Почему «беглые» возненавидели друг друга и зачем оппозиции радикализация протеста? Рубрика «Будет дополнено»

Почему «беглые» возненавидели друг друга и зачем оппозиции радикализация протеста? Рубрика «Будет дополнено»

У белорусской оппозиции есть один простой принцип, который активизируется каждую весну. Звучит он приблизительно так: пока две стороны грызут друг друга, вперёд пытается вырваться третья. Собственно, это основа всей демократии, которую так хотели бы видеть отдельные граждане. И даже нам, госСМИ, порой прилетает претензия, мол, вы рассказываете, но всё запутанно, непонятно, кто с кем и против кого. Ну, извините, каких-либо устойчивых коалиций у них не бывает. Меня зовут Игорь Тур, и я дополню тему.


Начну с Ольги Карач, алчность и желчь которой вносит больше всего разлада в лагеря беглых, просто пока не все это осознают. Вы наверняка видели, что идею штаба Тихановской об очередном фейковом голосовании она назвала «фальсификацией в руках фальсификаторов». 

Причём публично госпожа Карач, комментируя семимесячную идею Вильнюса, углы сглаживала. А вот в чуть менее публичном чате была категорична, назвав Тихановскую «предателем белорусского народа». 

Я бы вас, Ольга, поправил: не белорусского народа, а литовского. Так, согласитесь, гораздо точнее. Но вот пока грызутся между собой Карач и Тихановская, воспользоваться этим решила третья принцесса – Латушко. Пал Палыч резко зачастил на всякие zoom-конференции, и его условие – без представителей штаба Тихановской. А так ведь дружили раньше! 

Ну, очевидно, что человека, который нам сливает информацию, они не нашли. И что-то мне подсказывает, даже не искали. Забавно то, что беглые грохнули из конференции каких-то совершенно случайных и невиновных людей, которых мы знать не знаем. Ну, демократия, чего тут добавить-то? Из интересного. Подконтрольные Латушко телеграм-каналы в скором времени будут дико врать. 

Вячеслав Жуков: «Как вы относитесь к такому средству борьбы, как дезинформация? Например, запускать фейки и слухи для запугивания отдельных злодеев, дезориентировать карателей, деморализовать ябатек? Пока что это средство, на наш взгляд, мало используется».

Павел Латушко: «Пока мы этого не использовали». 

Вячеслав Жуков: «А как вы вообще относитесь к этому?» 

Павел Латушко: «Я ответил: пока мы этого не использовали». 

Вячеслав Жуков: «Я понял». 

Ну, поняли и мы, учтём, как говорится. Но, господин Латушко, учтите и вы, что руки у ОНТ длинные. Вы, например, подготовили речь к одной дате, где рассуждаете о бесценности воздуха, делитесь впечатлениями от просмотра сериалов и снова – про «открытые к добру сердца». Переписывайте, это ни о чём. Далее. На неделе мы рассказывали о том, что есть связь между радикально настроенными Карач и Макаром и таким же жаждущим крови Вадимом Прокопьевым. И обещали их состыковать. Итак, ресторатор признаётся в экстремистской любви к Игорю Макару. 

Основа этой любви – чтобы было пожёстче на протестах. Ещё в июле мы говорили, что в толпе на мирном митинге всегда есть часть людей, настроенных на драку. В лучшем случае на драку. И этому никогда нет рационального объяснения, кроме как кровожадности. Вот дворы устами Жукова задают безобиднейший вопрос и вот что отвечает Прокопьев. 

Вячеслав Жуков: «Вадим, вам вопрос. Скажите, пожалуйста, как, на ваш взгляд, какая работа сейчас наиболее актуальна с нашей стороны?» 

Вадим Прокопьев: «С вашей стороны? Отловить несколько "фашистов" и *** (избить) их. И так делать каждую неделю». 

