Воля и разум

Александр Лукашенко дал жёсткую оценку проявлениям ультрарадикального национализма в Украине. Казалось бы, это внутренние дела соседей, и Беларусь вполне могла придерживаться принципа «моя хата с краю».

Однако в своё время украинские националисты наследили и в нашей стране. Причём следы эти были кровавыми. Боевые отряды, сформированные не без участия СС, в годы Великой Отечественной беспощадно жгли белорусские деревни вместе с их жителями. И самый известный пример – Хатынь.

25 марта в Минске состоялось шествие, посвящённое очередной годовщине провозглашения Белорусской Народной Республики. Официально это дата в стране не отмечается и, тем не менее, каждый год (нынешний не стал исключением) власти не препятствуют проведению акции. Заранее был согласован маршрут, предполагаемое количество участников. В конце концов, можно по-разному относиться и к этой дате, и к самой акции.

Но каково же было возмущение обычных прохожих, особенно людей пожилых, когда впереди колонны они увидели… портреты Бандеры, Шухевича – лидеров и идеологов тех самых украинских националистов, которые бесчинствовали на нашей земле. Что это? Попытка спровоцировать власть, чтобы обеспечить зарубежной прессе сочную картинку? Идейное кредо? А может быть просто способ подогреть угасший европейский интерес к оппозиции как таковой? И здесь, что называется, все средства хороши – вплоть до использования чужой майдановской атрибутики. Забыли, а может, и не знают вовсе, что от радикальной националистической заразы белорусы привиты ещё с войны.

День Воли белорусская оппозиция традиционно отмечает 25 марта. Уже более 25 лет. Смысл митингов и шествий в теории сводится к дате образования Белорусской Народной Республики. Однако лозунги о независимости и суверенитете, которые 96 лет назад провозглашали и за что, собственно, боролись основатели БНР, уже давно исчезли с транспарантов их современных последователей.

В 18-м году прошлого века группа интеллигентов возглавила движение к белорусской независимости, полагая, что немецкие оккупанты послужат для этого опорой. Увы, чудо не произошло. БНР в силу этого и других исторических обстоятельств оказалась нежизнеспособной. Именно поэтому отношение к самой дате в обществе было и остаётся неоднозначным. А ещё – потому, что несколько сотен активных участников ежегодных шествий, примкнувшие к ним сочувствующие и сторонние наблюдатели претендуют на оценку всего действа как весеннего наступления оппозиции и организованного протеста. Против чего протестовали и за что выступали на этот раз? Достаточно было взглянуть на портреты, что несли демонстранты. Символами свободы и независимости они избрали не Кастуся Калиновского или Тадеуша Костюшко. С плакатов оппозиции на случайных прохожих смотрели Степан Бандера и Роман Шухевич.

Можно предположить, что День Воли-2014 – это акция солидарности с украинским народом. Только с какой его частью? Той, что привержена радикальному национализму, проповедниками и проводниками которого как раз и были Бандера и Шухевич? И совсем не той Украины, символом которой принято считать, например, Тараса Шевченко. Им действительно гордится большинство, которому чужд всяческий экстремизм. Кстати, в 2014 году великому поэту – 200 лет. Но и об этом, как и о том, кто такой Шевченко, по крайней мере, надо знать. Не удивительно, что в идеологический контекст этого Дня Воли вписались совсем другие символы.

Чужие лица, да ещё такие, вызвали, скорее, отвращение. Когда-то украинские националисты жгли белорусские сёла вместе с жителями. Немногие свидетели тех страшных событий, оставшиеся в живых, рассказывают, что полицаи-украинцы по жестокости зачастую превосходили даже эсэсовцев. Именно верные псы оккупационного режима уничтожили Хатынь.

Справедливости ради надо уточнить – Степана Бандеры в их рядах тогда не было. Он сидел в гитлеровском концлагере, откуда вскоре немцы его и выпустили. Другое дело – Роман Шухевич. Батальон «Нахтигаль», который называли «Украинским легионом», где Шухевич числился заместителем командира, за 9 месяцев пребывания в Беларуси, по собственным данным, уничтожил более двух тысяч партизан и превратил в пепел не одну деревню. А такие деятели, как Бандера, считались для Шухевича и его подельников идейными вдохновителями. Потому что под знаменем независимости Украины сами не брезговали терактами, казнями, погромами.

Появление портретов Бандеры и Шухевича на Евромайдане объяснимо. В гражданские антикоррупционные протесты эти настроения привнесли радикалы-националисты. Чем обернулся для страны их разгул – известно. Но почему так заразны эти идеи, особенно у молодых людей против них отсутствует всякий иммунитет? Почётный консул Беларуси в Тюменской области, где живут представители более 140 национальностей, по-своему отвечает на эти вопросы.

