«Марков. Ничего личного». Юрий Бондарь

791

Интервью министра культуры Республики Беларусь Юрия Бондаря для программы "Марков. Ничего личного"

- Я знаю, что у вас юридическое образование.

-Да.

-Человек, когда получает образование, для смены сферы деятельности нужен толчок. Мне интересно, что послужило для вас таким толчком?

- Для человека очень важна среда и то окружение, в которое он попадает для того, чтобы понять, а правильно ли избрал он свой путь. И чем ему действительно интересно заниматься в жизни. Ведь первое моё место работы в культуре - это юрист университета культуры, куда я пришёл работать в далёком 2000 году. 

- Портрет моего сотрудника, который тоже, как пример смены деятельности. Получается так, что Дмитрий Максимович, он у нас ведёт «Новости», и в тоже время, насколько я знаю, он играет и Дубровского.

И в «Голубой камее» он играет, и в «Дубровском», даже сыграл бы в «Казанове», но пошёл дальше работать на телевидении.

- Подарки бывают плохие, хорошие и книга. 11 апреля у вас день рождения. Ну, так совпало. Вы хотели бы получить книгу?

- У отца огромная библиотека, которую я прочитал еще задолго до того, как я пришел в первый класс, где учат всех детей читать и писать. Я хочу сказать, что книга - самый лучший подарок.

- Прекрасно. Присаживайтесь.

- Юрий Павлович, вы всегда ратовали за то, чтобы искусство не висело на шее государства, чтобы оно зарабатывало. Художник не всегда должен быть голодным. Мне нравится это выражение. На «Большом разговоре» Президент обозначил, он снова поднял Прокопцова и задал ему вопрос: «Когда будет музейный квартал готов? Когда он уже начнёт работать? Когда начнёт принимать посетителей»? Можем ли мы взять пример с Лувра, то есть превратить в музейный коммерческий проект? В Лувр приезжает ежегодно около десяти миллионов человек. Но, на ваш взгляд, это, в принципе, возможно?

- Да-Да, безусловно, Марат Сергеевич. Лувр представляет собой уникальный музейный комплекс. Это огромная фабрика со сложным технологическим оборудованием, с профессионалами, которые работают в этом музейном учреждении. 

- То есть, фабрика по привлечению туристов. 

- Да. Сегодня нельзя просто быть музеем, в котором что-то экспонируется. Сегодня любое музейное учреждение должно проводить агрессивную, рекламную, информационную политику по продвижению себя всеми возможными способами. По продвижению того продукта, который предлагается зрителю. Музей является ещё площадкой для экспонирования тех достижений мировой художественной культуры, которую мы сегодня имеем в масштабах всего мира. И вот как раз такой путь развития нашего Национального художественного музея. То есть, временные экспозиции, выставочные проекты - это очень эффективный путь для проведения коммерческих мероприятий.

- Вы правильно обозначили в начале, агрессивная маркетинговая политика должна проводиться. По логике вещей нам не нужно ждать, когда этот квартал заработает в полном объёме. То есть, мы сейчас уже должны об этом говорить. И мы можем называть конкретные сроки, что допустим, рекламную кампанию организовывать таким образом: такого-то числа организуется открытие и уже сейчас привлекать внимание как к самому новому понятию, которое появилось или появляется "Музейный квартал", так и к тем экспозициям, которые предполагаются в рамках этого квартала.

-Да, безусловно. Мы для себя наметили маленькую цель: к маю 2020 года, мы должны ввести в эксплуатацию 3-4 комплекса, пусковые комплексы нашего Музейного квартала - это здание по улице К. Марса,24 и здание по улице Кирова,25. На эти цели потребуются более 13 миллионов рублей. Сегодня в правительстве прорабатываются источники финансирования этих работ. И по итогам мы будем иметь уже наше главное здание, к которому мы все привыкли - к Национальному художественному музею пристройку и два здания, соответственно, в которых разместятся экспозиции.

- Это звучит, как ввод атомной электростанции. Первый энергоблок, второй, третий. А вот отдача. Есть ли понятие бизнес-план?

