Локдаун: экономические последствия для мира. Почему Беларусь выбрала другой путь?

Локдаун: экономические последствия для мира. Почему Беларусь выбрала другой путь?

Пандемия нанесла сокрушительный удар по мировой экономике. Нет стран, которые в этой ситуации отделались лишь испугом – пострадали все, в той или иной степени.


Нельзя останавливать предприятия, запирать людей по домам и обвалить экономку – этот тезис не раз повторял Президент Александр Лукашенко. По сути, он стал основополагающим в стратегии, которую избрала Беларусь в борьбе с COVID-19.

И если в начале года «белорусскую модель» не критиковал только ленивый, то сейчас даже скептики признали обоснованность такого подхода. Плачевные последствия переживают даже развитые страны – убытки, разорение частного бизнеса, паралич целых отраслей.

Чтобы оправиться от шока, вызванного пандемией, потребуется время.

Привычные для зрителя кадры работающих флагманских предприятий страны в уходящем году стали чуть ли не мировой эксклюзивностью. Коронавирус – это ведь не только новая инфекция, но и новая дилемма: что делать? И Беларусь, как казалось скептикам весной, не делала ничего. Пока европейские и американские компании закрывали производства из-за пандемии, наша жизнь в первую волну была фактически прежней.

Решение не принимать поспешных решений – это стало стратегией Беларуси в экономике. На совещаниях Александру Лукашенко уже весной советовали полный локдаун и остановку предприятий. Медиков, в принципе, можно понять – если все по домам, то статистика по коронавирусу будет максимально приятной. Но на что, например, жить сотрудникам «Атланта», предприятия, которое каждый день из окон Дворца Независимости видит Президент? Нет работы – нет зарплаты. А как надолго – никто не знает. 

Как раз и отсутствие мирового понимания, как долго с нами COVID-19, стимулировало разработку собственной экономической стратегии. Условно, если бы была гарантия, что это на месяц–другой, то нет проблем, можно и закрыться. Но вот декабрь, а вирус ещё с нами. В марте Александр Лукашенко в разговоре с коллективом «БелГИПСа» предложил: если хотите – закрывайтесь. Желающих пожертвовать финансовым благополучием не нашлось.

Из личных кошельков складывается и кошелёк общереспубликанский. Даже месячный простой всех предприятий грозил Беларуси серьёзными проблемами. И снова же – нет понимания, сколько экономике нужно терпеть. Время шло, мир жил с локдауном и обещаниями мировых политиков, что всё будет хорошо, а Александр Лукашенко, не закрыв предприятия, просил лишь одного: верить. 

И уже к маю, когда первая волна страха начала спадать, Европа и Штаты осознали глобальность проблем, созданных популистской борьбой с COVID-19. Отсутствие денег, банкротство мелких предприятий и падение выручки у крупных, потери рабочих мест и вообще любого заработка для сотен тысяч людей. Им обещали, что помогут, но где на помощь брать деньги, если локдаун лишил средств целые страны? 

По прогнозам Международного валютного фонда, потери европейской экономики от коронавируса составят 3 миллиарда евро. И, кажется, это не совсем верная формулировка – это потери от популистских и чрезмерных мер защиты от коронавируса. Всё развалила весна: немецкая экономика откатилась на уровень 2011 года, испанская – до уровня 2002-го, Италия вообще вернулась в девяностые. Случился крупнейший обвал экономики Еврозоны с момента её существования. А коронавирус при этом так и не был побеждён. Прогнозы экспертов по уровню падения ВВП стран по всему миру можно объединить заголовком «Добро пожаловать на дно»: 5% минуса, 10%, 15%, в Индии квартальное падение до 40% ВВП. Знаменитая Великая депрессия, мировой кризис начала прошлого века – это падение мирового ВВП около 3%. На нынешний год прогноз – почти 5%. На столько же, например, упадёт экономика России, которая как раз пошла по отличному от Беларуси пути. С соседями сравнивать проще всего – очень быстро партнёры поняли, что ошиблись, и отказались от закрытия предприятий. Всё это время Минск стойко держался фактически в одиночестве. Напомним, Лукашенко просил доверять. И вот ко второй волне COVID-19 тотального карантина нет, как было в Беларуси весной. Но при этом мы по экономическим показателям года почти вышли в ноль.

И, по большому счёту, недобор одного процента связан с тем, что колоссальные деньги пошли как раз на экстренное усиление медицинской сферы. Больше миллиарда долларов. Каждый день расходы на лечение растут – и в гипотетическом постоянном локдауне деньги на спасение жизней рано или поздно закончились бы. 

«Большое видится на расстоянии» – часто любит говорить наш Президент. И как раз решение не гробить экономику ради популистских решений – как раз это «большое». Пройдёт время, и в учебниках по экономике будут писать, что в глобальном кризисе 2020-го была одна небольшая, но гордая страна, которая оказалась права. Беларусь. Пожалуй, это главный экономический итог уходящего года. 

Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен и Telegram

Корреспонденты:
Игорь Тур
География:
Беларусь