Лукашенко: Мы уже «законопатили» наших людей в национальных границах, что дальше некуда

Лукашенко: Мы уже «законопатили» наших людей в национальных границах, что дальше некуда

Противодействие санкционному давлению и подходы к формированию общего энергетического рынка. Пожалуй, это главные темы саммита Евразийского экономического союза, который прошёл сегодня и вновь в формате видеоконференции. Впрочем, это не помешало главам государств обсудить вопросы, которые обычно рассматривают с глазу на глаз за закрытыми дверями. Речь, в частности, о тарифах на российский газ. Долгое время это один из самых болезненных вопросов интеграции.


Россия изложила своё видение развязки, что интересно, в письменном виде. Но в повестке Евразийского экономического союза появился и новый вопрос. Президент Беларуси призывает партнёров подготовить меры реагирования в отношении западных стран на случай обострения экономической ситуации. Что об этом думают союзницы Минска? И чьё выступление на саммите приняло неожиданный оборот? Об интеграции в условиях пандемии и не только.  

Они могли бы быть в Нур-Султане, где сегодня +26°C. Но пока место встречи изменить нельзя. И заседание Высшего Евразийского экономического совета проходит онлайн. Президентам это не впервой. Как, впрочем, и небольшие задержки, связанные, по-видимому, с занятостью Владимира Путина. Семеро одного не ждут, но президента России всё же подождали.

О пандемии – её экономической и политической составляющих – говорить, конечно, будут много. На правах хозяина цифрового саммита слово возьмёт глава Казахстана. Он верит: кризис, вызванный пандемией, пройдёт, а барьеры внутри союза? Барьеры могут и остаться.

С таким настроением саммит мог бы претендовать на звание одного из самых пессимистичных. Но не всё так плохо. В прошлом году партнёры по ЕАЭС наторговали на 55 млрд долларов, что меньше, чем до этого, но в пандемию простительно. Союзницы показали готовность сплотиться в борьбе с коронавирусом. Производство российской вакцины запустили в Беларуси и Казахстане – чем не пример интеграции в действии? Да и если старожил ЕАЭС и его идейный вдохновитель говорит, что союз выстоял – и это главное, это что-то да значит.

О том, что пришло время сплотиться, скажут все лидеры. Выразительнее других – Александр Лукашенко. От пандемии Президент явно устал.

Президент Беларуси публично выступает за то, чтобы как можно скорее открыть границы внутри ЕАЭС – мол, на то он и союз…

И вообще, страны-союзницы, уверен Александр Лукашенко, должны выступить единым фронтом. Ведь ладно бы только пандемия! Беда, как говорится, не приходит одна.

Речь не про дружбу против кого-то, а про защиту союзных интересов. Важно не перепутать! И предложение белорусского Президента партнёры поддерживают. Евразийской экономической комиссии поручено выработать меры санкционного противодействия. Да и когда, если не сейчас, продемонстрировать самодостаточность евразийского объединения? И вот пример. Весь мир твердит: продовольствия на всех не хватит. Спрос растёт, а с ним и цены. ООН прогнозирует увеличение спроса на продукты питания к 2030-му больше чем на треть. И что союз?

Вообще, инициатив у Минска много. Теснее сотрудничать с Китаем – с этим солидарна Москва, найти флагманские для ЕАЭС проекты – это ещё на заре становления союза предлагал Казахстан, принять решение по дедолларизации внутренней торговли углеводородами – публично эту тему не обсуждали, ну и активизировать уже наконец формирование общих рынков энергоресурсов – в этом Беларусь традиционно поддерживает Армения.

Ереван действует по принципу «вода камень точит». Кстати, Никол Пашинян на этом саммите в качестве исполняющего обязанности премьера. И вроде бы дела внутренние – а в конце июня в Армении досрочные выборы – волновать его должны куда больше интеграционных, но острые вопросы он не обходит. В решении газового спора как потребитель голубого топлива заинтересован и Кыргызстан. Президент России, от которого во многом и зависит решение вопроса, публично комментировать тему не станет.

И всё же есть место интриге. Газовый вопрос таки обсудят – на закрытой для прессы части саммита. Позиция Минска известна: равный доступ к рынку газа для всех субъектов ЕАЭС. Согласование тарифов долго буксовало, и стороны условились, что приемлемый для всех вариант пропишут в проекте договора. Москва его представила в апреле.

Игорь Петришенко, заместитель премьер-министра Беларуси: «По предложению нашего Президента, его поддержали все главы государств, что времени на предметную отработку на экспертном уровне, на уровне правительств недостаточно. Поэтому условились так, что предметно по этим ключевым развязкам эксперты выработают соответствующие подходы. Конечно же, с активным участием Евразийской экономической комиссии. И на следующее заседание, которое запланировано на вторую половину текущего года, представят соответствующие подходы и предложения для предметного обсуждения на уровне глав государств. В основе пока разное тарифообразование для внутренних субъектов и для субъектов, которые являются членами ЕАЭС. Пока здесь предполагается разное тарифообразование».

Словом, это не то, за что выступают Минск, Ереван и Бишкек. На урегулирование вопроса всё меньше времени, ведь подписать договор стороны намерены в следующем году, чтобы с 2025-го единый рынок всё-таки заработал. Есть и ещё кое-что, чем запомнится этот саммит. Впервые в качестве наблюдателя при Евразийском экономическом союзе в нём участвовала Куба. К слову, на момент выступления Мигеля Диас-Канеля в Гаване будет почти 6:00. Так вот, союз кубинский лидер поддерживает и в целом, и его участников по отдельности.

Ещё один новый наблюдатель Узбекистан – тоже за сопряжение с союзом, а вот кого на саммите не было, так это Молдовы. Она давний наблюдатель при ЕАЭС, но новому президенту это, видимо, не очень интересно. Впрочем, любой союз – дело добровольное. И тут бы впятером разобраться, как действовать дальше. Похоже, союзники решили следовать принципу: что нас не убивает, делает нас сильнее.  

ФОТО: БЕЛТА

Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен и Telegram