ВИА «Пламя» снова поёт советские хиты, но к легендарному ансамблю коллектив не имеет отношения. Кто присвоил чужую славу?

ВИА «Пламя» снова поёт советские хиты, но к легендарному ансамблю коллектив не имеет отношения. Кто присвоил чужую славу?

Слышишь песню, вроде бы и слова знакомы и мелодия, но никогда нельзя быть уверенным, что это именно та самая песня. Жители некоторых городов Беларуси своими глазами видели – популярный некогда ВИА «Пламя» снова поёт советские хиты! «Снег кружится», «Не надо печалиться». Всё так близко и знакомо, ностальгия берёт своё. Но легендарный ансамбль, говорят, уже не тот. Одни поют, другие уверяют – присвоили чужую славу! В Беларуси и России репортёры «Субботнего выпуска» встретились с разными героями одного известного ансамбля.


Артисты легендарного ансамбля «Пламя» смотрят запись выступления ансамбля «Пламя» в городе Жодино. Только на сцене не они, а коллектив, созданный всего два года назад. 

Ирина Шачнева, солистка, музыкальный руководитель, председатель художественного совета ВИА «Пламя»: «Я, когда эти высказывания слышу, – они были в Афганистане, они были там-то, где-то на фестивалях. Это правда, они украли нашу историю. Это не просто воровство, это просто ужас какой-то».

Ирина Шачнева – мелодичный, певучий и единственный женский голос «Пламени». На афишах тех, кто сейчас прокатился с концертами по Беларуси, в том числе и её лицо. Весь золотой состав на плакатах, такие же развешивают и по всей России, на заднем плане. Чем не повод обмануться? Мы тоже решили посмотреть выступление в ДК «БелАЗ». Получилось, правда, не сразу. 

С чем связана закрытость, стало понятно позже, когда в Москве участники «единственного» «Пламени», как они о себе говорят, рассказали: войне с «Новым Пламенем» (чтобы не было путаницы, будем называть их так) не один год. И накануне концертов в Беларуси музыканты действующего ансамбля пытались их отменить. Но просто не успели. Волна негодования артистов, видимо, дошла и до организаторов, которые вполне могли и не знать о сути конфликта. О нём – в двух словах. 

В этой истории вначале, действительно, было имя. Свою историю артисты, которые в 75-м из знаменитых тогда «Самоцветов» решили уйти в самостоятельное плавание, начали с обсуждения названия. Для советских чиновников, которые тогда давали разрешения на концертную деятельность, нужно было что-то убедительное. Чтобы никаких намеков на Запад, или, чего хуже, конкретно на «Битлз». И тогда появилось «Пламя» – очень прямая и недвусмысленная констатация идеологической принадлежности к эпохе. Название придумал Сергей Березин. Он долгое время руководил легендарным ансамблем, права на творческое наследие принадлежали именно ему, и его роль в том, что случилось, не последняя. Даже в начале 90-х, когда коллектив фактически распался (сейчас говорят – ушел в творческий отпуск), Березин собирал концерты с репертуаром легендарного ВИА. Потом пробовал себя с другой группой – «Нескучный сад», но люди хотели именно «Аты-баты», «На дальней станции сойду», «Снег кружится» и «Лабиринты».

Виктор Аникеенко, «эталонный» солист знаменитого ВИА, вместе с группой попал в творческий лабиринт, когда заболел Сергей Березин. Последний раз, пусть и в усеченном, но в «золотом составе» «Пламя» выступило, как раз в Минске во Дворце Республики, на концерте в честь Дня защитника Отечества. Руководитель «Пламени» уходил долго, пару лет ансамблем, правда, никто серьёзно не занимался. Появлялись разные команды бывших солистов – «Пламя 2000», «Сияние пламени», «Звезды пламени». Никто из них не решался полностью присвоить себе имя того самого коллектива. И авторы всё равно продолжали нести артистам свои песни.

Вокруг «Пламени» не на шутку разгорелось, когда основатель ансамбля умер. Артисты спустя полгода хотели закрепить за собой право на наследие. Оказалось, что даже имени у них теперь нет. Оно принадлежит совсем другим.

В 2017-м товарный знак «Пламя» удалось зарегистрировать на себя Юлии Ариничевой. Руководитель новоявленного ВИА (она здесь ещё и в роли солистки) и привезла коллектив в Беларусь. Может, поэтому в Жодино артисты «Нового Пламени» были не очень разговорчивы. 

Но всё же гастролеры сменили гнев на милость. И рассказали, что конфликта-то, по их словам, никакого нет.

«Мы же не говорим, что мы единственные и главные, мы не присваиваем себе пальму первенства, мы только желаем им творческих успехов».

А вот здесь участники новосозданного коллектива лукавят. Помните фотографии «золотого состава» «Пламени» на афишах? И вот ещё один документ. Он не только запрещает артистам называться «Пламенем», но и давать концерты или публично называть себя бывшими участниками коллектива. Причем запрещает это делать не только живым, но и мёртвым.

Виктор Дегтярев, ударник, председатель Совета творческого коллектива ВИА «Пламя»: «Она умудрилась, не зная нашей истории, упомянуть трех участников, которых уже нет в живых, она угрожала, но это не значит, что она может предъявить претензии. Потому что у меня есть документ, подтверждающий, что я участник ансамбля "Пламя", у нее такого документа нету, и ни у одного участника ее ансамбля такого документа нету и быть не может».

На языке юристов, произошла намеренная подмена понятий. Товарный знак не даёт права на наследие, а тем более на творческую преемственность. Т.е., например, спички «Пламя», плиты «Пламя» они делать могут, но никак не выдавать себя за легендарный коллектив.

А вот на надтреснутый и хрипловатый голос зрители шли в конце 70-х и в 80-е, когда Вячеслав Малежик работал в «Пламени». «На Одере» – одна из его первых песен для ансамбля. Тогда худсоветы долго не пропускали песню на сцену, мол, человек, не переживший войну, не может о ней писать. А сейчас, говорит, так легко, даже не работая в коллективе ни дня, можно просто взять и присвоить всю историю легендарного ВИА.

Вячеслав Малежик, заслуженный артист России: «Жалко, что народ ловится на суррогат, а от поедания суррогата выпадают зубы. Понятие "звезда" - это все-таки вневременное понятие, и зрителям будет интересно посмотреть, как с годами мы изменились, чего мы можем, а думаю, что мы можем много, во всяком случае, я придумал песню, я покажу ее ребятам, может, она им полюбится. Мы ее запишем и тогда приедем в Беларусь».

Но перед этим коллективу предстоит юридическая война – вернуть себе и название и репертуар. Они готовы к судам. Собирают документы, доказательную базу. И репетируют. Потому что верят: истинное «Пламя» загорится снова совсем скоро. Искра-то ещё есть!

Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен и Telegram

Корреспонденты:
Светлана Карульская