«Наши герои». История секретного аэродрома на о. Зыслов и уникального лётчика Александра Груздина | Документальный репортаж

«Наши герои». История секретного аэродрома на о. Зыслов и уникального лётчика Александра Груздина | Документальный репортаж

В Беларуси чтят и помнят подвиг каждого в те страшные годы, невзирая на национальность. Ведь тогда в окопах, на фронте и в тылу не делили на своих и чужих, шли вместе против фашизма, против геноцида и за свободу. Среди тех, кто приближал Победу, советский летчик, русский по происхождению Александр Груздин. Звание Героя Советского Союза старшему лейтенанту присвоено за выполнение многочисленных полетов в глубокий тыл врага. За годы Великой Отечественной он налетал 920 часов. И всё это под немецкими зенитками и пулемётами бомбардировщиков, когда каждая секунда может стать решающей.  

Здесь тишина громче любых слов. И, кажется, только сосны знают тайны этих мест. Легендарная земля Любанщины – символ непоколебимости и стойкости белорусского народа. Местные жители называют его остров Зыслов. Когда-то он и был таким – природа его наградила непроходимыми болотами со всех сторон. Сегодня – кругом суша. Только «Скорбящий старик» одним суровым видом охраняет вечный сон героев. Братская могила на острове стала последним пристанищем для 296 бойцов. Места эти знают множество славных сражений. Тогда, в 40-х, небольшому островку суши было суждено оставить яркий след в истории. 

Антонина Симонова, старший научный сотрудник Любанского музея народной славы: «В годы ВОВ он был выбран местом дислокации партизанских отрядов. Первыми на остров Зыслов прибыла группа Александра Ивановича Долидовича, ставшим впоследствии базой для одного из первых партизанских отрядов».

В итоге остров Зыслов стал сердцем партизанского движения – здесь базировалось и руководство. Народные мстители громили немецкие гарнизоны, устраивали диверсии. Состав отрядов был более чем интернациональный – белорусы, русские, казахи, словаки, австрийцы.

В Любанском музее народной славы каждый экспонат – не просто металл, кожа или дерево, это частичка личной истории партизан. Свидетельство тяжелого быта, нечеловеческих условий жизни и осознанного выбора каждого, кто есть на этих фотографиях – внести свой вклад хотя бы в одну секретную операцию. Жили скромно и в нужде, где ж там подвигу случиться, когда на немца порой с вилами идешь. 

Сергей Квиткевич, научный сотрудник Любанского музея народной славы: «Партизан должны были вооружать фашисты. Имеется в виду трофеи, но отряды росли настолько массово, что этого оружия, этих трофеев не хватало, и встал вопрос, что нужно было получать и оружие, и боеприпасы с большой земли. Первоначально и оружие, и медикаменты сбрасывали с небольших самолетов. Часто эти грузы падала в болота, их засасывала трясина».

Решено было строить взлетно-посадочную полосу. И остров для этого подходил лучше всего. Так появился первый партизанский аэродром на территории Беларуси. 

Историки считают, что взлетно-посадочная полоса начиналась с вот этого места. Сейчас здесь символический знак. Ее протяженность была всего полтора километра. Для посадки самолета этого крайне мало. Но местный рельеф не позволял сделать участок длиннее.

Тем более и построили его всего за две недели. На призыв о помощи пришли местные жители – старики, женщины, дети, те, кто не ушел на фронт. И в ночь с 21 на 22 сентября 42-го года партизаны ждали первое приземление самолета. 

Антонина Симонова, старший научный сотрудник Любанского музея народной славы: «Были разложены сигнальные костры в форме конверта, и по этим условным обозначениям, по этим кострам летчик с воздуха должен был рассмотреть то место, куда должен был приземлиться. За штурвалом самолета Ли-2 находился капитан Груздин. Инженер-пилот первой авиационной транспортной дивизии. Полеты могли осуществляться только в ненастную погоду, поэтому это были экстремальные условия». 

Александра Груздина мало чем можно было удивить. На его счету 27 боевых вылетов. После одного из рейдов он насчитал на корпусе своей машины около 100 пробоин от снарядов немецких зениток и пулеметов истребителей. Но перелет на остров Зыслов превосходил по степени опасности все предыдущие. И шансов на вторую попытку не было. 

А двухмоторный Ли-2 сами летчики называли «два ли» – уж слишком капризной была техника в управлении. Так что оставалось только иронизировать: «взлетит ли», «сядет ли». 

Александр Михайлов, специалист-историк Музея Победы (г. Москва): «Не менее важную роль играет умение летчика, который его пилотирует, и вот Александр Иванович был одним из тех талантливых советских летчиков, который, казалось бы, в тех условиях, которых было бы невозможно посадить самолет на тот или иной аэродром, у него это поучалось практически играючи».

Посадить самолет на острове Зыслов ему удалось. По сути, капитан Груздин проложил между Москвой и партизанской Любанщиной воздушный мост, который просуществовал до самого освобождения Беларуси. Через два месяца после этого события за бесстрашные полеты в глубокий тыл противника русский капитан удостоен звания Героя Советского Союза. После этого он совершил еще немало боевых вылетов. Но эту военную операцию и сейчас относят к одной из самых сложных во всей истории Великой Отечественной войны. А вклад в общую Победу и вовсе неоценимый. 

Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен и Telegram