Стоит ли запрещать секонд-хенды в Беларуси? Мнения продавцов, производителей одежды и покупателей

Стоит ли запрещать секонд-хенды в Беларуси? Мнения продавцов, производителей одежды и покупателей

Где белорусы одеваются? Кто-то «купляе беларускае», другие ходят в торговые центры за так называемым «масс-маркетом», третьи ездят за границу, четвёртые по-прежнему «затариваются» на рынке… 

А есть те, кто покупают б/у одежду в секонд-хендах. И им не важно, что эти вещи уже кто-то носил. Однако действительно ли вещи эти б/у? Специалисты концерна «Беллегпром» проанализировали ассортимент секондов и пришли к выводу: в таких магазинах часто продают новые товары. При этом владельцы секондов уверяют: это не так! Ещё летом прошлого года глава концерна Татьяна Лугина заявила о необходимости «урегулировать работу секонд-хендов». На этот раз «Беллегпром» предлагает вовсе убрать их из крупных городов. Обеспокоенность концерна вызывает популярность таких магазинов среди белорусов: в прошлом году секонды ввезли в страну одежды на 78 миллионов долларов. 


Свежий пример популярности таких торговых точек среди белорусов: до открытия магазина секонд-хенд ещё полчаса, но возле входа, несмотря на холод, ждут десятки людей! Ещё бы! Сегодня новое поступление!  Из-за этой очереди ощущение, что машина времени перенесла нас в СССР. Многие, завидев камеру, отворачиваются. 

Фарцовка – сленговое название запрещённой в СССР подпольной перепродажи труднодоступных или недоступных рядовому советскому обывателю дефицитных импортных товаров. В основном предметами предложения и спроса фарцовки выступали одежда и аксессуары.

Отличить фарцовщика от простого покупателя легко. В основном это студенты, сразу берут много брендовых вещей и покупают их без примерки, а дальше продают сами (через интернет), конечно, уже совсем по другим ценам. Для студента, говорят, отличный заработок. 

Дёшево, качественно, модно, еще в секондах есть большие размеры, которые так трудно отыскать в магазинах… 

Юлия Казак, администратор магазина одежды секонд-хенд: «Сейчас уже весна, поэтому больше берут майки, юбки, платья, ветровки. Всегда брюки, джинсы в спросе, это всегда ходовой товар».

Корреспондент ОНТ решил провести свой эксперимент: сравнить цены на обычную белую женскую футболку. В секонде такая маечка одной известной итальянской марки эконом-сегмента стоит всего три рубля! Новая майка той же фирмы – почти в 14 раз дороже – 41 рубль. Похожая футболка, как пишет продавец, «итальянского качества» стоит 36 рублей. Есть и за 98… Что-то подобное нашли и у белорусского производителя. Стопроцентный хлопок. Цена вопроса: десять рублей. Вот и получается: покупатель голосует рублём. 

Только в прошлом году открылось 219 секонд-хендов! «Беллегпром» настаивает: нужно урегулировать их деятельность. Если не закрыть, то хотя бы… перенести. 

Татьяна Лугина, председатель концерна «Беллегпром»: «Закрывать или не закрывать – мы свои предложения говорили и будем говорить. Но некое регулирование данного вида торговли мы всё равно предлагали и будем предлагать. Возможно, если не закрытие, то, по крайней мере, вынос из каких-то областных городов, крупных городов, с центральных улиц. Мы за честную конкуренцию. Если наши предприятия выдерживают все техрегламенты, требования, мы проверяем на все показатели безопасности одежды, поэтому и на рынке хочется, чтобы все аналогично работали».

Свои предложения по защите внутреннего рынка «Беллегпром» передал в Совмин. Да, доступная одежда – хорошо, но и конкуренция должна быть честной. Ведь наши предприятия налоги платят в полном объёме. И там тоже работают наши люди, которым тоже надо платить достойную зарплату. По данным «Беллегпрома», в прошлом году отраслью произведено продукции на 880 миллионов долларов. Чтобы было понятнее: на каждого белоруса выпустили больше 13 квадратных метров ткани! Однако, далеко не все эти метры носят белорусы. Более 55% продукции на сумму почти полмиллиарда долларов ($484 млн) экспортировали в 60 стран! В то время как «свои» одеваются в «заграничное». Такой вот круговорот. В «Беллегпроме» считают: это неправильно!   

Заведующая магазином одежды секонд-хенд Елена Можетская уверена: бороться нужно не с секондами, а с азиатскими магазинами, которые в народе называют «тюбетейками». Прежде чем попасть в её магазин, эта одежда дважды проходит проверку (в Европе и в Беларуси), чего не скажешь о вещах, которые везут с востока через границу ЕАЭС. Еще репутацию секондам портят небольшие организации, ИП, которые под видом секонд-хенда могут завозить сток (остатки складского и магазинного товара, обычно из Европы). 

Кто прав, кто виноват? Очевидно: каждый отстаивает свои интересы. Точнее, свой бизнес. Возьмём для примера компанию, которая позиционирует себя как первого импортёра стоковой одежды в Беларусь. 12 лет на рынке. Везут вещи из Италии, Франции, Дании. Отсюда они разъедутся по нашим так называемым бутикам. Каждая вещь, показывает нам Татьяна Чиж, сертифицирована, завозили как новую одежду, не под видом секонда! Отсюда и цена…

Татьяна Чиж, управляющий компанией-импортёром одежды: «Это юбка итальянского бренда – цена меняется при растаможке, возрастает в 2-2,5 раза. И в итоге получается, что у нас изделие стоит приблизительно так же, как у изготовителя в магазинах актуальной коллекции, но у покупателя есть выбор. Он может купить одежду дешевле. Раз мы продаем её уже 12 лет, то эта одежда тоже пользуется спросом, несмотря на высокую цену».

И хотя, признаёт Татьяна, в последние годы покупателей стало меньше, спрос всё равно остаётся. Как говорится, на каждый товар свой купец. Импортёр стоковой одежды призывает всех участников рынка: вместо того, чтобы чинить препятствия друг другу, приглядеться к маркетплейсу. Именно за интернет-продажами будущее. При этом здесь как раз-таки сложнее что-то регулировать. Что касается секондов, в Министерстве антимонопольного регулирования и торговли нам ответили: мыслей и инициатив что-либо запрещать в этом сегменте у них нет. Пока нет.

Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен и Telegram