​Школьник из Борисова после укола антибиотика оказался в реанимации – врачи борются за его жизнь

11-летний мальчик, который 20 января в Борисове попал в реанимацию после укола антибиотика, остаётся в больнице. Состояние медики оценивают как тяжёлое.

Врачи борются за его жизнь. От отделения реанимации не отходят родные Вани. Это уже второй случай анафилактического шока за неделю от одного и того же препарата. Есть ли связь? Можно ли защитить себя и своих близких от подобного? И главное – удастся ли спасти Ваню?

Самостоятельно Ваня дышать не может – за него это делает аппарат. Пульс и давление поддерживают медикаментами. Мальчик – в тяжёлом состоянии. У него пострадали практически все органы, в том числе и головной мозг. К таким последствиям привела попытка избавить ребёнка от обычного кашля. Антибиотик цефтриаксон, растворённый в однопроцентном лидокаине, ему вколола бабушка.

Людмила Волкова, бабушка Ивана: «Я не пустила в школу, вызвала врача. Она сказала, поколите. Я говорю, давайте сделаем ему рентген, потому что он кашляет до рвоты, рвота у него – я стала подозревать. Я сама вырастила четырёх сыновей, и внуков и знаю, как это. Спросила. Сказали – поколите, а в понедельник сдадите анализ крови».

Через несколько минут после инъекции ребёнок стал задыхаться.И на глазах у родителей просто рухнул на пол.

Николай Волков и Агнесса Щербакова, родители Ивана: «Паника, шок и всё – начал терять сознание. Мы начали искусственное дыхание делать, массаж сердца и всё – быстренько на машину и сюда. Я его с самого детства колола сама, и никогда у него реакции – он аллергиком не был. У него никогда не было ничего, я его сама колола, даже без врачей колола».

До инъекции, говорят врачи, у Вани был трахеобронхит – тяжёлый воспалительный процесс в бронхах, трахее или бронхиолах. Сейчас дела куда серьёзнее. Что именно привело к таким последствиям – антибиотик или анестетик лидокаин – сказать сложно.

Сергей Придыбайло, заведующий отделением анестезиологии и реанимации Борисовской центральной районной больницы: «Этого сказать не может никто, с одинаковой долей вероятности и то, и другое – любое вещество в состоянии вызвать аллергию. Чем быстрее мы прикладываем руки к таким пациентам, тем лучше прогноз».

Врачи говорят: такие случаи – один на миллион. Но Ваню реанимировали в пятницу, а в понедельник в фельдшерском пункте Молодечненского района тоже от инъекции цефтриаксона и лидокаина скончалась 31-летняя женщина. Ольга Бабкевич, медик по образованию, отказалась от таблеток и попросила сделать именно укол антибиотика, который вроде как принесла сама. В деталях сейчас разбираются следователи, Минздрав использование цефтриаксона и лидокаина ограничил в связи с «единичным случаем тяжёлой нежелательной реакции».

Специалисты поясняют – тяжёлые формы аллергии будут фиксировать столько, сколько человечество будет принимать какие-либо препараты. Да и веществ, которые могут вызвать нежелательную реакцию, много – от цветочной пыльцы и цитрусовых до укуса пчелы. К тому же, пациент может годами принимать, скажем, пенициллин до тех пор, пока в организме не накопится его предельная концентрация – и тогда неожиданно начнётся аллергическая реакция.

Елена Богдан, начальник Главного управления организации медицинской помощи Министерства здравоохранения Беларуси: «И действие, и само проявление анафилактической реакции, что при антибиотиках, что при других лекарственных средствах, что при пищевых продуктах – сама по себе реакция и клинические проявления выглядят одинаково».

Правил, как избежать тяжёлой аллергии, несколько. Главное – знать и сообщать лечащему врачу, какое лекарство организм не переносит, не заниматься самолечением, а при первых признаках аллергии – отправляться в поликлинику или вызывать «скорую».

В любой больнице есть «укладка анафилаксии» – чемодан со всеми препаратами, которые могут понадобиться для локализации аллергии. И есть он в каждом отделении, где ведётся приём лекарств. Каждый врач в своей жизни сталкивается с резкой аллергией у пациента, где и из-за какого препарата это случится – неизвестно. Бывали случаи, когда смертельно опасные приступы случались в кресле у стоматолога.

Иван Кунаш, заместитель главного врача 2-ой городской клинической больницы Минска: «Необязательно на антибиотики, и на другие препараты: на нестероидные противовоспалительные препараты, бывает на инъекционные, бывают на пероральные. Даже на таблетки бывает реакция».

Слухи о якобы некачественности цефтриаксона медики развеивают: в Молодечненском районе пациентке ввели лекарство белорусского производства, а мальчику из Борисова, по предварительным данным, ввели российский препарат, купленный за пределами страны. Не было и классической ошибки самолечения, когда ребёнку просто ввели не то лекарство – при трахеобронхите нужно вводить именно раствор антибиотика. Врачи говорят – остаётся ждать.

Состояние Вани по-прежнему остаётся тяжёлым. Врачи с прогнозами не спешат: сколько ещё ребёнок пробудет без сознания – неизвестно. Но родные надеются на лучшее и будут находиться здесь столько, сколько потребуется.

Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен и Telegram