-Культура у нас не только сегодня финансируется из бюджета. Более 25 % средств, которые сегодня есть в культуре, это средства, которые заработаны нашими учреждениями. В разных организациях этот показатель разный. Но есть одна закономерность. Там где государство вложило значительные средства в инфраструктуру, а примеров множество - это и Национальная библиотека, и наш Дворцово-парковый ансамбль в Несвиже. Сегодня доля внебюджетных доходов Несвижского замка равняется, примерно, объёму бюджетного финансирования. Более двух миллионов долларов в год зарабатывает этот музейный объект. Это очень хорошо. И примеров этому множество. Отсюда и высокая зарплата, отсюда и возможность развивать материальную базу, возможность приобретать новые экспонаты, предметы.

- То есть, надо шевелиться.

- Шевелиться надо. Нельзя сидеть в кустах и ждать какой-то благодати от государства. Создана инфраструктура, вложены государственные средства. Это всё должно работать.

- Есть сфера, одна из сфер, которую вряд ли можно назвать способной зарабатывать деньги. Здесь государство должно вкладывать и вкладывать. Я говорю про поддержку талантливой молодежи. На сегодняшний день государство работает над этим.

- Безусловно.

- Какая сумма ежегодно уходит из государственного бюджета на поддержку талантливой молодёжи?

- Марат Сергеевич, это сумма из многих слагаемых складывается. Сегодня в Республике Беларусь успешно функционируют 406 детских школ искусств, в них занимаются 116 000 наших детей, которые имеют различные таланты в изобразительном искусстве, вокальные данные, музицируют, занимаются режиссурой, актерским мастерством. За последний год количество учащихся этих школ возросло почти на шесть тысяч человек. Это свидетельствует о высоком интересе, который проявляет сегодня общество, родители к воспитанию средствами искусства. Более 30 колледжей, где уже шлифуют свои навыки ребята, которые решили связать свою дальнейшую деятельность с культурой и искусством. И три вуза: Академии искусств и музыки и Государственный университет культуры и искусств.

- То есть, одна статья – это содержание этих учебных заведений?

- Да. В прошлом году глава государства дал поручение комплексно решить проблему ремонта и обеспечения музыкальными инструментами всех учреждений культуры в стране. 

- Наверное, это как раз на встрече с молодёжью?

- Да, это было в марте 2018 года на встрече с талантливой молодёжью. Мы проделали огромную работу. Я хочу сказать, что мы проанализировали весь фонд музыкальных инструментов по всей стране и определили то количество инструментов, которое нам надо отремонтировать либо заменить. Я хочу сказать одно, что последняя такая акция – была при Советском Союзе вначале 80-х годов, когда государство централизованно обеспечивало музыкальные школы, учреждения образования соответствующим фондом музыкальных инструментов. Это были пианино «Беларусь», это были скрипки, балалайки, домры, цимбалы. Вот сегодня мы проделываем всю эту работу. И, что самое главное, это предмет нашей гордости – мы смогли возродить пианино «Беларусь». Он не отличается по качеству от инструмента известных европейских производителей таких как, например, пианино производства «Петров» - Чехия, то есть это «Беларусь», но «Беларусь» в новом качестве. Это очень высокотехнологичное производство.

- Оно имеет перспективу экспорта?

- Да. Я хочу сказать, что шума мы наделали много, то есть мы имеем очень качественный инструмент, который стоит сегодня в два раза дешевле аналогов.

-Но, если мы говорим о поддержке талантливой молодёжи, у нас зачастую происходит интересный процесс, я бы его назвал таким образом – феномен. То есть, мы готовим, мы вкладываем деньги в собственных ребят и после этого, они почему-то всплывают уже как победители разных, особенно российских проектов – музыкальных проектов, в первую очередь. Вот, например, Зена, которая в этом году едет представлять Беларусь в Израиле на конкурсе «Евровидение». Она же была победителем детского конкурса «Славянского базара» в 2014 году, была победителем конкурса «Маладыя таленты Беларусi». Но, по сути, о ней заговорили только тогда, когда она стала подопечной Дробыша. Почему происходит вот этот феномен?

