Валерий Бельский – об экономике и коронавирусе, настоящем и будущем страны. Интервью с помощником Президента Беларуси

Валерий Бельский – об экономике и коронавирусе, настоящем и будущем страны. Интервью с помощником Президента Беларуси

Важный разговор об экономике и ситуации в Беларуси в программе «Марков. Ничего Личного». Гость – Валерий Бельский, помощник Президента Республики Беларусь, доктор экономических наук.


– Валерий Иванович, вы – помощник Президента. Мы давно привыкли, что Глава государства – это фигура самодостаточная, даже ещё когда я работал в Администрации, мы всегда говорили, что Президенту не нужды «подпорки», в том числе и в виде партии власти, например. Президент всегда говорил с народом напрямую. Тогда в чём сегодня, на ваш взгляд, Президенту нужна помощь?

– Наверное, главное, что необходимо для принятия решений, – это информация. Поэтому на Администрацию Президента, на помощников по областям и по специальным вопросам возлагаются, прежде всего, обязанности информирования Главы государства о ситуации по тем направлениям, которые помощники курируют либо курируют другие должностные лица. Глава государства как человек абсолютно информированный, я за свой непродолжительный период работы в Администрации мог десятки раз в этом убедиться, потому что принимались решения, может быть, даже неожиданные, но потом оказывалось, что у Главы государства есть информация, которой нет ни у кого, кто присутствует на этом совещании. Потом, когда через две недели что-то случается в мировой экономике, то оказывается, что это погружение в любом случае недостаточно, поскольку Глава государства знает больше. Глава государства – самый информированный в данной связи человек, но Администрация – это, в первую очередь, проводник решений Главы государства, это фильтр тех предложений, которые поступают Главе государства от бизнес-сообщества, правительства, Национального банка.

– То есть чем профессиональнее фильтр, тем более профессиональная информация поступает?

– Наверное, в какой-то мере, да.

– Знаете, я ведь неоднократно принимал участие в совещаниях у Главы государства, и мне понравился посыл, который он буквально недавно сделал, когда общался с нами: если нет мнений альтернативных, когда люди приходят на совещание, то совещание нет смысла проводить.

– Совершенно верно.

– Умение выслушать и принять взвешенное решение – это одна из главных черт хорошего руководителя. Президент выступил с Посланием и начал его с темы пандемии. Сегодня можно с уверенностью сказать, что наша стратегия сработала, это очевидно. При этом мы не ушли на тотальный карантин и сберегли промышленность, экономику, зарплаты, и не разрушили торговые связи, в первую очередь. На сколько бы просел ВВП по вашим оценкам как доктора экономических наук, если бы мы ввели карантин? Сколько бы лет мы выходили из этого?

– Вопрос простой. Решение, которое принималось Главой государства, основывалось на детальном информировании об опасности инфекции, о наших возможностях противостоять инфекции. Потому что Глава государства выслушал мнения ведущих инфекционистов нашей страны, мы получили информацию из КНР, и решение принималось исходя из нашей ситуации.

– Вот это самое главное – обладание информацией, как вы говорите.

– Безусловно. Конечно, сомнения в правильности курса были. Они всегда высказывались. Глава государства высказывал их публично, на совещаниях, состоялись десятки индивидуальных бесед, которые позволяют наиболее полно оценить все последствия возможного решения. И ещё на этапе принятия этих решений они верифицировались, были подключены ученые, которые в том числе детально анализировали с помощью математического аппарата – учёные БГУ, Института прикладной математики. И когда мы получили первые данные, то стало ясно, что выбранный путь абсолютно соответствует той ситуации, которая складывается. И это решение показало свою эффективность. Если говорить о цифре, думаю, что не менее 10% ВВП мы бы потеряли – это самая оптимистичная цифра.

– 10% ВВП?

– Да, это самая оптимистичная цифра. Другое решение, то есть объявление карантина, комендантского часа, как это было сделано, ограничение доступа в транспорт, в торговые объекты и так далее, просто отбросило бы нас на десяток лет назад.