Вадим, вы хвастаетесь каким-то общением с силовиками, но ваши основные информаторы – это подполковник, два майора и капитан. Это несерьёзно и глупо. Равно как и глупо было пытаться через два ваших ресторана на Революционной (которые, впрочем, вашими никогда не были, но ваша идея – открыть их именно там) найти друзей на Городском Валу и в доме №17. Схема забавная, но дурацкая. И ведь именно попытка дачи взятки и стала настоящей причиной вашего бегства, верно? И никакой политики. Что же касается вашего совета дворам, то у меня для вас консолидированное предложение от силовиков, которые реально решают – приезжайте в среду в Беларусь. Вас пропустят на границе, за вами вечером и ночью никто не приедет. А 25 выходите на улицу и на личном примере покажите, как надо. В любом месте, в любое время, любые сотрудники. А то вы дворы науськиваете, а людям потом сидеть, и очень долго. А вы в Киеве продолжите пить свой мартини – разве это справедливо? Вы же любите обвинять всех в трусости – приезжайте, не будьте трусом. Далее. Вернёмся к Карач. 

Вячеслав Жуков: «Ольга, можете подробнее рассказать об вашей идее "открытых тюрем" в День Х?» 

Ольга Карач: «Мы к этому вернёмся после 25 марта, хорошо? Даже начало апреля, если можно. Я просто сейчас не хочу какие-то вещи говорить, чтобы не успели подготовиться». 

Ольга, уже подготовились, уже не прокатит, а ваши помощники здесь в понедельник-вторник будут задержаны. Да и сама идея вывести на улицу криминалитет ну совсем не демократичная. Теперь для зрителей – реальная причина, почему сейчас громче звучат призывы к радикализации. 

Ольга Карач: «Ситуация, скажем, с литовскими, кто добежал до Литвы… Она, скажем, не сказать, что хорошая, но и не самая плохая. Самая страшная ситуация сейчас по Украине. Ну и частично по Польше. Там вообще как-то всё очень плохо. Но я запишу, что методичку надо сделать. И не только методичку. Потому что там действительно много вопросов, которые надо решать. Там тоже люди в прямом смысле голодают». 

За рубежом кушать нечего, и кровавый путь – самый короткий, открывающий дорожку к новым грантам. Но это про тех, кто сам принял решение уехать, то есть это их проблемы. А что с теми, кто поддался на их призывы здесь? 

Ольга Карач: «Ситуация очень плачевная. И люди… доходит до того, что человек говорит: да, у меня муж сидит, он да, политический заключённый, но знаете – его в тюрьме хотя бы кормят. А вот меня с тремя детьми не кормит никто. И вот таких вот голосов звучит очень много. А это люди, которые, вообще-то, сидят за нас».

Уже без малого год все балаболят, что людям надо помогать. И делают это до сих пор – надо помогать, надо выручать, надо, надо, надо… Но это на балабольстве и заканчивается. Никто не помогал и помогать не будет – им там самим есть нечего. И самое страшное, что они прекрасно понимают – сейчас против них весь мир. Буквально.  

Потому что пока грызётся новая беглая оппозиция, со спины подобралась старая титульная. Все ведь сбросили со счетов всякие ОГП и прочих лебедек. А они почувствовали, что сейчас – шанс вернуть себе силу. У них ведь остались связи на Западе, и сейчас титульная оппозиция рвёт и мечет, доказывая, что молодняк подвёл кураторов, а с ними-то было всё нормально. Титульные хотят вернуть систему к равновесию: они в Беларуси, на рожон не лезут, спокойно пилят гранты и периодически отчитываются в Брюссель. Все были довольны, чего сейчас-то началось? После интервью Ивана Тертеля некоторые «старогвардейцы» сами вышли на связь с органами, мол, ребята, вы нас знаете давно, мы против крови, эти беглые совсем спятили, мы готовы сотрудничать и сдать все явки и пароли. И сдали. Знаете, как это всё называется? Политика.

Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен и Telegram

Корреспонденты:
Игорь Тур
География:
Беларусь