- Это неизбежный путь, потому что здесь действуют законы шоу-бизнеса, на мой взгляд, и объём зрительской аудитории, и объём финансовых вложений в ту личность, которая планирует стать «звездой» имеют решающее значение. Мы говорим о системной работе с талантливой молодёжью, знаем каждого талантливого человека. В нашем банке данных почти 4 тысячи человек состоит, 282 коллектива. Мы включаем наши молодые дарования во все государственные концертные мероприятия, которые организуются сегодня по линии Министерства культуры. Наши белорусские звёзды и начинающие артисты присутствуют во всех белорусских телеканалах, но объём аудитории на любом российском канале исчисляется десятками миллионов человек. Для роста артиста, для построения своей карьеры, для него является полезным участие в зарубежных шоу.

- То есть, не надо делать из этого проблему?

- Абсолютно не надо делать никакой проблемы. Более того, что наши артисты, с которыми мы работаем, поддерживаем творческие и деловые связи, являются патриотами нашей страны и активно участвуют во всех государственных мероприятиях, которые проводятся в Республике Беларусь. Нет такого артиста с белорусскими корнями, который нам бы отказал. 

-Неужели корона ни у кого не появилась? 

- Нет, наоборот они с радостью едут в Беларусь, они работают перед нашим зрителем, и они очень хорошо и с гордостью говорят о своей стране. Это белорусы мира. Понимаете, артист имеет белорусские корни и является патриотом своей страны, но он приобретает, так сказать, мировую известность. Это неплохо. 

- Раз мы уже заговорили о Зене и о конкурсе «Евровидение», по сути, белорусское «Евровидение»- это та площадка, где может участвовать, проявить себя, в принципе, любой артист. Я достаточно глубоко знаком с этой темой, мне интересно ваше мнение. Каждый год, когда происходит национальный отбор, мы постоянно ломаем пики по этому поводу: не того выбрали, не того отправили, плохой номер, плохая песня, жюри, как всегда, не сориентировалось. И причём, это не зависит от того, публично голосуют  жюри, непублично. В этом году они на сцене голосовали, и опять же результат не всех устраивал. Вопрос лежит на поверхности: выбор или назначение? Какой линии вы бы придерживались?

- Вы знаете, Марат Сергеевич, вот глубоко погрузившись последние два года в эту проблематику, я являюсь сторонником назначения. Это позволит рационально использовать ресурсы для подготовки представителя от Беларуси. Назначение происходит не в кабинете министра культуры, это может быть фокус-группа, созданная национальным телевещателем. Фокус-группа из людей, которые имеют отношение к «Евровидению», прошли эти этапы в своей жизни , и которые могут из определённого числа претендентов выбрать самого достойного.

-Из вашего ответа я понимаю так: предварительная работа по отбору всё равно будет?

-Да, будет. Это может быть национальный телепроект – музыкальный.

- И потенциальный победитель «Песни года» может туда поехать?

-Да. 

- На ваш взгляд, исполнитель, который едет на «Евровидение», белорусская идентичность, она должна присутствовать в песне или в самом исполнителе? 

- Я хочу сказать, что здесь должен быть научный анализ или статистический анализ предпочтений, что будет в тренде на предстоящем конкурсе «Евровидение».

- То есть, эта фокус-группа, как вы предполагаете, которая должна работать, она и должна это определить?

-И должна определять направление, в котором нужно двигаться, а далее всё просто: подбирается продюсер, который готовит нашего представителя к участию в конкурсе.

- То есть, как министр вы допускаете подобного рода варианты?

- Да, безусловно. Я допускаю любой вариант, который обеспечит нам победу. 

- Юрий Павлович, но если говорить уже о необходимом атрибуте – самоидентичности, на «Большом разговоре» Президент снова затронул эту тему – тему белорусского языка. Беларусь ничего не потеряла от того, что у неё два государственных языка, тем не менее белорусский язык нужно поддерживать, и мы эту поддержку видим, и видим буквально сейчас везде. Меняются названия улиц на белорусские названия, мы видим это на билбордах, даже просто люди с удовольствием носят майки и с белорусской символикой, и с белорусскими надписями. Последние встречи показали, что некоторые наши соседи несколько с озабоченностью смотрят на то, что в стране поддерживается белорусский язык и воспринимают это как чуть ли не проявление национализма. Но в каком направлении эта поддержка должна развиваться дальше?

