Интервью председателя Госвоенпрома программе «Контуры»

В субботу в Минске начала работу крупнейшая в Восточной Европе выставка вооружений. В Беларусь приехали более 50 делегаций из 30 стран мира. Интервью с председателем Государственного военно-промышленного комитета Беларуси Сергеем Гурулёвым мы записали в день открытия выставки.

Какое место Беларусь занимает на международном рынке вооружений?

– Международный рынок вооружений – это достаточно противоречивый рынок. С одной стороны, очень много говорится о борьбе за мир, очень много для этого делается, но одновременно при этом за 2012-2016 год объём торговли вооружением увеличился на 8,4%. Естественно, это сотни-сотни миллиардов долларов. Что касается Беларуси, то мы занимаем скромное 18 место в топ-25 крупнейших экспортёров основных видов вооружения. Всего в этом рейтинге более ста стран.

Сергей Петрович, а на этом рынке мы определили для себя какие-то приоритеты. На чём мы сосредоточены?

– Есть соотношение наших возможностей научно-технических и экономических. Во-вторых, целесообразность. Естественно, всю линейку вооружений, которая имеется в мире, мы произвести не в состоянии. Поэтому мы определили программой до 2020 года оборонного сектора экономики в целом пять направлений – подъёмные и нужные как внутреннему рынку Министерства обороны, так и востребованные на внешнем рынке. Первое – это средства огневого поражения: «Полонез», зенитно-ракетные комплексы. Второе – средства подвижности, в этом году на параде будет представлено две новейшие разработки – «Кайман» и В1 завода МЗКТ. Третье – это геоинформационные системы управления. Четвёртое – система противодействия высокоточному орудию. Мы здесь имеем успех и потенциал. Даже «Гроза-С» – это противодействие беспилотным летательным аппаратам. Все средства радиоэлектронного подавления и наземных, и воздушных аппаратов. Пятое направление – это средства защиты и личного состава, и техники. По этим пяти направлениям мы работаем.

Насколько мы эффективно работаем? Если говорить об этом, сравнивая прибыль на вложенный рубль?

– В целом Госвоенпром работает эффективно. Не секрет, что объём экспорта в прошлом году составил около млрд долларов при положительном сальдо – это эффективно. Есть предприятия, которые работают менее эффективно. Это недоработка и Госвоенпрома, и моя в частности. Конечно, желательно, чтобы все предприятия были высокотехнологичные, современные и с каждого квадратного метра площади, станка, человека получали максимальную прибыль.

А в оборонке можно вообще это требовать от предприятия? Я слышал, что временной лаг от задумки до реализации и продажи может составлять 15-16 лет. Как же можно требовать от предприятия, чтобы вы сейчас были эффективны? Может, время не подошло…

– Вы правы и не правы. Если 15 лет (как это было раньше) идут разработки, конечно, через 15 лет мы в состоянии сделать то оружие, которое уже давным-давно никому не будет нужно. Оборот замены оружия сейчас исчисляется двумя-пятью годами. Если мы не успеваем, тогда мы уходим с рынка, потому что мы будем производить то, что никому не нужно. Вот вам и вся прибыль.

Мы успеваем?

– По многим направлениям – да. Самым главным достижением я считаю, что мы с подачи Главы государства от элементов вооружения перешли к созданию полного цикла завершённых систем. Это очень важно. А это не только разработка, производство, реализация, но и эксплуатация, сервисное обслуживание, подготовка персонала и опять же модернизация, то есть цикл продлевается.

Почему мы выбрали полный цикл? Тенденции мировые экономические в том, чтобы встроиться в большую цепочку и там получать прибыль, а мы выбираем полный цикл…

– Мы выбираем полный цикл той техники, которую мы в состоянии реализовать. Вы очень хорошо подметили: там, где есть полный цикл сложнейшей техники, мы берём и успешно встраиваемся. И с Китаем, и с Россией – это основные наши партнёры. Мы им нужны, потому что, образно говоря, без какого-то одного болтика не может быть машины.

С какой из стран мы активнее всего сотрудничаем в производстве вооружения?

– Конечно, в вопросе экспорта мы активнее всего сотрудничаем с Российской Федерацией. А взаимодействие по производству, разработкам – это с Китаем.

И они допускают нас к технологиям?

– Они допускают нас к своим технологиям, мы допускаем их к своим. Честно скажу: Китай просто так ничего не делает. Мы нужны Китаю, Китай нужен нам по отдельным вопросам.

У нас сегодня тема программы – «Взаимозависимость», то есть уйти от зависимости, которая кроме контрпродуктивности ничего в итоге не привносит, к взаимозависимости. С Китаем как раз тот случай!

– С Россией так же. Нет полнейшей самостоятельности, особенно в разработке оружия.

А для нашей государственной корпорации имеет значение, какая форма собственности у того предприятия, которое производит оборонную технику? В американских вооружённых силах самая разная техника, произведённая и частными производителями, и государственными…

– У нас в оборонном секторе примерно 150 организаций, и подавляющее большинство частных, но мы их регулируем вопросами лицензирования.

То есть мы этого не боимся, у нас нет стереотипов?

– Простой пример: ОАО ОКБ ТСП – частная компания, которая на прошлой неделе впервые подготовила и сделала пуски (у нас на территории никогда не было) зенитно-ракетного комплекса «Бук-МБ», притом успешно. Одна из целей была беспилотник, очень сложная цель, а они поразили! Сложности есть, но взаимодействие есть всегда.

А уже можно говорить о том, что эта выставка получилась и она успешна?

– 30 государств-участников. Сейчас мне докладывают, что Великобритания имеет интерес участвовать в следующей выставке. То есть что-то мы в этом мире стоим! Эта выставка крупнейшая в Восточной Европе.

Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен и Telegram