Протесты и задержания: что происходит в России после суда над Навальным?

Протесты и задержания: что происходит в России после суда над Навальным?

Из Европы и даже из-за океана сегодня звучат призывы освободить Навального. Не стесняясь при этом пресловутых двойных стандартов, а они даже в интернете. В то время, как контент о протестах в США популярные соцсети блокируют, российские незаконные акции, наоборот, в топах просмотров. Реакция Кремля: несанкционированные протесты должны жёстко подавляться. Чего стоят попытки протестующих перекрыть движение транспорта в Москве – сценарий до боли похож на белорусский. Как, собственно, и реакция на события мирового сообщества. Для одних Алексей Навальный – обычный преступник, для других – сакральная политическая жертва. 


Выйдет или не выйдет? Именно этот вопрос был главным в российской информационной повестке во вторник. И речь, конечно, не про знаменитого сурка из культовой комедии, действия которой как раз и происходили 2 февраля. Совпадение или нет, но пристальное внимание СМИ было нацелено на события, которые развивались в Мосгорсуде – там слушали дело Навального. 

На Западе этот процесс рассматривают как сугубо политический. Российские же власти подчеркивают: есть только криминал, серые схемы и тёмные дела. Раньше не задерживали – думали, Навальный исправится. Но многочисленных журналистов – российских и иностранных – уже мало интересовали детали самого судебного дела. Интрига была в другом: дадут ли реальный срок? Если да – то какой? Вердикт суда – 2 года 8 месяцев с учетом домашнего ареста. 

Был, впрочем, еще один вопрос. И, пожалуй, главный – что дальше? И если учитывать, что Навальный воспринимается уже не как человек (неважно, честный или преступный), то дальнейшие действия прогнозируемы. «Немецкий пациент» стал символом, точнее, жертвой – сначала цинично отравленной, потом лишенной свободы и, наконец, осужденной. А значит, надо поднимать волну и «навалиться» на власть со всей силой народного негодования: чтобы вызвать бурю, бучу, «навальницу». И тут же звучат призывы выходить, сигналить, перекрывать.

К такому развитию событий российские власти были готовы. «Перемен» если и начинали требовать знакомой мелодией из автомагнитол, то быстро смолкали. 

С собой у силовых органов были огнетушители, чтобы с самоподжогами справляться, и ружья, чтобы дроны посадить с небес на землю. C небес на землю быстро возвращали протестующих, ведь акции не были согласованы. А значит, закон нарушен. Если сначала установки были мягкими, то при необходимости тактика менялась кардинально – через секунду силовики действовали так, как их учили: жестко и бескомпромиссно. 

Для Беларуси многое из того, что происходит сегодня в России и правда напоминает «день сурка». Призывы и лозунги, давление на силовиков и манипуляции молодежью, которую зовут в первые ряды сцепок и баррикад – всё это было, видели, проходили. И выводы тоже сделаны. 

Николай Щекин, заведующий отделом социологии государственного управления Института социологии Национальной академии Наук: «Беларуси надо готовиться к полномасштабной, глубоко эшелонируемой цифровой войне. Наверное, совместно с Россией, может быть, в рамках Союзного государства, может быть, в рамках ЕС. Необходимо готовить информационно цифровые платформы, потому что это очень дорогостоящие игрушки. Необходимо вносить коррективы сейчас в концепцию информационной безопасности, национальной безопасности, это первое. Второе – следует государствам проявить гибкость и настойчивость в идеологической работе. Мы видим, что молодежь затянута в буквальном смысле в эти информационные карманы, она воспринимает жизнь реальную нереальными методами, цифровыми. И поэтому живет своими иллюзиями. Вот, наверное, здесь у нас еще очень много работы предстоит, сделать все возможное, чтобы молодежь вытаскивалась из такого информационного локдауна промывки мозгов».

За судом над Навальным на Западе следили не только через объективы фото- и телекамер. К Мосгорсуду приехали полтора десятка машин с дипломатическими номерами. Такое внимание – это больше, чем просто коллективное любопытство, это явное вмешательство во внутренние дела России с попыткой срежиссировать концовку. И это подтверждает то, что приговор – не финал. Будут новые серии и повороты – за протестной зимой в России последуют жаркие весна и лето. И наступит похолодание с Западом. Чтобы это понять, необязательно быть сурком-метеорологом. 

 

Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен и Telegram