- Это очень важно понимать. Цитата выступления Главы государства: либеральная экономическая модель с пандемией не справится. Даже в супердемократичной Америке президент в течение суток довёл госзаказ до частных компаний. Можно ли утверждать, что экономику демократических США в коронавирус спасли диктаторские решения Трампа? Нравится ли вам это?

– Мне нравится Трамп в целом с его идеями, он успешный бизнесмен и креативный человек, хотя многие решения нельзя назвать приемлемыми в полной мере для Республики Беларусь.

– Но некоторые называют эти решения волюнтаристскими.

– Да.

– Иногда.

– Но в то же время такие решения касались не экономики в целом, а производства медицинского оборудования и лекарственных препаратов, мобилизации системы фармацевтического производства для поиска вакцины. Ведь это тоже очень важно. Отвлекусь немного. Когда мы думаем о Соединённых Штатах как о стране либеральной экономики, то это не совсем верно. США никогда бы не достигли тех вершин, на которых они сейчас и «почивают», если бы не было определённых государственных решений. Но вот эти решения свойственны тому экономическому, политическому курсу, который реализует Трамп. Ведь, посмотрите, он возвращает производство на родину, скажем так. Для отдельных компаний, возможно, такое решение не самое эффективное и не самое лучшее.

– С точки зрения уровня оплаты труда.

– Конкурентоспособности своей продукции, прежде всего. Но для всей экономики США в целом и для конкурентоспособности – это хорошее решение. Потому что безработных становится меньше, добавленная стоимость становится больше, люди заняты в экономике, значит, они где-то меньше болтаются по улице, они зарабатывают и не вовлечены в преступные группировки в данной связи. Получается целый комплекс положительных последствий. Вот такие решения Трампа, в том числе и, поскольку вы байкер, было спорное решение, говорили об этом и просили отменить решение по Harley Davidson, который имел свои производства за рубежом. Из Мексики, Европы, Китая возвращаются назад производства, хотя иногда такие принятые решения без достаточного просчёта приводили к не самым лучшим последствиям.

– Недостаточно проработанные, как мы говорим. Хорошо, экономика. Звучало это и на Послании Президента. Мы слышали с вами неоднократно, что звучит призыв к «тотальной приватизации», при этом присутствует полное отсутствие детальной проработки этого вопроса, извините за тавтологию. Получаются такие утопические идеи, на мой взгляд. Вот вы – доктор экономических наук, мы уже об этом сказали. Что скрывается за лозунгами «Хватит поддерживать неэффективные предприятия», применительно к Беларуси? И мне ещё понравилось: «И сделать из рабочих крупных предприятий резерв для IT-парков».

– Наверное, в каком-то краткосрочном периоде это невозможно. Кушать хочется всегда. Относительно неэффективных предприятий: слово «эффективность» и противоположенное ему «неэффективность» – это непростые понятия. Потому что с точки зрения предпринимателя, эффективность – это получение дохода. С точки зрения государства – это, прежде всего, получение добавленного продукта при производстве, это сохранение рабочих мест, с учётом всех альтернативных доходов от этого рабочего места, это сохранение стабильности экономической. Так вот, неэффективность в понимании таких экономистов и аналитиков сводится только к недостаточной прибыльности бизнеса. Они недостаточно глубоко погружаются в эту тему. Для всех хочу сказать, что Беларусь не поддерживает неэффективные предприятия. Но критерии эффективности должны рассматриваться шире.

– В совокупности с социалкой в том числе.

– Да, совершенно верно, бюджетными поступлениями и так далее. Как вы думаете, если не будет белорусского трактора, то импортируемый трактор будет стоить гораздо дороже, поверьте.

– Безусловно, это закон экономики: если нет конкуренции, то есть возможность диктовать свои условия.

– Приватизация командных высот в экономике – это не такой простой вопрос. Даже если провести параллели с зарубежным опытом – вовлечением государства в экономику, то мы увидим, что промышленные гиганты – это далеко не всегда частные предприятия. 

– Очень часто не частые.

