На Беларусь «мода» в мире только начинается, и её надо монетизировать – Олег Макаров, БИСИ

На Беларусь «мода» в мире только начинается, и её надо монетизировать – Олег Макаров, БИСИ

Гость программы «Марков. Ничего личного» – директор Белорусского института стратегических исследований Макаров Олег Сергеевич.

- Вы – директор Белорусского института стратегических исследований. На сайте БИСИ громко указано – «фабрика мысли». Некоторые говорят, что это усовершенствованный Информационно-аналитический центр, аналитика аналитик. Вы как-то обозначили, что это стартап. Сегодня, через год после того как Президент подписал указ – 12 февраля, была годовщина. Что такое БИСИ сегодня?

- БИСИ сегодня – это хорошая команда, творческие люди, драйв, желание сделать что-то, что не делалось до нас. Мы не являемся правопреемниками никакой структуры. Мы – новая структура, мы сшиты по лекалам западных «фабрик мысли». Если сравнивать с кем-то – наверное, с немецкой «фабрикой мысли», которая работает на федерального канцлера и предоставляет ему непосредственно информацию, при этом оставаясь публичной, оставаясь заметным элементом в семье немецких «фабрик мысли». Мы бы хотели думать, что мы идём по этому пути.

- На кого вы ещё ориентируетесь? Я знаю, есть Российский институт стратегических исследований.

- Мы ориентируемся на все «СИ»: КИСИ, НИСИ. Это некая семья в постсоветских странах, семья аналитических структур, которые работают на руководство страны. Отчасти для этого БИСИ и создавался, чтобы делать стратегическую внешнеполитическую аналитику. Акцент мы делаем на слово «стратегический». Перед нами поставлена задача – уйти от ситуационной аналитики, уйти от аналитики событий и перейти к аналитике трендов. Это сложный вызов, сложная задача. И этим мы принципиально отличаемся от «фабрик мысли».

- Работать на перспективу?

- Да, заглянуть за горизонт.

- С кем из подобных институтов вы уже формально наладили отношения?

- Со многими: российскими, американскими «фабриками мысли», с КИСИ, НИСИ, Украинским институтом стратегических исследований. Сейчас ведём переговоры с Индией, Ираном, КНР, Россией.

- Олег Сергеевич, можно ли скромно сказать, что вы «мозг» страны, который аккумулирует все лучшие идеи и предоставляет их на рассмотрение Главе государства?

- Мы гаджеты, но не мозг. Если заглянуть за горизонт, то мы бинокль.

- Как инструмент, который можно использовать?

- Да. И мы надеемся, что мы будем полезны.

- Пару месяцев назад вы сделали громкое заявление, что сегодня в мире существует «мода» на Беларусь. И эту «моду» нужно монетизировать. В чём эта мода?

- Мы объективно отмечаем серьёзный всплеск интереса к нашей стране. И если мы посмотрим, то за последние три месяца основные мозговые центры написали про Беларусь. Они говорят, что эта страна является точкой интереса.

- Они знают не только, где находится, но и понимают важность этой точки?

- Они говорят, что им было бы интересно понять. Я думаю, что эта «мода» не пройдёт быстро. Она пройдёт, как любая ветреная мода, но не быстро. У нас есть время на то, чтобы объяснить, кто мы такие и что мы хотим.

- Мода, она сезонная. Весна, лето – и тренд прошёл. Сколько сезонов у Беларуси?

- Это трудно прогнозировать. Пока мы будем вести свою политику, представлять свою позицию, свои инициативы, которыми мы богаты на сегодняшний день, мы будем оставаться в тренде.

- Я не аналитик, но моё личное впечатление, что «мода» на нас только начинается и мы действительно становимся стратегически интересны.

- Вы правы.

- Насколько можно обычному человеку воспользоваться таким приложением, или будем говорить, что вы как «фабрика мысли» закрытое учреждение, работающее точечно?

- Вопрос для нас непраздный. Мы полагаем, что без открытости мы не сможем изучить те тренды, которые происходят. Без общения с зарубежными партнёрами, без общения с нашим обществом, с нашими государственными органами, организациями, гражданами мы не сможем понять, что происходит, и аналитику будет сделать невозможно. Конечно, мы не являемся средством массовой информации, мы не являемся публичной организацией, которая занимается публичной аналитикой. У нас есть заказчики, и мы делаем для них продукт. Но невозможно сделать этот продукт, не общаясь. И вы упомянули про аналитику аналитики – это принцип. Мы работаем с аналитиками, с теми людьми, у которых есть мысль, есть какая-то позиция, совершенно из разных сфер – начиная от творческих личностей и заканчивая учёными. Этот баланс открытости и целенаправленности составляет формулу нашей работы.

- Недавно состоялось совещание Президента с руководителями ведущих СМИ Беларуси. Президент обозначил, что идёт настоящая война на информационном поле. Это очевидно. Очень важно, чтобы на этой войне мы не имели пораженческих настроений и были готовы к отражению очевидных информационных атак. Я раньше готовил обзоры о популярности государственных СМИ. Сегодня эта работа ведётся?

- Да.

