Лукашенко – о ситуации на юго-востоке в Украине: Лед не тронется, если мы не подтолкнем процесс

795

О европейской безопасности говорили сегодня в Минске. Отойти от края пропасти – призывают эксперты форума «Минский диалог». Участие в пленарной сессии принял и Президент Беларуси. Александр Лукашенко много говорил о том, что градус недоверия и конфронтации достиг предела. Но, пожалуй, главный посыл или даже призыв белорусского лидера – действовать. 

Он касается как наполнения конкретными шагами нового Хельсинкского процесса, так и разрешения конфликта в Украине. Его Александр Лукашенко назвал тестом для европейских политиков. Говорить об этом важно. Но, по мнению Президента, диалог ценен лишь тогда, когда за ним следуют реальные шаги.

Сегодня Минск экспертный говорит и показывает на всю Европу. И с какими заголовками! Яркие, эмоциональные сигналы политикам на разных концах континента, считай, обеспечены. Тема этого «Минского диалога» – отойти от края пропасти. Словно никто уж и не сомневается: до бездны осталось чуть-чуть.

Мог ли кто-то всего несколько лет назад предположить, что с трибуны ООН будут не призывать к миру, а махать кулаками и сыпать угрозами? Или что площадки ОБСЕ станут едва ли не рингом? Вряд ли. Но сейчас это так. Итогом стали не только локальные вооружённые конфликты. Мы живём в эпоху глобального кризиса. Это, прежде всего, кризис доверия. А когда оно подорвано, полыхнуть может от любой искры. Именно поэтому в Минске на нейтральной геополитической площадке эксперты самого высокого уровня говорят о силе слова, а не оружия. 

Политологи, бывшие европейские (и не только) чиновники высокого уровня, президенты с приставкой экс. Всего в Минске около 700 человек. Вы спросите – а они что-то решают? Парадокс в том, что те, кто должны решать, отчего-то молчат. 

Алексей Пушков, член Совета Федерации Федерального собрания России: «Мне кажется, что от осознания опасности всё же многое зависит. Потому что, если ситуация развивается бездумно, бесконтрольно, вот это опасно. А если люди понимают, и лидеры понимают, и крупные эксперты понимают, что эта грань достаточно близка, мне кажется, это имеет определённое значение, потому что в общем-то никто не заинтересован в военном конфликте – все хотят навязать свою волю. Но никто не хочет приносить большие жертвы. Поэтому будем надеяться, что благоразумие всё-таки восторжествует и такого рода конференции – это один из способов укрепления благоразумия». 

Едва ли в Европе найдётся много политиков и действующих (заметьте!) глав государств, которые станут публично говорить о том, что в европейской безопасности не просто пробита брешь, а зияет огромная дыра. Александр Лукашенко берёт на себя роль общеевропейского спикера ведь не от большого желания. Просто кто-то должен это сделать. 

Вздох как намёк: раз вы великие, так договоритесь! Но так не происходит. Не могут? Не хотят? Спорить можно сколько угодно, а в это время, к примеру, нефтяные объекты Саудовской Аравии атакованы беспилотниками. Александр Лукашенко: по сути, у нас под носом появилось новое оружие, а мы и не заметили. Так, может, хватит спорить? 

Президент говорит: понятно, почему доверие больших и сильных подорвано друг к другу. Но если в мире не ценится тот же Хельсинский акт, то должен же победить хотя бы хельсинский дух.  

Разве не показательна история страны, которая столько воевала, но никогда не была агрессором? Это хорошо знают на Востоке, и это, кажется, наконец, понял Запад. Но Минск готов идти дальше, создавая вокруг себя так называемый пояс стабильности. Правда, здесь есть оговорки – если никто не станет угрожать самому Минску. 

Россия, Евросоюз, США, Китай – все же вроде хотят жить в мире. Но тогда почему не соберутся вместе? Почему от них нет сигналов? И если в мирное время слова Александра Лукашенко кажутся «страшилками», достаточно вспомнить Украину. Там ведь тоже когда-то из небольшого костра разгорелось огромное пламя. Именно урегулирование ситуации на юго-востоке Украины президент называет тестом, если хотите, на профпригодность. 