- Это очень сложный вопрос. Я считаю, что он лежит в плоскости общественного сознания и не меняется быстро. Мы тогда заговорим на белорусской мове, когда каждый из нас почувствует эту потребность сделать свой выбор между государственными языками в пользу белорусского. 

- То есть, революции здесь не нужны?

- Революции не нужны ни в коем случае. И более того, я против любых административных мер по внедрению языка, мы это прошли вначале 90-х годов. Работая в университете, я с интересом нашёл в ректорском архиве документ – решение министерства культуры начала 90-х годов, где было написано: поставить ректору на вид, что “вельмi марудна iдзе ўкараненне беларускай мовы ў навучальны працэс унiверсiтэта”.

- Но есть ведь сторонники шоковой терапии, так называемой.

- Я считаю, что шоковая терапия вредна и некомфортна. Я скажу, что у нас мало в стране делается для популяризации белорусского языка. Я могу много фактов привести из деятельности Министерства культуры – это и белорусскоязычный репертуар наших театров –  театр Янки Купалы, Якуба Коласа, современной белорусской драматургии, театр юного зрителя – имеют в репертуаре 100% спектаклей на белорусском языке, которые проходят при полном аншлаге.

- Мы на ОНТ ввели такую практику: ежемесячно проводить полностью эфир – новостное и утреннее вещание на беларускай мове. Но пока это только так, в качестве эксперимента, планируем это расширять. А есть ли какие-то программы у Минкульта, которые могли бы помочь, в том числе и при производстве телеконтента, и производстве киноконтента на беларускай мове?

- Вот мы недавно занимались анализом, а сколько же лент было выпущено на белорусском языке нашей национальной киностудией «Беларусьфильм»? И увидели, что за последние 20 лет – около 40 %.

- 40% на беларускай мове?

- Да. Учитывая анимацию, учитывая документальное кино и игровое.

- Но, вы сами затронули эту тему "Беларусьфильма". Я поэтому не могу не ухватиться за этот вопрос.

- Я это специально сделал, Марат Сергеевич.

- Вот смотрите, опять на “Большом разговоре" глава государства, подчеркнул, что после "Анастасии Слуцкой" и "Снайпера" в общем то нет ни одного фильма , который бы прозвучал именно производства "Беларусьфильма". У нас прошла масштабная реконструкция за государственный счет киностудии. Я сам там был. Там действительно прекрасные помещения. Они широко используются зарубежными продюсерскими группами для съёмок телесериалов и фильмов. Когда у нас будет что смотреть? Своего, белорусского?

- Марат Сергеевич, мы сейчас над этим очень активно работаем. Я считаю, что нам удастся изменить ситуацию. И вы знаете прекрасно о тех лентах, которые находятся сейчас в производстве.

- Я знаю. Но, может, вы расскажите.

- О нашем "Янке Купале", "Прыгоды Францiша Выравiча". Это два белорусских проекта. Мы взяли сценарии белорусского автора, мы взяли белорусского режиссера и мы снимаем ленту о Беларуси. В первом случае - это самый известный белорусский писатель, человек с очень сложной судьбой, с очень богатой личной жизнью, которую мы раскроем тоже. И мы изначально при постановке задач национальной киностудии ориентировали на то, чтобы это была и киноверсия, и обязательно телевизионный сериал. То есть мы хотим решать еще одну очень важную задачу.

- Но вы же прекрасно понимаете. Два фильма или даже два телесериала, они не решают вопрос. У нас даже для того, чтобы насытить государственные телеканалы, хотя бы только государственные, белорусским контентом, нам нужно 22 сериала. Вот насколько мы потенциально готовы выйти на это? Есть ли видение у министерства культуры по программе, которая была бы направлена на то, чтобы подобного рода сериалы в Беларуси производить?

-Марат Сергеевич, спасибо вам. Вы на самом деле очень важную проблему подняли.

- Но раз она актуальна.

- Она должна решаться аналогично программе импортозамещения. То есть, мы должны думать о замещении иностранного контента на наших телеканалах. Мы должны видеть наших героев, наших красивых людей, нашу белорусскую жизнь. Потому что это, безусловно, интересно для нашего зрителя. Задача эта, конечно, для всех: и для министерства культуры, для телеканалов, которые знают зрительские предпочтения и для наших кинопроизводителей. Как национальная киностудия "Беларусьфильм", так и государственных компаний, которые сегодня занимаются производством фильмов в Республике Беларусь.