– Особенно в сферах естественных монополий, в сфере добычи природных ископаемых. Там из 20 крупнейших нефтедобывающих компаний 16 – это предприятия государственной формы собственности. Приватизация как процесс тоже содержит огромные риски. У нас сегодня не закончена чековая приватизация. Огромное количество чеков имущества не были реализованы населением. 

– А когда окончание сроков?

– Постоянно сроки переносились. Привлекательность народной приватизации – она не такая высокая.

– То есть возможность была дана, и она до сих пор не использована?

– Да, она до сих пор не реализована. 

– Давайте перейдём к житейским вопросам, то, что понятно для любого белоруса, а не только для людей с экономическим образованием. Не «европейская» зарплата – то, в чём часто нас упрекают. В Беларуси по 500, как любят они говорить, но при этом забывают про очевидные вещи: про не европейское бесплатное образование и медицину, датируемые коммунальные платежи и транспорт, например. А если всё это монетизировать, зарплата будет «европейской»?

– «Европейская заработная плата» – понятие растяжимое. Один из кандидатов на пост Президента Республики Беларусь как-то сравнил экономическое состояние Беларуси со Швецией. Он говорил: «Мне нравится шведская модель». Сразу, когда сравнивают, то сравнивают уровень заработной платы: ВВП на душу населения, доступ к какой-то социальной инфраструктуре и так далее. Правда, немного забывают, что Швеция воевала, наверное, только при Карле, а мы по-прежнему ощущаем последствия и дыхание Отечественной войны.

– То есть у нас десятки, а у них сотни прошли после последней войны.

– Несколько таких индикаторов: доля налоговой нагрузки на ВВП у Швеции – около 44%, у нас – 25-26%. Это как один из элементов. При этом основные расходы государства – это расходы на реализацию социальных программ. Вы правильно говорите, если монетизировать то, что мы получаем бесплатно, а житель европейской страны, как правило, либо через страховые механизмы либо через прямую оплату таких услуг вынужден оплачивать, то разница всё равно есть. К сожалению, так получилось, что мы строим своё государство всего лишь чуть менее 30 лет, и по историческим меркам этот период совсем малый. Мы начинали, по сути, с трагедии, потому что развал Советского Союза – это экономическая, политическая, социальная, психологическая трагедия.

– Так сколько? 

– Мы могли бы и сегодня обеспечить заработную плату в 1000 долларов. Но при одном условии – за медицину придётся платить, за образование придётся платить, за транспорт придётся платить, за коммуналку придётся платить.

– Наша многовекторная политика так или иначе тесно связана с экономикой. Америка, Китай, Россия, Европа. Президент во время Послания отметил, что с нами хотят иметь дело самые ответственные мировые игроки. Заметьте, не страны, а игроки. Почему это не всегда тождественно?

– Глубокий, конечно, посыл. Основной инвестор сегодня – транснациональный. Крупнейшие и богатейшие компании сегодня – транснациональные.

 Почему транснационалам интересна Беларусь?

– Беларусь – спокойная страна с прогнозируемой политикой, с отличным кадровым потенциалом. У нас сегодня те выпускники, которые заканчивают школу, они к 30 годам – это 80% – будут иметь неплохое высшее образование.

– Востребованное образование.

– У нас сегодня есть компании, которые имеют конструкторское бюро до 1000 человек. В «Амкодоре» 400 человек в научно-техническом центре, который сейчас открыт. Они консолидируют свой потенциал конструкторский – там 400 человек конструкторов.

– По сути, это тех, кто придумывает.

– Да, те, кто даёт инновационный продукт. Это люди, которые не приехали из-за рубежа. Это люди, о которых Президент говорил в своём Послании. Мы дали отличное образование. Мы сохранили сферу нашей деятельности. Наши вузы входят в рейтинговые списки.

– Раз вы вспомнили про вузы, то у некоторых наших вузов есть ещё возможность проводить социологические исследования. Они для этого аккредитованы. Все последние социальные опросы, если мы говорим о выборах, показывают реальный уровень доверия Президенту, и его электоральный рейтинг значительно превышает тот, который нам пытаются нарисовать в интернете – 78% уровень доверия. Я понимаю, что это не электоральный рейтинг, это оценивается и опыт, и умение принимать решения и так далее. Почему Президент остаётся самым популярным политиком?

