Культурная эволюция

Есть четыре знаменитых белорусских коллектива: народный хор имени Цитовича, Государственный ансамбль танца Беларуси, хореографический ансамбль «Хорошки» и «Песняры».

Так вот, в настоящее время в минкульте обсуждается инициатива о смене юридического статуса этих коллективов и переводе их в состав Белорусской государственной филармонии.

У руководителей министерства, равно как и у творцов, – своя позиция и свои аргументы по этому вопросу. Министр, например, только что говорил о необходимости оптимизации управленческих структур. Что не удивительно, поскольку точно такая же задача поставлена сегодня перед каждым министерством, перед каждой структурой. Ну, а руководители коллективов опасаются, во-первых, что решение будет принято без их ведома, а во-вторых, что в результате изменений они просто не смогут эффективно работать.

«В кулуары» минкульта по отдельности и по парам, иногда вчетвером уже не раз приглашали руководство коллективов, которые думают «коллективизировать». Этот эпитет пока идее, а не аксиоме объединения с Белгосфилармонией Госансамбля танца, «Хорошек», «Песняров» и народного хора имени Цитовича.

Свою единую позицию ансамбли сформулировали в трёх «не-»: непродуманность, непросчитанность, несвоевременность. Мол, если бы хотя бы намекнули на объединение прошлым летом, было бы время без паники взвесить все «за» и «против». Сейчас-то – март.

Валентин Дудкевич, художественный руководитель Государственного ансамбля танца Беларуси: «Середина сезона, мы спланировали всю работу, в том числе и гастрольную. Мы заключили уже предварительные договора с нашими импресарио в Китае, в Литве. Они заключили с нами договора, как с юридическими лицами, самостоятельными. Значит всё это нужно переводить «стрелки» на филармонию, которую они не знают».

Продюсерские договоры, как правило, содержат пункт «штрафные санкции». К примеру, за отказ от концертов на Дальнем Востоке группы «Тату» с организатора тура фирмы «Кремль-концерт» взыскали 20 тысяч евро. И это в 2006-м, десять лет назад! Сейчас отдельные счета могут выставить четырём коллективам, чей учредитель – минкульт.

Вячеслав Шарапов, художественный руководитель Белгосансамбля «Песняры»: «Общеизвестный товарный знак, на «завоевание» и возвращение которого в Беларусь ушло семь лет, является самым болезненным моментом во всей этой истории. Потому что, повторить этот путь при смене собственника – я не представляю, как это можно повторить сегодня».

В Беларуси, России, Украине, Литве, Латвии, Польше, Болгарии и Китае называться в афишах «Песнярами» сегодня может лишь госансамбль. С 2006 года услуги патентных агентов обошлись ему в почти семь тысяч долларов. Это, кстати, внебюджет. То есть, деньги, заработанные «Песнярами» на концертах.

Наталья Шашкова, начальник управления Национального центра интеллектуальной собственности: «По закону предусмотрены критерии, по которым товарный знак прекращает своё существование. В первую очередь, это отказ владельца. Следующий случай, когда прекращается действие юридическое лица».

Регистрацией товарного знака на родине «Песняров» первым занялся ещё Владимир Мулявин – в 99-м году. Ровно через десять лет после вывода решением Совмина БССР созданного им ансамбля из состава филармонии. В 84-м с этой организацией уже простились «Хорошки».

Валентина Гаевая, художественный руководитель Белгосансамбля «Харошкі»: «Если мы вернёмся сюда, в филармонию, уже у меня, как говорится, останутся только те, которым осталось там несколько лет до пенсии. Остальные все уйдут. Я уйду. Я начала делать сложные программы только после того, как министерство культуры СССР сделало нас государственным коллективом».

Если у «Хорошек» и «Песняров» есть опыт работы в штате филармонии, то народный хор имени Цитовича и Госансамбль танца никогда туда не входили. Как, впрочем, и в другие структуры. Да и филармония – это традиционно сугубо музыкальная организация. Возьмём, Варшавскую. Там в разделе «O nas» только оркестры и хор – камерный. В нашей уже сейчас 18 коллективов.

Валентин Дудкевич, художественный руководитель Государственного ансамбля танца Беларуси: «Нам предлагают: «зачем вам сапожник?» Вы знаете, когда ездили огромные ансамбли на большие гастроли (такие, как Вирского, Моисеева), могли не взять несколько солистов. Сапожник ездил во все гастроли. Потому что без него нельзя».

Сейчас, говорят, филармонии дано предписание сформировать новое штатное расписание присоединяемых коллективов. Это порядка 400 сотрудников – к 600 филармоническим. В тысячной структуре сложнее быть «мобильными» – аргумент Госансамбля танца, «Хорошек», «Песняров» и народного хора имени Цитовича.

Мирослав Вантух, художественный руководитель Национального ансамбля танца Украины им. Павла Вирского: «Если всё в кучу – это же винегрет, он может быть только на столе, если вкусно приготовленный. А это нет. Я считаю, что это не только ошибка, но и вред культуре. И Государственный ансамбль, и «Песняры» уже давно заслужили иметь самостоятельно своё лицо. И идти с тем лицом, который народ уважает и хочет видеть».

С 1980 года Вантух руководит самым заслуженным танцевальным коллективом Украины. Сокращённо «Ансамбль Вирского» никто и никогда не сокращал. Даже сейчас – в нелёгкие дни для страны-соседки. Статус юрлица сохраняет и молдавский коллектив «Жок». А российский ансамбль танца Моисеева по форме вообще «федеральное государственное бюджетное учреждение культуры».

Вячеслав Шарапов, художественный руководитель Белгосансамбля «Песняры»: «Это никуда не денется, пойдём на пришлых, на кого-нибудь. Откуда же будет «самоокупаемость». Но когда возникает необходимость показать что-то такое, чего нет за рубежом… Тут возникает резкая потребность в национальном искусстве. Потому что Моцарт исполняется одинаково, приблизительно, и в Молдове, и в Китае».

Специалисты минкульта подсчитали: нынешняя оптимизация позволит сэкономить бюджету около полутора миллиардов рублей. Однако уместно ли сводить дебит с кредитом, в том, что призвано сохранить белорусов не только в XXI веке.

Под оптимизацию, если такова всё-таки будет, попадёт административно-управленческий аппарат ансамблей. Мол, сегодня на его содержание, как раз-таки, и не хватает денег в бюджетном ведомстве. При этом творческий штат останется в прежнем составе, заверили в минкульте. И уточнили: «решение ещё не принято». Оно будет взвешенным, учтут все за« и «против».

Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен и Telegram