- Каждый месяц мы закупаем лицензионный контент. Как правило, российского и украинского производства. И, зачастую, там снимаются и белорусские артисты. То есть мы наших людей видим в зарубежных фильмах, но при этом они снимаются опять же на улицах Минска.

- Да.

- Очень часто. О каких сроках можно говорить с инициированием такого рода программ?

- Весь вопрос в источнике финансирования. То есть сегодня министерство культуры на поддержку фильмопроизводства в Республике Беларусь выделяет ежегодно около трех миллионов долларов США. Но, чтобы вы понимали, хорошее игровое кино в полном метре обходится где-то около 500 тысяч долларов. Это при скромном очень бюджете. Если мы возьмем российские блокбастеры за последнее время, которые вышли и имеют огромную зрительскую аудиторию ("Движение вверх", "Танк 34"), - это бюджет около 20 миллионов долларов.

- За один фильм?

- Да, за один фильм. То есть наше кино недорогое. Если мы определимся с источниками финансирования, и это будет государственная программа по созданию телеконтента, то, безусловно, количество средств перерастет в количество фильмов и их качество. Российская Федерация производит ежегодно порядка 200 телесериалов. Но, опять, вы же понимаете, что зрительская аудитория совершенно другая, окупаемость совершенно другая и прибыль телеканалов совершенно другая.

- Вот смотрите. Если мы говорим о культуре, то мы должны понимать, что в культуру (опять возвращаюсь в начало разговора) надо всё-таки вкладывать. Особенно, когда мы хотим собственные ценности заложить в то, что будут смотреть наши зрители.

- Да.

- И получается интересная ситуация. Я люблю приводить в пример казахов. Они просто определились. Вот каждый год они выделяют на производство национальных телесериалов 7 миллионов долларов. И они сами говорят о том, что одна серия, примерно, стоит 20 тысяч долларов. И они сознательно идут на эти затраты. Мы делим 7 миллионов на 20 тысяч и получаем то количество серий, которое способно произвести на выделенные ресурсы телеканалы, Минкульт, как заказчик. То есть вы готовы к тому, чтобы инициировать все эти вещи?

- Безусловно. Но мы как раз сейчас занимаемся разработкой не только стратегией развития национальной киностудии "Беларусьфильм", но и всего в целом. Всей индустрии киноматографии в стране. Созданию условий для развития этого сегмента творческой деятельности. В том числе, мы готовы в качестве одного из предложений внести предложение о финансировании соответствующих подпрограмм, программа культуры, которая принята в нашей стране.

- Мы пять лет назад создали канал, целый канал, который назвали  культурный (телевизионный, я имею ввиду). И знаете, что интересно, я вижу цифры, практически за это время доля телесмотрения этого культурного канала не изменилась, составляет менее 2%. То есть, сам по себе он не вызывает того интереса, о котором говорили или предполагали, что это будет. Та же самая ситуация, я скажу откровенно, и с российским каналом "Культура". Он тоже дотационный, уже не телесмотрибельный. Вот, на ваш взгляд, отдельный культурный канал - это роскошь или необходимость?

- Это необходимость. Это решение благородной задачи. Популяризация классического искусства, национального искусства. Этот канал никогда не будет иметь большую зрительскую аудиторию, особенно в сравнении с каналом ТНТ. Сегодня кругом господствует ТНТ-формат. И мы очень в противоречивой ситуации находимся, когда молодежь думает: "Ну, почему такой неинтересный канал "Культура" и почему такой интересный канал ТНТ?" Но государство никогда не будет подобные форматы поддерживать. Вы сами это понимаете. Потому что задача культуры - воспитание граждан, эстетическое воспитание граждан. И мы должны показывать лучшие образцы, как мировой, так и национальной культуры на канале.

- Но, с другой стороны, вы прекрасно понимаете, что наиболее востребованы на любом канале - это новости, криминал и погода.

- Да.

- Посмотри рейтинги - и увидишь. И вот смотрите, показать вернисаж - это не рейтинговое, а кражу с вернисажа - моментально, телеаудитория возрастает. Вот как найти баланс между рейтингами и высоким искусством? 

