07
июня 2015
Общество
20:40
Пить или хранить?

Продолжать хранить или срочно выпить? Вот в чём вопрос! Белорусские коллекционеры алкогольных напитков спешно удаляют фотографии своих раритетов из социальных сетей. И уходят в подполье.

Обыватели с замиранием сердца делят общий литраж домашних баров на количество членов семьи. А всё потому, что врач из Гомеля первым поплатился за свои коллекционные страсти конфискацией 178 бутылок спиртного и штрафом в два миллиона.

До этого случая мало кто, кроме налоговых инспекторов, подозревал, что в Беларуси, оказывается, есть чёткий регламент, сколько горячительного можно ввезти, перевозить и хранить, чтобы вам за это ничего не было.

Чередапредстоящих застолий, по словам Валентины Петровны из Больших Чучевичей, подвигла её отправиться в мае за покупками аж за 45 километров от дома. Отоварилась по-крупному: для себя, родни и соседей. 786 бутылок белорусского вина.

Валентина Грицкевич, житель деревни Большие Чучевичи, Лунинецкий район, Брестская область: «Остановила милиция, попросили проехать в отделение. Они вызвали и ОБЭП, и налоговую. И у нас это вино забрали. Мы предоставили чеки – это же куплено в магазине. Они говорят, вам дадут бумажку и там будет сказано, что вино конфисковали. И заплатите ещё штраф. А за что я должна платить штраф и чем я должна отдать людям деньги? Где я их возьму?»

Из документов следует, что такое количество – уже коммерческая партия, а потому женщину обвиняют в незаконном предпринимательстве. В деревне настаивают – брали много просто с целью сэкономить. В Пинском районе бутылка вина – производства местного завода – дешевле на 6 тысяч, вот люди в надежде сэкономить и скинулись, отправив в магазин Валентину.

Алкогольные напитки конфисковали и у жителя Гомеля. Суд уже состоялся, и владельца спиртного оштрафовали почти на Br2 млн.

Александр Потоцкий, начальник отдела оперативных контрольных мероприятий инспекции Министерства по налогам и сборам по Советскому району г. Гомеля: «В отношении данного гражданина составлен протокол об административном правонарушении, и на алкогольные напитки, превышающие количество хранения которого допускается, был наложен арест, а это 180 бутылок алкоголя в ассортименте – водка, виски, вино, коньяк – на сумму 18 млн 950 тысяч рублей».

О том, что существуют норма для домашнего бара, гомельчанин, как и большинство белорусов, никогда не слыхал. А по закону это 5 литров – на алкоголь, купленный за границей, то есть без белорусских акцизных марок. И 15 литров – на спиртные напитки, купленные здесь. Правда, только в том случае, если их приобретение не подтверждено документами о покупке – чеками, например. Наказание ощутимое – конфискация излишков и штраф от десяти до ста базовых.

Владимир Черевач, зам. председателя Постоянной комиссии по законодательству Палаты представителей Национального собрания Беларуси: «Эта норма существует не один год, впервые была установлена Декретом Президента, потом трансформировались в законе, в 2013 году ответственность – в Кодексе».

Причины появления ограничений понятны – отсутствие таможни с Россией провоцирует контрабанду сомнительного спиртного в больших количествах, любители взяток нередко берут дань коньяком, а спекулянты перепродают зарубежный алкоголь гораздо дешевле госторговли.

Галина Янушкевич, начальник управления контроля подакцизных товаров Министерства по налогам и сборам: «Этот закон защищает потребителя и государство – чтобы не было нелегального оборота».

Норма вроде бы немаленькая, особенно, при пересчёте на большую семью. Но это в случае, если алкоголь пить и регулярно опустошать запасы. А вот если только копить – соблюсти все условия и не оказаться на одной скамье со спекулянтами – очень сложно. И что тогда, в случае проверки, надеяться, что инспекторы поймут и простят?

Свои коллекции алкоминималисты, а именно так называют людей, собирающих алкоголь в мини-таре, пополняют десятилетиями, покупают и обмениваются по всему миру, цена на редкие экземпляры может достигать тысячи евро. И если где-то размахом хвастаются, белорусские коллекционеры со стажем стали скрывать свои успехи. А начинающие – думать, продолжать ли дальше.

Валентина Сидорчук из Гродно пока допустимого предела не преодолела.

Валентина Сидорчук, коллекционер-алкоминималист (г. Гродно): «Собираю, потому что они красивые. Основная масса – это Россия, у них по 5-6 тысяч бутылочек! Есть, куда расти».

Галина Янушкевич, начальник управления контроля подакцизных товаров Министерства по налогам и сборам: «Относительно алкогольных напитков, разлитых в тару менее 50 кубических сантиметров, они не маркируются акцизами. Их можно хранить больше, но на все алкогольные напитки – 15 литров без документов. На счёт признания коллекции я бы рекомендовала обращаться в Министерство культуры».

Елена Частова, коллекционер-алкоминималист (г. Минск): «Министерство культуры сказало собирать пустые бутылочки просто или глиняные горшочки, имеющие ценность».

Но не только дилемма – рисковать ли ради красоты – беспокоит коллекционеров. От дяди в Польше Елене достался семейный погреб вина. Десятки бутылок, некоторым из которых более 70 лет, ввезти легально в Беларусь их можно – если долго и по частям. Но как только лимит будет превышен, памятные бутылки окажутся вне закона. Вместе с хозяйкой.

Елена Частова, коллекционер-алкоминималист (г. Минск): «Бутылки, например, когда я родилась, когда я первый раз приехала в гости… Если вести борьбу с контрабандистами – так ведите, но не затрагивайте остальных граждан».

Между прочим, если вы планируете открыть бутылку нескоро, даже чеки не спасут – надписи на них просто выцветут через пару лет. А что уж говорить об алкоминималистах, которые свои бутылочки не планирует открывать никогда.

Елена Частова, коллекционер-алкоминималист (г. Минск): «Это не пьётся, и не дай бог выпьется. Специально закрывают парафином, чтобы не испарялось».

Владимир Черевач, зам. председателя Постоянной комиссии по законодательству Палаты представителей Национального собрания Беларуси: «Я такую коллекцию не понимаю. Угостить, поделиться – вот это я понимаю. Просто собирать бутылки и на них смотреть – сложно понять».

Если упростить – тара, то есть бутылки, могут стать официальным предметом коллекционирования, а вот алкоголь в них – нет. Это пищевая продукция для потребления, а потому чисто теоретически любой спекулянт может заявить, что он тоже коллекционер. Инициировать изменение существующих правил и разделить владельцев больших запасов на контрабандистов и честных коллекционеров на законодательном уровне теоретически можно.

Владимир Черевач, зам. председателя Постоянной комиссии по законодательству Палаты представителей Национального собрания Беларуси: «Это делается через субъектов законодательной инициативы, можно обращаться к депутату».

А между тем, Валентина Петровну из Брестской области ожидает суд. Только он теперь может решить – вернуть женщине и всей деревне купленное или нет. Как нам пояснили в Министерстве по налогам, в этом непростом случае подлинность чеков на такую большую партию алкоголя вызвала сомнение. Кстати, нормы на хранение и перевозку в Беларуси установлены ещё и на табачные изделия. Разумеется, налоговые инспекторы уверяют, что поквартирный обход с подсчётом алкогольных и сигаретных запасов всем гражданам устраивать точно не собираются. Но ведь любой завистливый человек может хоть завтра написать жалобу, что у соседа завелись лишние литры.


Подробности – в видеосюжете нашего корреспондента


Тема: ФинансыТорговляКриминалЗаконодательство