Владимир Шугля, почётный консул Беларуси в Тюменской области: «Эти националистические идеи победили, потому что не было никакого противопоставления другого образовательного процесса. Очень мало уделялось внимания тому, что мы единый народ».

Эксперт в сфере безопасности Сергей Шабовта более категоричен: укрепление экстремистского фланга украинской политики происходило на его глазах: всевозможные марши, снос памятников, приход в парламент националистической партии «Свобода», наконец, ультрарадикализм «Правого сектора».

Сергей Шабовта, руководитель Украинской федерации профессионалов безопасности: «Я напрочь лишён наивности полагать, что радикализация определённой части людей, которая проявилась на Майдане, что это внезапное явление. Абсолютно нет. Радикализм во всём мире существует как формат глобального международного проекта. Он подогреваем и финансируем. И наши радикалы – это совсем не возникшие на ровном месте. И документально подтверждено колоссальным количеством источников, потому и тренировочные база и отбор людей, это всё не сразу произошло. Чем страшны радикалисты, чем страшны террористы? Им всегда нужен инструментарий, им всегда нужны показательные жертвы совсем невинных людей, чтобы защищать своё право быть, нажимать и требовать. В Украине, к сожалению, об этом очень мало говорят. Та Европа, которая пытается сегодня просто аплодировать, она не знает одной простой вещи: радикализм как проблема никогда не локализуется в одной стране. Он всегда транзитен и начинает куда-то ещё проникать. То есть радикализм в Украине, такой яростный, заявивший о себе, он уже сегодня проблема Европы. Европа пока этого не понимает, ей кажется, что здесь и так всё варится в собственном соку. Абсолютно нет».

Корни национализма прорастают и в России. «Русские марши» стали традиционными: каждый год в непокорённой фашистами Москве появляется нацистская символика и звучат речи не только за чистоту нации, но и за чистоту территории многонациональной страны.

Константин Сивков, вице-президент Российской Академии геополитических проблем: «Такое деление и с такими же, примерно, обоснованиями очень активно проповедовалось в пору Советского Союза на этапе, предшествующему распаду. Чем всё закончилось, мы с вами знаем на примере той же Украины. Тем не менее, они продолжают всё это активно педалировать, опираясь на финансовую поддержку из США».

По компетентным оценкам, только в 2013 году на поддержку российских неправительственных организаций, в том числе и националистических, Соединённые Штаты выделили 50 млн долларов. Но после того как в российском законодательстве появилось понятие «иностранный агент», все, кто получает деньги из-за рубежа, теперь должны отчитываться об источниках финансирования и целевых тратах. В результате активную пропаганду кое-кому пришлось свернуть.

Степан Сулакшин, директор Центра научно-политической мысли и идеологии России: «Каждое государство, которое желает добра себе, своему многорелигиозному народу, другим народам, должно эту опасность видеть и искать у себя нормативно-правовые решения, силовые решения, общественные решения, когда осуждается эта идея превосходства, расистская по существу. Мы хорошо знаем, что такое гитлеровский фашизм, ну, не белорусам об этом рассказывать, где каждый третий пострадал в республике».

В Латвии, где всё ещё существует позорный институт так называемого негражданства, марши ветеранов печально известного батальона СС проводятся регулярно. Уцелевшие легионеры и их последователи приходят в центр Риги, возлагают цветы к памятнику Свободы. Но какое отношение это имеет к европейской демократии?

Александр Гапоненко, директор Института европейских исследований (Латвия): «Организаторы подобных мероприятий придают ему национал-социалистический смысл и прикладывают его к концепции «латышской Латвии». У этой истории есть и другая сторона – люди хотят помянуть своих близких. Но не надо делать это так демонстративно – на главной площади столицы. Это дискредитирует имидж Латвии в мире».

Юные маргиналы, поднявшие на минских улицах портреты чужих псевдогероев, тоже себя дискредитировали. Слишком стойкое отношение белорусского общества к бандеровцам и полицаям. И то, что демонстрантов не побили прохожие, скорее, признак привычки к спокойной жизни. Впрочем, милиция бы участников марша защитила: такая у неё работа.

И всё-таки известный белорусский кинорежиссёр Александр Ефремов верит, что новоявленные белорусские националисты, мнящие себя патриотами, рано или поздно прозреют. И уж точно не обзаведутся последователями. Особенно сейчас. Когда перед глазами – Украина, где боевики вскидывают руки в фашистском приветствии, избивают журналистов и даже прокуроров.

«Патриот – это человек, любящий свою родину, а националист – ненавидящий другие народы и страны». Высказывание принадлежит немцу Йоханнесу Рау, 11-му Президенту Германии. Страны, где за пропаганду идей национального превосходства теперь грозит реальный тюремный срок. «Люди, будьте бдительны!» – написал в июне 43-го чешский патриот Юлиус Фучик. Через три месяца его казнили по приговору нацистского суда.

 


Подробности – в видеосюжете нашего корреспондента

Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен и Telegram