- Насколько работа телевидения на сегодняшний день востребована и отвечает интересам зрителя и государства?

- Мы можем сказать объективно, мы можем это измерить. Да, востребована. Мы видим, что есть позитивный тренд. Наше общество всё больше обращается к новостному контенту, который производится в Беларуси.

- К собственному новостному контенту?

- Да.

- Увеличение объёма информационного вещания – это правильный тренд?

- Это во-первых. Во- вторых, общество само развивается, меняется поколение, и в обществе меняются приоритеты. И мне кажется, что это встречные векторы – ваша работа и потребность, запрос.

- Давайте увяжем этот вопрос с Концепцией информационной безопасности, которая была принята не так давно. Вы – один из разработчиков этой концепции. Давайте подробнее пройдёмся по основным болевым точкам, о которых мы говорили и которые затронул Глава государства на совещании: национальный контент, национальный измеритель, фейки, дипфейки. Насколько, на ваш взгляд, если смотреть сегодня на концепцию, в ней отражены эти проблемные точки?

- Концепция является передовым документом, сохраняет свою передовую позицию на сегодня. И в ней заложены те моменты, которые являются актуальными на сегодня. Прямо сейчас в Нью-Йорке на полях Генассамблеи ООН проходит заседание рабочей группы открытого состава по международной информационной безопасности. Мы представляем там в качестве инициатив Беларуси те позиции, которые заложены в нашей концепции. Через какое-то время будет очередное заседание, целую неделю будет сессия, и мы говорим об информационном суверенитете, говорим об информационном нейтралитете.

- И это два новых понятия.

- Они были разработаны в Беларуси, и мы на сегодняшний день пытаемся предложить их мировому сообществу.

- И вы думаете, что это будет интересно для них?

- Мы не знаем, какие будут результаты, насколько это примется, но то, что к этому есть интерес, несомненно.

- Один из постулатов, который заложен в концепцию, – это снижение присутствия зарубежного контента в информационном пространстве Беларуси. Президент чётко обозначил, что пространство у нас открыто, оно «простреливается». Очевидно преобладание на нашем информационном пространстве зарубежных информационных ресурсов и полное отсутствие паритета. В России «Беларусь 24» вещает, но далеко не все взяли его, далеко не во всех крупнейших кабельных операторах он представлен. Причём – единственный канал. У нас же более двух сотен зарубежных каналов, в основном российских. Вы как-то обозначили, что не видите в этом угрозу. Так ли всё безоблачно?

- Я бы не политизировал ситуацию, которая происходит с контентом российским и вообще зарубежным. Мы видим тренд, который говорит о том, что действительно востребован зарубежный развлекательный контент. Это, наверное, связано с тем, что у нас его не хватает, собственного. И на сегодняшний день предпочтение ему отдаются. Мы чётко видим, как наши граждане переключаются на новостной контент белорусский, как только приходит время новостей. На любой из основных телеканалов. И это тренд, это естественный ход. Мне кажется, что мы совершенно спокойно придём к своему вещанию, к своему собственному смотрению, без запретительных резких мер, которые бы вызвали непонимание или возмущение. Это естественный ход, мы к этому придём. Все признаки об этом говорят.

- Ни для кого не секрет, что телевидение – дорого, тем более развлекательное телевидение. Не политизируем, но давайте поговорим про коммерческую составляющую. Я не буду скрывать, что мы видим резервы для наращивания производства объёма собственного контента. Но должны быть выполнены определённые условия. Как минимум должен быть национальный измеритель, которому будут доверять, в том числе рекламодатели, в том числе зарубежные, и регулирование объёма иностранного вещания. 100 каналов достаточно. По статистике средний зритель смотрит в день примерно 6-7 каналов. У него есть постоянные интересы. Вы согласны с тем, что эти два вопроса как минимум нужно решать, чтобы делать больше своего контента?

- На сегодняшний день нет стран, которые бы хотели собственное телевизионное вещание и не были бы включены в бизнес, в коммерцию. А коммерция невозможна без объективной оценки смотрения, телесмотрения. Конечно, медиаизмеритель – это важнейший игрок в этой схеме телебизнеса. Что касается ограничения телесмотрения, мне в принципе не нравится слово «ограничение».

- Я понимаю вас.

- Я считаю, чем больше у человека выбор, тем лучше. Что касается наращивания своих сил, что касается предоставления возможности выбора, мои ощущения – что будем выбирать своё. Это проявляется во всём. Это успешная психология, успешная психология рынка, потому что всё равно мы выберем своё. Надо только дать продукт, который будет хотя бы близко равнозначен. Тогда будет своё точно.

- Вы имеете степень доктора наук по специальности «Информационное право». Мне сказали, что вы единственный специалист.

- Пока, да. Надеюсь, что-то изменится, но на сегодняшний момент – да.

- И защищались вы в России.

- Да.

- Вы можете сравнить методологию российскую и методологию белорусскую. Вы можете сравнить нормативные документы, которые регулируют информационное пространство. В России активизировался законотворческий процесс по регулированию. И там появились понятия «иностранные СМИ», «иностранные агенты». В принципе, отрегулировано понятие «регистрация зарубежных СМИ». Очень жёстко отрегулировано. Мы гораздо либеральнее. На ваш взгляд, неужели нам нужна унификация законодательства в этой сфере?