– Исходя из его личностных качеств, исходя из его опыта. Президент уже зарекомендовал себя, показал себя эффективным менеджером. Наша экономика растёт, наши международные рейтинги повышаются. Причём по некоторым из них мы входим в число лидеров. С этим сложно очень спорить, можно что-то напридумывать только лишь. Иногда даже открыто врать. И технологии информационного давления включают в том числе (не только у нас, но и в Украине, России). Только реальное количество голосов может сказать: вот в эту кампанию, какой уровень доверия. Не совсем моя сфера, но, тем не менее, я стараюсь как гражданин следить за тем, что происходит сегодня в информационном поле не только государственных СМИ, но и в альтернативных источниках. Конечно, меня поражает степень разнузданного информационного давления, неправды, натягивания фактов и обсасывания какой-то ситуации по несколько раз, вот с тем же Белгазпромбанком, например. Никакие аргументы на этих людей не действуют. Думаю: неужели та информация, которая была представлена, не доходит до ума отдельных личностей? Или это деньги перевешивают?

– Имеющий уши да услышит, если он хочет услышать. Валерий Иванович, заканчивая именно этот вопрос, вчера было интервью с Гордоном Президента. Гордон потом говорил журналистам, что Президент – мастодонт, в том плане, что он действительно самый опытный политик и не только на постсоветском, но и на европейском пространстве с точки зрения количества лет управления страной. Он имеет колоссальный опыт. Почему-то когда мы в другой профессии говорим, что человек много лет работает и имеет опыт, то это воспринимается как безусловный плюс. Давайте проводить параллели, в конце концов. Последний вопрос. Известные всем слова: «Мы выбираем, нас выбирают, как это часто не совпадает». Почему некоторым так сложно признать, что если выбирает большинство, то их выбор как минимум нужно уважать и принять?

– Мне, наверное, сложно будет ответить на этот вопрос. Нельзя, конечно, жертвовать и мнением меньшинства, если оно конструктивно, выверенное и не является каким-то популистским представлением нашего будущего, то ли это незнание ситуации. Вот один из кандидатов сейчас говорит, что наша команда готова взять под управление одно из неэффективных предприятий и называет в качестве неэффективного предприятия МТЗ. Позвольте, МТЗ – абсолютно прибыльное предприятие с заделами, которые я даже публично не могу назвать, поскольку они там составляют не только коммерческую тайну, но и тайну другого свойства. Но это предприятие работает сегодня эффективно: там эффективный менеджмент, открываются новые рынки, абсолютная удовлетворённость покупателей наших моторов. Хотя порядка пяти лет назад ситуация была совсем другая.

– То есть получается обычное незнание и непонимание.

– Один из кандидатов говорит, что давайте в общий стаж включим время нахождения наших матерей в декретном отпуске, время службы в армии и время обучения. Позвольте, это всё давно реализовано. Служба в армии уже с 1 января включена и в страховой стаж. Поэтому то ли это незнание, то ли это целенаправленное раскачивание ситуации. Особенно меня просто раздражают призывы к санкциям в отношении страны и её руководства, членов избирательных комиссий.

Это единственное, на что всегда делается упор – создать отрицательный имидж страны.

– Как, будучи патриотом и заявляя о своём желании сделать страну лучше, можно навлекать на неё такие беды.

– Знаете, Валерий Иванович, подытоживая наш разговор, наверное, нужно сделать упор на то, что вы сказали: настоящий патриот, гражданин своей страны, он не будет пытаться сделать своей стране плохо. Очевидно, мы понимаем, о чём мы говорим сейчас. Поэтому давайте пожелаем и друг другу, и нашим телезрителям, и вообще всей Беларуси, чтобы этот сложный этап жизни страны прошли всё-таки, не скажу, легко, но достойно. Чтобы каждый для себя это понятие обозначил и принял правильно, принял правильное решение во благо страны. Я благодарю вас за этот разговор. Удачи нам!

– Спасибо, Марат Сергеевич.

– Спасибо вам.

Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен и Telegram

География:
Новости Минска