Неделю назад в эфир вышел сюжет из Брестской области. Там, в одном из сёл, милиция остановила машину, в которой находилось 786 бутылок с вином. Немаленькая, прямо скажем, партия для двух женщин.

Доводам о том, что спиртное было куплено для всей деревни, милиционеры не поверили и вызвали налоговую инспекцию. Та сочла, что партия имеет все признаки коммерческой, вино конфисковала, а женщин заподозрила – внимание – в незаконной предпринимательской деятельности (это важный момент). Дело было направлено в суд, заседание назначено на 15 июня.

Жители села Большие Чучевичи, для которых задержанные женщины и везли вино из соседнего района, потому что там оно на 6 тысяч дешевле, сочли конфискацию вопиющей несправедливостью и позвонили на «горячую линию» ОНТ. Через три дня история стала достоянием общественности. Ну, и кроме того, о ней узнал Президент.

У нас информационно-аналитическая программа, и этот формат мы стараемся строго выдерживать. Но, боюсь, прямо сейчас наступает момент, когда содержание «Контуров» будет больше похоже на художественный фильм, причём снятый в жанре детектива. История основана на реальных событиях. Все герои – подлинные.

Валентина Грицкевич, житель д. Большие Чучевичи, Брестская область: «Не ожидали мы, что нам могут так помочь – простому народу. Большое спасибо Александру Григорьевичу Лукашенко и большое спасибо ОНТ за то, что нас поддерживали. Я думаю, благодаря вам и Александру Григорьевичу, нам всё это вернули».

Александр Муравейко, житель д. Большие Чучевичи, Брестская область: «Если честно, вообще не ожидали ни то, что он увидит сюжет, ни что нам это всё вернут – уже опускали руки. Могу сказать Александру Григорьевичу большое спасибо за то, что ответил на нашу просьбу и зов».

А переживать сельчанам было за что. Ведь хотели сэкономить по Br6 тысяч на бутылке – в соседнем Пинском районе дешевле. Вот и скинулись, решив послать гонца, точнее, двух: Валентину Грицкевич и Светлану Муравейко. Распространённая в сельской местности практика. Но вместо экономии деревня получила только проблемы. И даже сама процедура возвращения заняла несколько часов: подъехавшая машина долго стояла у ворот ожидающих сельчан, видимо, водитель ждал «отмашки» – начинать или не начинать разгрузку «спорного» вина.

Впрочем, о том, что история для Больших Чучевичей закончилась хэппи-эндом, не скажешь. Дело в том, что в Кодексе об административных правонарушениях сказано, что больше 15 литров алкоголя с белорусскими акцизами провозить запрещено, если нет подтверждения легальности его приобретения. Но не написано, как часто можно по-крупному затовариваться спиртным; идёт ли речь о напитках одного вида и марки, или о разных. Получается, купил легально – вози и храни сколько хочешь – хоть триста литров, хоть 700. Валентина Петровна – сама торговый работник, уверяет, что чеки на покупку как раз были – ведь женщины только отъехали от магазина. И в Министерстве по налогам и сборам на прошлой неделе по телефону нам уточнили, что именно имеющиеся чеки и вызвали подозрения. Мол, настоящие ли? А уже на этой неделе милиция сообщила, что чеков на момент конфискации не было вовсе – их привезли позднее. Да и сами дамы – работают в сфере торговли. Получается, пока есть лимит на алкоголь и нужно подтверждать легальность сверхнормы, любой гражданин в глазах налоговой и милиции – потенциальный спекулянт?

От официальных комментариев в УВД Брестской области по делу в Чучевичах отказались, впрочем, как и в местной налоговой. Ну, а партия вина в документах все же была названа коммерческой. Валентине Петровне и Светлане Романовне грозил суд не за превышение лимита, а за незаконную предпринимательскую деятельность. И факты этой деятельности ищут, вполне возможно, что процесс идёт и сейчас. Предположим, что найдут, в прошлом или настоящем – но тогда речь пойдёт о других бутылках, не имеющих отношения к конфискованным 24 мая. Ведь фигурирующие в протоколе 786 злополучных бутылок просто перевозили из точки А в точку Б. И то, что их собирались кому-то продавать – только чьи-то гипотезы. Кстати, обе женщины уверяют, что готовы лично посмотреть в глаза тому, кто засвидетельствует, что они хоть раз в жизни нелегально торговали спиртным.

Светлана Муравейко, житель д. Большие Чучевичи, Брестская область: «Были расстроены, конечно. У меня все дети съехались, только вчера уехали, думали, посидим, родня у нас очень большая, дружная. Это же деревня. Я свадьбу делала, у меня триста человек было!»

Репортаж «Контуров», многочисленные публикации в прессе привели к тому, что Президент высказался за необходимость либо пересмотреть нормы, либо вообще их отменить.