- Я думаю, что нет. У нас совершенно разные пути. Насколько я могу судить, та жёсткая позиция, та консервативная позиция России вызвана тем, что был период неконтролируемого либерализма в этой сфере. И именно сейчас им приходится закручивать гайки. А в те времена признаваемые непопулярными меры дали нам возможность сейчас спокойно перейти к либеральной позиции в информационной сфере. Мы не дали возможности захватить эту сферу тем субъектам, которые могут представлять какие-то риски. И на сегодняшний день мы можем совершенно спокойно вырастить, выращивать «наше зерно без сорняков».

- Я немножко конкретизирую тему, над которой надо задуматься. Регистрация иностранных СМИ здесь. Вам не кажется, что этот вопрос бесконтролен? И не в силу того, что ведомства, которые за него отвечают, плохо работают. Нет. Я говорю не о том. Нормы сами, которые приняты, позволяют сюда прийти совершенно любому телеканалу, совершенно любому средству массовой информации, любой радиостанции. Если в порядке документы, то у государства нет никаких мер остановить этот процесс или не допустить, скажем, с политической, идеологической, коммерческой точки зрения. На ваш взгляд, этот вопрос не стоит того, чтобы над ним задуматься?

- Я с вами соглашусь. Мы не должны быть заложниками своих же собственных норм. И у нас не должно быть ситуаций, когда есть проблема, а мы ничего сделать не можем в силу того, что формально нормы наши не дают возможности защитить общество от деструктивного контента. Мне кажется, что это неправильно. Эти юридические ловушки надо преодолевать, и это не говорит об ужесточении. Это как раз говорит о прозрачности, чтобы этих скрытых ниш, неконтролируемых и нерегулируемых, не было. Право должно регулировать эти вопросы прозрачно, чётко и пошагово. Соглашусь с вами, что это та тема, над которой надо думать.

- Согласитесь, не обязательно инструмент использовать каждый день, но он должен быть. В противном случае, когда возникнет ситуация, а его не будет, мы тогда уже будем заложники.

- Вы абсолютно правы, что у нас либеральное законодательство. И либерализм заключается в том, что у нас нет таких «чёрных ходов» в законодательстве, как, например, «в интересах национальной безопасности». Во многих странах есть такое: есть перечень правил, а потом говорится о том, что «в интересах национальной безопасности» можно делать что угодно. В развитых демократиях такое есть, у нас такое не практикуется. У нас законодатель говорит: покажите конкретные случаи, которые надо урегулировать. Я вернусь к тому, что вы правильно говорите о либеральном законодательстве, которое может быть уточнено в данном случае.

- Закон о рекламе лежит в парламенте на сегодняшний день. Мы, государственные СМИ, и много заинтересованных в государственном подходе к проблеме приложили массу усилий для того, чтобы в этот закон о рекламе были внесены совершенно конкретные постулаты, которых не было. Я имею в виду, что в Беларусь на сегодняшний день практически единственная из развитых стран, единственная среди наших соседей позволяет на своей территории зарубежным каналам распространять зарубежную рекламу, с которой наш бюджет не получает ни копейки. Совокупный объём этой рекламы гораздо больше, чем идёт у нас на каналах. А платим мы за эти товары с учётом рекламной дельты. Деньги остаются там, за рубежом. Я понимаю, что это может быть не понятным для неспециалистов, но те, кто разбирается в этом вопросе, понимают, что это проблема для страны. Казахстан защитился в 2016 году нормой, Россия – ещё раньше. Получается, что мы ещё думаем, а государство от этого страдает. Скажите честно, вы как юрист и руководитель стратегического института согласны с моим посылом?

- Согласен. Но единственное хочу сказать, что нынешний состав парламента является крайне сильным с точки зрения юридической экспертизы.

- Околофилософский вопрос. Как мы выяснили, стратегическая аналитика – это главное в вашей деятельности. Миллионы людей видели, как падает яблоко, но только Ньютон задумался почему и вошёл в историю. Что сегодня, на ваш взгляд, первостепенно подвергнуть стратегическому анализу? Что-то, возможно, лежит на поверхности. Никто не видит, а вы увидите и прославитесь?

- Задачи прославиться не ставилось перед БИСИ. Мы и так прославимся, на самом деле. Самое интересное для стратегической аналитики – это энергетика нашего общества. Это то, что даёт возможность, даёт надежду на развитие страны. Те силы, которые двинут нас вперёд, которые позволят создать и развить то государство, о котором мы мечтаем. И это не в технологиях, это не в геополитике, это внутри нашего общества. Такая энергетика есть. Она выплёскивается, мы несколько раз видели это. Мы видели массовое партизанское движение в Беларуси, мы видели, как наша страна отстроилась после войны, и мы понимаем, что есть энергия созидательная. Надо её понять. Вот это самый интересный объект стратегического исследования.

- Очень красивый ответ.

 

Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен и Telegram