Александр Лукашенко, Президент Беларуси: «Это лакмусовая бумажка: если мы можем что-то, ну давайте в нашем доме разберемся и решим эту проблему. Если нет – ну, будем собираться и разговаривать. Не в Минске, так в Москве, не в Москве – в Париже, в Берлине, еще где-то. А толку будет мало. Но если кто-то думает, что лед тронулся – нет. Он не тронулся и не тронется, если мы не подтолкнем процесс. Так называемая формула Штайнмайера. Потому что мы Зеленского, которого загрузили этим страшным грузом, не его проблемами, оставили один на один с этими проблемами. Видите, что происходит в Киеве. Там без разбора используют определенные силы, чтобы вообще придавить новую власть и нового президента. И Европа безмолвствует. Вы знаете, о ком я говорю. Ни с Востока, ни с Запада. Только камни бросают в адрес этого молодого человека. Каждый в собственных интересах. Да очнитесь вы, в конце концов! Война не только в Украине, война у нас, в нашем доме. И решать эту проблему нам. И если «нормандская четверка» чего-то стоит, так давно уже надо было собраться и что-то решать. Решать, если хотите. Но я в этом сомневаюсь. Каждый старается набрать себе политические очки». 

И когда решать эту проблему, если не сейчас? Да, утверждение формулы Штайнмайера само по себе мало что значит. Эксперты называют это тактической игрой. Но ведь это знак: договариваться можно, можно искать компромиссы. 

Владимир Фесенко, глава правления Центра прикладных политических исследований «Пента» (Украина): «Россия поставила телегу впереди лошади, предлагает: всё, давайте обсуждать выборы, а Зеленский предлагает всё-таки обсуждать вопрос безопасности. И почему Украина согласилась на формулу Штайнмайера, это уступка, да, со стороны Украины – ради того, чтобы состоялся саммит нормандского формата. Чтобы лидеры попытались разблокировать хотя бы в самом общем политическом виде те вопросы, которые они не могли решить последние четыре года».

Александр Лукашенко чуть позже скажет: я и сам человек диалога, человек компромиссов. Тем самым Президент Беларуси фактически приоткрывает дверь в комнату, в которой всего пару дней назад проходили переговоры с главой Украины. 

Александр Лукашенко, Президент Беларуси: «Я Владимиру Александровичу, когда обсуждали этот вопрос, сказал, что надо идти на какие-то контакты, движение, потому что война у тебя, на твоей земле. Он говорит: "Я так и понимаю эту проблему". Это война на земле Украины. Поэтому надо решать эту проблему! Пройдет время, любые раны рубцуются». 

Александра Лукашенко, практически не сходя с места, станут расспрашивать – так на какие шаги готов Зеленский. Похоже, люди так устали от секретов, что теперь хотят знать решительно всё.

Как ни крути, но и в кулуарах форума многие назовут ситуацию на юго-востоке Украины – проблемой номер один в Европе. Всё оттого, что сильные мира сего перестали играть по правилам, выработанным после Второй Мировой и «холодной» войны.

Александр Вершбоу, заместитель генерального секретаря НАТО (2012-2016 гг.): «Все страны совершают ошибки. Я считаю, не стоит много дебатировать о прошлом, нужно говорить, что мы можем сделать для сохранения мира. Прежде всего, нужны шаги, чтобы выйти из новой «холодной войны», включая контроль над вооружениями, по крайней мере, уменьшить риски, которые несёт нынешнее положение вещей. Но самый главный вызов – сможем ли мы выбраться из российско-украинского конфликта. Это самое сложное».

«Решать мировые проблемы можно только сообща», – скажет экс-чиновница Евросоюза. «Строить новую систему безопасности нельзя без решения старых проблем», – подчеркнёт бывший президент Грузии. «Ключ развития – не в доминировании, а будущее в сотрудничестве», – уверен экс-президент Хорватии. И каждый отметит: мы «за» призыв Президента Беларуси действовать.

Нужны шаги, решительные действия. Тот, кто на них готов, наверняка, поддержит Александра Лукашенко. Кому удобнее так, как есть, скажет, что не слышал. Но пусть лучше Минск ассоциируется с призывами к мирным действиям, с площадкой для каких угодно мирных инициатив, чем с жутким звуком выстрела хотя бы одного ружья.