Российская нефть: соглашения пока не подписаны. Что будет дальше?

Российская нефть: соглашения пока не подписаны. Что будет дальше?

Поставка (точнее, не поставка) нефти из России – одна из самых горячих тем начала года. Минск и Москва до сих пор не договорились о контракте на углеводороды и о тарифе на транзит нефти в Европу через Беларусь.


Наши нефтезаводы продолжают работать на запасах сырья, а также на объёмах поставок от компаний российского бизнесмена Михаила Гуцериева. На неделе (кстати, уже после отставки российского правительства) состоялся очередной раунд, который пока не привел к подписанию соглашений.

Что будет дальше? Беларусь активно ищет альтернативные пути импорта углеводородов, называются даже конкретные страны-партнёры. Версий много. 

Политический обозреватель ОНТ Игорь Тур уверен – режим тишины в переговорном процессе говорит о том, что компромисс всё ближе. Откуда такая уверенность?

Есть множество версий. Но они начинаются в точке принятия решения Россией о налоговом манёвре. Точка эта, по мнению Игоря Тура, не совсем верная, следовательно, неверные и выводы. Вот его версия. 

Сразу оговоримся, что не рассматриваем политические версии причин приостановки поставок нам нефти. То есть мы не про углубленную интеграцию, а строго про экономику. Хотя политика в этой логической цепочке тоже будет. 

Начать предлагаем с 2014 года. Крым и реакция на эти события со стороны Евросоюза и США, то есть санкции, под которые попали «Роснефть», «Транснефть», «Лукойл» и «Газпромнефть», в Россию были запрещены поставки оборудования для добычи нефти, начались споры с транзитёрами. Кремль ответил контрсанкциями. Об этом говорил наш Президент: «Путин гордо вложил миллиарды долларов».

Это вообще в целом стратегия России: гордо справляться самим. Сами себе запретили швейцарский сыр, но вложили деньги, освоили его производство – и теперь импорт им и не нужен. С точки зрения самодостаточности экономики стратегия эта хорошая, но долгая и дорогая. Отсюда проблемы России в социальной сфере: низкий уровень зарплат в регионах, непопулярные решения правительства Медведева и другое. Для финансирования замысла «мы всё сможем произвести сами и будем продлять контрсанкции как можно дольше» нужны деньги. Много денег. И снова к нефти.

Проблема в том, что компании по добыче и переработке нефти на территории России не совсем российские, далеко не полностью принадлежат государству. Значительная часть акций принадлежат частникам, то есть олигархам. Которые в меньшей степени думают про гордость, а предпочли бы гордо зарабатывать больше. Тогда и был придуман «налоговый манёвр». Россия пополняет свой бюджет от нефти двумя способами: налогом на добычу и налогом на экспорт углеводородов. Налоговый манёвр переносит всю нагрузку на нефтяную скважину. И нефть для внутренних НПЗ становится такой же дорогой, как и для внешних потребителей. Зачем поднимать цены для «своих»? Опять же, концепция самодостаточности – российские компании будут вынуждены развивать переработку нефти и получать сверхдоходы от, скажем, бензина. И ещё нюанс. Независимые нефтезаводы России, работая с дорогой нефтью, будут уходить в минус и «продаваться» ведущей семёрке крупных игроков. И это уже происходит.

Рядом Беларусь, которая ушла вперед в процессе модернизации своих НПЗ. И их наверняка российский бизнес сейчас готов купить по любой цене. Но не об этом. Вот что говорил на неделе первый вице-премьер Дмитрий Крутой.

Дмитрий Крутой, первый заместитель премьер-министра Беларуси: «В условиях реализации налогового маневра и ежегодного увеличения стоимости нефти для Беларуси за счет уменьшения таможенной пошлины платить премию российским нефтяным компаниям в том размере, в котором мы договаривались это делать в 2011 году, сегодня не имеет никакого смысла. Это просто экономически нецелесообразно».

Премия – это $10 за тонну для российских экспортёров. Крутой говорит о том, что если налоговый манёвр перекладывает всю нагрузку на добывающие компании, за что доплачивать экспортёрам – они ведь избавлены от налогового бремени? С точки зрения логики – это правильно, но олигархи будут сопротивляться. 

И вот самое главное – поиск Беларусью альтернативных источников нефти. Александр Лукашенко в последний день 2019-го ставит задачу найти эти альтернативные источники, во вторник Крутой уже говорит о конкретике.

Дмитрий Крутой, первый заместитель премьер-министра Беларуси: «Все коммерческие службы наших заводов, Белорусской нефтяной компании находятся на переговорах практически в ежедневном режиме. Думаю, здесь мы тоже скоро получим альтернативные варианты поставки конкретной нефти. Все возможные страны: и Украина, и Польша, и страны Балтии, и Казахстан, Азербайджан».

Позже конкретики добавляет латвийский премьер.

Кришьянис Кариньш, премьер-министр Латвии: «С одной стороны, можно экспортировать из Беларуси через латвийские порты нефтепродукты. Но можно обсуждать и другую возможность – импорт нефти со всего мира через Латвию в Беларусь. Мы обсуждаем уже такие возможности. Конечно, компаниям нужно исследовать этот вопрос, потому что бизнес должен быть взаимовыгодным. Здесь мы видим большие возможности для Латвии и Беларуси». 

Литва ещё видит, Азербайджан и другие страны – это бизнес. Но в бизнесе есть понятие имиджа – и теперь вернёмся к России.

Имидж у России на мировой арене после того же 2014 так себе. Кремль при этом не переживает и придерживается сдержанной, но жёсткой риторики. Во всём, кроме поставок нефти и газа. В любом своём европейском выступлении Путин подчёркивает: вы можете к нам относиться как угодно, но в плане энергоресурсов Россия на континенте – надёжный и безальтернативный партнёр. И если вдруг Беларусь найдёт альтернативу – это будет удар по имиджу Москвы в самой чувствительной сфере. Это усложнит переговоры Кремля с другими покупателями. И это будет гораздо дороже, чем поставлять Беларуси нефть по нормальной цене.

Но не спешите винить Путина – договариваясь с Беларусью, ему нужно параллельно договариваться с частными владельцами акций компаний нефтяной сферы. То есть олигархами. Которые не хотят терять прибыль от белорусского направления. И когда Александр Лукашенко говорит, что с российским президентом у него взаимопонимание – это правда. То, что при этом контракт на нефть не подписан, – это уже внутренние разборки в Кремле. Которые закончатся – уже «Транснефть» намекает, что балансы поставок углеводородов для Беларуси не пересматривались. 

Договориться с Беларусью важно для имиджа России. Кремль можно понять в той части, что просто уступить нам и принять все условия Минска – тоже для имиджа так себе. Поэтому ищется компромисс. Форма его будет, скорее всего, сложная. Но чем ближе мы к альтернативной нефти, тем ещё ближе мы к нефти российской. По нормальной цене.

Конечно, это только версии. За ситуацией с нефтью мы будем пристально следить. 

Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен и Telegram