Культура памяти

Во вторник многие  жители нашей страны традиционно отправились к местам захоронений своих родных и близких. Православные христиане в этот день отмечают Радуницу – день поминовения умерших.

Вооружившись граблями, с молитвой, на Станьковское кладбище пришли настоятель прихода с прихожанами и председатель сельсовета с сотрудниками. Накануне Радуницы фронт работ – заброшенные могилы. На этих крестах не осталось ни имён, ни дат. Местные жители лишь догадываются – упокоены где-то в 1943 году.

На каждом без исключения погосте есть такая проблема. Заброшенных могил здесь около трети. Вот и объединились станьковский клир и мир. Почтить память усопших и заодно обратиться к живым… 

На восточное кладбище Минска народная тропа не зарастает. Не зря его сравнивают с Новодевичьим в Москве: для простых смертных давно закрыто, последний приют находят только выдающиеся – Мулявин, Станюта, Пташук, отец и сын Ерёменко… Часто спрашивают – как пройти к кумирам.

Есть здесь и электронный путеводитель. Удобно, если захоронение давнее или личность не столь известная. В книге памяти – 30 тысяч имён: все до единого с 1952 года, момента основания кладбища.

Посетителей на «Восточном» много всегда. На Радуницу особо видны масштабы народной памяти. А вот культура памяти, мягко говоря, хромает. Поэтому и администрация, и милиция на чеку. Слишком уж «радуются» некоторые.

Хотя Радуница – на самом деле от слова радость. Это Пасха мёртвых, с ними верующие делятся новостью о воскресшем Христе. Но не более: застолья, еда на погостах – традиция языческая и с христианской никак не связана. Да и порядку на кладбищах не способствует.
Правда, в последние годы таких явлений всё меньше. В Станьково – действуют словом, в городах – сдерживает действие закона. Несколько лет назад распивать спиртные напитки на кладбищах запретили, как и во всех общественных местах.

Военное кладбище – одно из самых старых захоронений Минска. В постпамятные дни работы здесь прибавляется. Сергей Тур (заместитель директора Спецкомбината бытового обслуживания Мингорисполкома)признаётся – посетители убирают на могилах, но следом за ними тоже приходится убирать. Или хуже – приводить в порядок такие могилы они просто не имеют права.

Кладбище порой больше учебника расскажет об истории города, деревни, а вот надгробие – не только о прошлом, но и о том, помнят ли сегодня. И в какую цену обходится эта память.

Это только в поговорке – на кладбище все равны, на деле – далеко не так. Родственники хотят, чтобы не только помнили, но и замечали. Всё как было при жизни – с шиком и помпой. Как говорится,  дело вкуса. Но вот чтобы окультурить кладбища, на них будут создавать так называемые газонные участки: трава, никаких оград и одинаковые надгробия. Кстати, такие захоронения позволят значительно экономить место, ведь ресурса столичных кладбищ хватит еще на год-два.

Сегодня уже не боятся ещё при жизни думать о смерти. Заранее выкупают землю и оставляют место на памятнике, где есть одна дата – рождения. Современная жизнь вносит свои коррективы в культуру памяти. Неизменным остаются вереницы людей на Радуницу, затишье после и понимание – память всё же не ограничивается одним днём.

Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен и Telegram