Дмитрий Шевцов, депутат Палаты представителей Национального собрания Беларуси: «В те времена, когда это вносилось в КоАП, было вызвано тем, что мы боролись с контрабандой алкоголя. Конечно, та ситуация изменилась, были подвижки. И если мы говорим, что должны бороться со злоупотреблением алкоголем – то это уже несколько не те меры. У нас достаточно программ, которые работают в этом направлении».

О том, для чего эта норма была придумана раньше и по кому она может ударить сейчас, мы подробно рассказали в прошлое воскресенье. Между тем, люди, коллекционирующие спиртное, как правило, сами не злоупотребляют.

Дмитрий Шевцов, депутат Палаты представителей Национального собрания Беларуси: «Не зря бытует мнение, что у человека, злоупотребляющего, ты не найдешь ни одной бутылки – всё выпито. Как раз-таки те, кто хранит, они его дегустируют, поэтому нужно пересмотреть в сторону ослабления, моё мнение – вообще отменить».

В налоговой инспекции Валентине Петровне сообщили, что в понедельник, 15 июня, в суд идти уже не надо. Президентское поручение – подготовить изменения в действующее законодательство – уже выполняется.

Ещё раз перечислим исходные данные. Милиция в чистом поле задерживает машину с партией вина. Груз вызывает у милиционеров подозрение, и они звонят в налоговую. Та, в свою очередь, партию конфискует, а женщин, её перевозивших, подозревает в незаконной предпринимательской деятельности. Для начала давайте выясним, что вообще следует считать предпринимательской деятельностью. Читаем Гражданский кодекс: «Предпринимательская деятельность – это самостоятельная деятельность юридических и физических лиц, осуществляемая ими в гражданском обороте от своего имени, на свой риск и под свою имущественную ответственность, и направленная на систематическое получение прибыли».

Иначе говоря, отсутствие систематической прибыли свидетельствует об отсутствии признаков предпринимательской деятельности. И если у служителей закона нет доказательств того, что женщины систематически получали прибыль с торговли алкоголем, то речи нет не то что о незаконной, а вообще о какой-либо предпринимательской деятельности. Пока же, насколько я понимаю, нет доказательств даже единичного случая перепродажи алкоголя. И то, что одна из женщин работает в сельском магазине, не является основанием полагать, что она торгует из-под прилавка.

Если незаконное предпринимательство не подходит, то на каком основании можно было конфисковать алкоголь? Есть статья 12.27 КоАП Беларуси, вторая часть которой гласит: «Ввоз в Республику Беларусь, перевозка по её территории, хранение на ней (не для коммерческих целей) физлицами более 5 литров немаркированных алкогольных напитков, а также перевозка и хранение более 15 литров алкоголя без документов, подтверждающих легальность его приобретения, – влекут наложение штрафа от десяти до ста базовых величин с конфискацией алкоголя».

То есть, если вино не маркировано и если на него нет чеков из магазина, то тогда конфисковать можно. Но акцизные марки на тех бутылках имелись, а чеки прилагались. В таком случае, почему конфисковали? Когда корреспонденты ОНТ спросили об этом пресс-службу Министерства по налогам и сборам, то в ответ услышали следующее: «Подлинность чеков на вино вызвала сомнение у сотрудников налоговой». Ну, что ж. Могло такое быть. Если чеки имеют признаки подделки – разберитесь с подлинностью. Подтвердите или опровергните версию покупки вина в соседнем районе, проверьте документы, кассу, и если всё в порядке – извинитесь и верните партию. На всё про всё нужны сутки, не больше. Но в нашем случае конфискация состоялась 24 мая, а возврат – только 11 июня. И то полусекретный, несмотря на публичность истории и даже на реакцию Президента.

Кстати, о реакции. Ведь Глава государства распорядился не просто вернуть конфискованное. Александр Лукашенко поручил администрации и правительству внести изменения в действующее законодательство. Ведь абсурдность ситуации заключалась в том, что любого из нас, кто хранит дома больше 5 литров виски или коньяка, можно привлечь к ответственности. И никого не интересует, подарки это или коллекция. Маркировки белорусской нет, чеков из дьюти-фри нет – всё! Штраф и конфискация. И формально проверяющий прав, поскольку соблюдает букву закона. Но, друзья мои, если ко всему подходить формально – появляется опасность утратить здравый смысл. Именно на это указал Президент в своем распоряжении.

Очень бы не хотелось, чтобы на женщин из села Большие Чучевичи обрушилась месть правоохранительных органов. А основания полагать, что так может быть – имеются. И налоговая инспекция, и областное УВД не в восторге от того, что история появилась в прессе. А в местной милиции нашему корреспонденту вообще заявили, что отказываются сотрудничать с нашим каналом, поскольку мы, якобы, перевираем факты. Так что точку здесь ставить рано.

И всё-таки, несмотря на сложности, знаете, какой главный вывод нужно сделать из всего произошедшего? В Беларуси есть то, чем могут похвастаться не многие страны. Есть обратная связь, есть коммуникация между простыми людьми и властями. И называется эта важнейшая общественная коммуникация – средства массовой информации.

Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен и Telegram