Нерест лосося можно наблюдать на белорусских реках благодаря усилиям волонтеров

4301

Все мы привыкли, что лососёвых у нас можно поймать только сачком в магазинном аквариуме или, в крайнем случае, на платных водоёмах. Удивительно, но факт: у форели в белорусском языке есть сразу несколько обозначений – «пяструха», она же «стронга». Что как бы намекает, для наших предков она – вполне обычный улов. Сегодня энтузиасты пытаются сделать так, чтобы это радужное, как форель, прошлое стало настоящим. Правда, преград на этом пути – множество. Впервые в «Субботнем выпуске» бег вверх по течению с барьерами в исполнении краснокнижных видов рыб и съёмочной группы ОНТ.  

Тартак на границе с Литвой рекой-то сложно назвать, совсем уж её немного, всего около трёх километров, начинается, как водится, с «голубого ручейка». Однако каждую осень раз за разом из далёкого Атлантического океана сюда приходит нереститься кумжа. Но только та, которая родилась здесь же. Рыба на всю жизнь запоминает запах вот такого небольшого ручья, для неё это и есть родина, которую ни с чем не спутаешь и ни на что не променяешь. И волею судеб располагается она именно в Беларуси, совершенно, казалось бы, нефорелевой стране.

В момент нереста кумжа, фигурально выражаясь, теряет голову, ввиду чего рискует утратить её в прямом смысле – раньше местные, особо не утруждаясь, просто били её вилами. Сегодня на берегу Тартака волонтёрский лагерь, в том числе и для того, чтобы такого больше не происходило. Да и вообще, чтобы нерест проистекал с максимальными удобствами. Ведь здесь эта рыба проведёт детство и отрочество и обязательно вернётся.

Юрий Болтусь, волонтёр: «На протяжении 25 лет эти трубы являлись препятствием для прохода в верхнюю часть ручья Тартак рыбы на нерест, а там отличные нерестовые площади, и мы долго думали, что сделать, как пустить рыбу в её нерестовые места, нам нужно было поднять уровень примерно на метр, чтобы она могла беспрепятственно запрыгивать в трубы. И мы сделали две запруды из натуральных материалов, из камней, подняли уровень, и рыба пошла, вот даже только что прыгнула».

Самый подходящий режим для лососёвых у нас в западной части страны: река должна быть чистой, быстрой и достаточно холодной. Во многих таких небольших речках можно найти местную ручьевую форель (она же – «пяструха», она же «стронга»), но максимальный её размер редко превышает два килограмма. А вот кумжа, которая нагуливается в океане, растёт и до 20 кило. Но приходит она сюда только одним способом: по Неману до Каунаса, дальше в белорусскую часть реки хода нет – плотина. Зато там же, в Неман, впадает Вилия. По ней кумжа и идёт в Беларусь. Но не дальше плотины в Вилейке. Притоки Вилии до этого места и являются конечной целью большого путешествия; чтобы попасть к нам, рыба проходит вверх по течению около 600 километров. И даже если человеческие плотины обойти удалось, остаются ещё и нечеловеческие.

Юрий Болтусь, волонтёр: «Сейчас где-то стоят капканы, поэтому мы на одном месте, аккуратно, не двигаясь и не разбегаясь, но они надёжно припрятаны. На этом месте у нас стояла бобровая плотина, которую пришлось разбирать, потому что она препятствовала миграции рыб к нерестовым местам, мы её разобрали к началу нереста, чтобы река успела промыться, чтобы не заносило песком, который был выше нерестилища, галечник ниже. В этом году порядка 50 штук прошло в эту реку выше по течению и нерестились успешно».

Для сравнения – были годы, когда тех, кто вернулся в Тартак из большого осеннего путешествия, можно было пересчитать по пальцам одной руки. Ситуация изменилась после того, как на неё обратили внимание волонтёры, пограничники и природоохрана.

Анатолий Цейко, начальник Островецкой районной инспекции природных ресурсов и охраны окружающей среды: «Данный момент – места нереста лососевых у нас в районе взяты под пристальное внимание всеми заинтересованными структурами в части их охраны. Я уверен, что общими усилиями мы не только сохраним, что имеем, но и расширим ареал обитания данного вида рыбы». 

Предполагают, что к нам заходит уже не только кумжа, но и сёмга, которая бывает почти вдвое больше. Так что белорусская сёмга, возможно, не только интернет-мем.

Вот это река Страча, километрах в трёх от этого места впадает в Вилию и также пригодна для нереста лососевых рыб. Тут дорогу им перегораживает плотина, а там, в верховьях, достаточно мест для нерестилищ. Сейчас здесь планируется строительство первого в стране рыбопропускного гидротехнического сооружения. Фактически новое, уменьшенное русло будет огибать плотину вот с этой стороны. Это будет первая ласточка, и, возможно, именно она ознаменует собой новый виток в отношении белорусов к исчезающим видам рыб.

Корреспонденты:
Константин Степанец
Операторы:
Виталий Мотин