Лукашенко о бастующих: Каждый выбирает дорогу, по которой будет двигаться. Не хотят работать – не надо

Лукашенко о бастующих: Каждый выбирает дорогу, по которой будет двигаться. Не хотят работать – не надо

Все ли готовы к диалогу? Вопрос, похоже, риторический. Последнее воскресенье показало: протестующие перешли красную линию, которую провела даже не действующая власть, а незыблемый канон безопасности. Целый ряд тревожных происшествий как симптомы серьёзной проблемы, развития которой ждать никто не намерен. На кону – жизни людей и защита устоев нашего общества. А потому комментарии Президента сегодня были полны решительности.


Александр Лукашенко убеждён: время информационной войны уходит, появляются реальные террористические угрозы. Да и призывы к остановке предприятий, приправленные информационным шантажом, не такие безобидные, как может показаться. Впереди у нас целый набор примеров. Увы, не условных, а совершенно реальных. И сегодня звучавшее во Дворце Независимости давало чёткий сигнал: в вопросах национальной безопасности реакция государства будет незамедлительной.

Те, чей утренний путь проходит по проспекту Победителей, точно знают, в какое время Президент приезжает во Дворец Независимости. Час-полтора на работу с документами – и в половине 11-го Александр Лукашенко приветствует собравшихся уже под прицелом камер. Время начала официальных мероприятий переносят крайне редко. Сегодня – исключение. В «красном зале» Президент появился после полудня.

Кто был в кабинете Главы государства до начала совещания, доподлинно неизвестно. Но догадаться несложно: речь шла о воскресенье, наделавшем много шума. Протест, ставший провокацией. Протест не с человеческим, а каменным лицом. Но эти кадры не покажут в Telegram-каналах. Президент не раз предупреждал протестующих: не переступайте красную линию. Но случившееся в Минске власть расценивает однозначно.

А на западном фронте тем временем без перемен: призывы к бойкотам, забастовкам. Одним словом – ультиматум. Больше других влиянию извне поддались студенты. Оно и понятно – все молодые, горячие, да и всё ж веселее, чем на парах. Но ведь не они главная цель заводаторов. Отказался от учёбы – ну и кому сделал хуже? Куда заметнее, если встанет большой завод, а лучше – все промышленные гиганты Беларуси. За такое точно можно получить «зачёт» у западных спонсоров. 

Александр Лукашенко, Президент Беларуси: «Каждый выбирает дорогу, по которой он будет двигаться. Не хотят рабочие работать – не надо. Но их единицы. Освободите от этих проплаченных – деньги идут из Польши и Литвы. Студенты пришли учиться – учитесь. Кто вышел в нарушение закона – он лишается права быть студентом. Отправьте в армию или на улицу. Они должны быть отчислены. То же самое преподаватели. Не уговаривайте – бесполезно. Загоним под плинтус – потом вылезут. Пусть определяются».

Ставить ультиматум и надеяться, что Александр Лукашенко пойдёт на сделку как минимум наивно. Но это ли на самом деле нужно выдвигающим требования? Или их невыполнение – всего лишь формальный повод пойти дальше?

Поколение, выходящее по воскресениям, сидит в интернете – ну так погуглите, что такое ультиматум. Даже в «Википедии» написано: он может предшествовать войне. Ведь если не сработал, то координаторам оппозиции нужно предложить что-то ещё. А разве вариантов так много? И если этого не понимают подростки, выходящие на улицы, Александр Лукашенко в который раз взывает к родителям. 

Александр Лукашенко, Президент Беларуси: «Хочу обратиться к родителям школьников и студентов: уберите детей с улиц, чтобы потом не было больно. А с остальными мы будем разбираться. По всей строгости».

И пока одни выдвигают ультиматумы, в стране не остановлено ни одно крупное предприятие, ходит общественный транспорт, работают магазины для всех. Александр Лукашенко убеждён: даже если перемен требуют чьи-то сердца, то голова должна подсказать: нужен мир и спокойствие. В противном случае последствия могут быть плачевными – и речь сейчас не о действиях силовиков. 

Роман Головченко, премьер-министр Беларуси: «Призыв к остановке предприятия – не что иное, как расчистка места для конкурентов. Второй немаловажный аспект – то, что активно пытались нагнетать обстановку там, где есть опасные производства. Тот же "Гродно-Азот", который, кстати, работал штатно. Но раздувалось, что сейчас "Гродно-Азот" остановят. Товарищи, это опасное производство. Любое вмешательство в технологический процесс – это угроза техногенной катастрофы. Или "Могилёвхимволокно". К чему вы призываете? Хотите, чтобы областной город накрыло из-за шальной мысли в особо рьяных головах?»

Но разве об этом кто-нибудь задумывается? Всё это в итоге напоминает игру «Ультиматум», в которой чаще всего в проигрыше оказываются оба. И тот, кто его ставит, и тот, кто на него ведётся. И, как ни крути, выходит, что власть – сторона, которая в эти игры не играет.

Фото: БЕЛТА

Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен и Telegram