Игорь Марзалюк: угрозы детям и женам силовиков и госслужащих стали трендом

Игорь Марзалюк: угрозы детям и женам силовиков и госслужащих стали трендом

Почему противники Президента Беларуси Александра Лукашенко проявляют необъяснимую агрессию в отношении его младшего сына Николая и как это вписывается в общий тренд буллинга в адрес семей госслужащих и силовиков? На эти вопросы в эфире программы «Марков. Ничего личного» на ОНТ попытался ответить доктор исторических наук, председатель Постоянной комиссии по образованию, культуре, науке Палаты представителей Национального собрания Республики Беларусь Игорь Марзалюк.

Эксперт вспомнил слова Сергея Тихановского о 16-летнем Николае Лукашенко. По мнению Игоря Марзалюка, после тех фраз высказывавшегося в СИЗО человека нельзя назвать мужчиной.

Игорь Марзалюк: «С такими людьми разговаривают на языке Уголовного кодекса. Это вообще за пределами понимания – угроза детям, угроза слабым, угроза беззащитным, угроза тем, кто вообще не совершил ничего. Я не могу понять как мужчина, я не могу назвать Тихановского после этой фразы мужчиной. Такой мрази в августе, в сентябре было масса. Мне 15 раз угрожали, моей семье и моему ребенку.

Я хочу сказать, что Президент вел себя очень достойно и сдержанно в этом СИЗО. Для чего мы существуем на этой земле? Для чего каждый из нас реализует какой-то жизненный план, проект? Самое большое счастье для человека – когда у него есть дитя, самое колоссальное. Для нормального человека, не с девиантным поведением, не для животного, а для того, который абсолютно осознанно мечтал об этом ребенке, радовался его первому шагу, его успехам в спорте, оценкам. У каждого нормального отца, у каждой нормальной матери – это сакральные вещи. Уголовники, зэки, извините, себя так не ведут. Он [Президент] заявил: "Я твоим детям ничего плохого не сделал и не угрожал". А у них это было трендом в этом мерзком буллинге, подлом, скотском, животном буллинге в конце августа, сентябре, октябре, когда они считали, что вот-вот, "трэба пачакаць", как они писали, недельку-две-три – и все упадет и рухнет, они угрожали детям, они угрожали женам. Кстати, вот эта вот сказка про то, что угрожать начали только после разгона силового, это грязная ложь, потому что моим выпускникам, которые работают в силовых структурах, угрозы женам и детям стали приходить 27 июля, 28 июля.

Скажите, а не звенья одной цепи те учителя, слава богу, единичные, те педагоги, которые травили детей силовиков в школах только потому, что отец служит в милиции? А что можно сказать о тех родителях, которые в детских садах натравливали своих маленьких детей на детей госслужащих, судей, прокуроров? Если бы этого не было, я бы это не говорил. Но это было. Я не могу понять, как этим людям не стыдно смотреть в глаза другим. И как они после всей этой мерзости, грязи, подлости, которая ниже плинтуса, могут что-то говорить о белорусском государстве и превышении силы на улицах? Как после этого можно говорить? Да, конечно, когда унижают депутата, либо судью, либо милиционера, либо ведущего телеканала государственного – это борьба с режимом. Но как только кого-то берут за локоток и просят ответить по закону – это дикие репрессии».

Подробности смотрите в программе «Марков. Ничего личного».

Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен и Telegram