнистия в отношении этого человека может быть? Человека, у которого ненависть, злоба, из-за которого столько людей пострадало, которые поверили в то, что на улице можно что-то решить. Ведь это он завел, до выборов. Когда мне говорят про выборы, ребята, вы забыли? Человек за год до выборов говорил: “Мы разберемся на улице”. И ему амнистия? После того, как, даже сидя в СИЗО, он говорит “я разберусь с детьми”. Нет, такой амнистии мне не надо. А если люди раскаялись, если мы будем знать, что ситуация останется стабильной, я не против, я не кровожадный человек. Но все это должно быть в рамках закона. Амнистия должна быть законной. Мы должны вообще жить по закону. И второе – раскаяние и возмещение ущерба».

Подробности смотрите в программе «Марков. Ничего личного».  


Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен и Telegram