- Понимаете, рейтинги влияют на доходы каналов. То есть мы, наверное, найдем баланс в сторону высокого искусства только в том случае, если 100% будем оплачивать деятельность телеканалов. Кто платит, тот и заказывает музыку.

- Может быть, это и необходимо понять?

- Да. Хочу высказать благодарность всем нашим государственным телеканалам, которые выделяют значительное внимание национальной культуре, искусству. Да, мы не идем первыми в "Новостях", но мы там есть. Видимо для того, чтобы любые новостные выпуски заканчивать на хорошей, позитивной ноте.

- У вас есть любимые культурные обозреватели?

- Ну, конечно есть. К сожалению, у нас их немного.

- А кого назовете?

- Ну, наш Матяс, наш Ревутский, наши немногочисленные журналисты, с которыми мы встречаемся на всех премьерах, на всех выставках, показах.

- Я с интересом для себя, узнал что, оказывается, помимо того, что вы получили юридическое образование, изначально, вы еще кандидат политических наук. Диссертация у вас была по теории политики.

- Да. "История методологии и политической науки".

- Вы еще и автор учебника - учебный методический комплекс "Политология. Основы идеологии белорусского государства". На ваш взгляд, почему за столько лет научные умы Беларуси так и не смогли сформулировать четкую, конкретную, внятную национальную идею? 

Потому что при всей кажущейся простоте этой задачи, она оказалась очень сложной. Общество, которое мы начинали в 90 годы от Советского Союза, мы начинали строить современную белорусскую государственность, суверенное государство. Мы искали подходы. Это общество называется переходным. Согласно основам классификации, которые существуют в политической науке. У переходного общества есть свои закономерности развития. Мы все их проходим. Мы переходим в новое качество. И, я считаю, что неизбежно, мы придем к формированию нашей национальной идеи. Но национальная идея, как многомерное понятие, должна базироваться в первую очередь на историко-культурных традициях белорусского народа, на нашем менталитете, на наших представлениях о добре, зле и справедливости. И осознании главной ценности государственного суверенитета - независимости страны, в которой мы живём.

- То есть, мы ещё в процессе?

- Да, я считаю, мы ещё в процессе. Мы неизбежно к этому придём.

- У нас впереди Европейские игры. И я уверен, что министерство культуры никак не может остаться в стороне от этого события, хоть оно и спортивное. Вы как министр и просто как человек, который и любит свою страну, и разбирается в ее культуре, какой один объект вы обязательно рекомендовали бы для посещения туристами из-за рубежа, в Беларуси.

- Вы знаете, Марат Сергеевич, у меня однозначный ответ. Я сейчас этим живу и занимаюсь плотно этим объектом. Это Спассо-Преображенская церковь в Полоцке. Это небольшая церковь, построена в 12 веке, по проекту, который был согласован с самой святой Ефросиньей Полоцкой. Этот объект уникальным образом дошёл до нас практически в первозданном виде. Я имею в виду интерьеры этого храма, где сохранились фрески 12 века. Храм переходил из рук в руки, менялись хозяева в различные этапы истории. Там были нанесены слои штукатурного слоя, более позднего. Фрески, которые мы сумели отслоить и сохранить,- тоже для белорусов. Но сегодня там - это фрески 12 века, такого объекта нет нигде в Европе. Нигде.

- Вы так вкусно рассказываете.

- Вот, сегодня я знаю об этом храме всё, потому что он включён в государственную программу. И мы ставим для себя задачу к 900-летию монастыря, который там находится, закончить те реставрационные работы, которые шли более 10 лет. Это уникальный объект на карте Беларуси. Это сокровище. Если вы побываете там, то вы поймете, что мы действительно государство с тысячелетней историей, с богатой культурой, с огромным прекрасным наследием, которым может гордиться каждый белорус. 

- Юрий Павлович, я не знал, каким будет ваш ответ, вы этому свидетель, но помните наш вопрос о подарке ко дню рождения. Вот этот подарок, на мой взгляд, кореллирует с тем объектом, который вы рекомендуете посмотреть.

- Спасибо вам большое.

- Причём, на белорусской мове. Издание достаточно, на мой взгляд, уникальное и очень интересное.