«Квартальное» задание

207

В центре столицы совсем скоро появится первый музейный квартал, на базе Национального художественного. Александр Матяс выяснил, чем наполнят пять зданий общей площадью 28 тысяч квадратов. И какое место в проекте если не века, то ближайшей пятилетки, отведено реставрации. Всё это через вновь обретённую картину кисти великого мастера Дамеля – уже названную «сенсацией» Года культуры.

Автор живописного «Моления о чаше» завещал похоронить себя рядом с этим холстом: два метра 90 сантиметров по вертикали, 2.25 – по горизонтали. Воля Яна Кшиштофа Дамеля могла свершиться. Буквально. С начала 1980-х алтарная картина конца 1830-х напоминала тряпку, случайно забытую в фондах музея. Сегодня изображение Спасителя, которое считали утерянным навсегда, в руках спасителя. Снял уже килограмм грязи.

Александр Лагунович-Черепко, реставратор: «После первичной регенерации лакового слоя мы понимаем, что сохранность очень хорошая. Процент утрат заключается только в тех местах, где были разрывы. Оказалось, что дважды перетягивали холст на подрамнике».

«Святая Констанция…» до сего в музее – официально единственное монументальное полотно классика стиля «классицизм». Сейчас работа Дамеля – в хранилище. Убрали из постоянной экспозиции, освободив место «Сакральному искусству Беларуси» – тому, что впервые побывало на выставке в Ватикане. И на этой неделе открыто в Минске.

Владимир Прокопцов, генеральный директор Национального художественного музея Беларуси: «4% ад усёй колькасці. Каб паказаць свае фонды, мы 5 гадоў таму стварылі такі праэкт “Нашы калекцыі”. У нас, дарэчы, каля 300 твораў толькі старажытнабеларускага мастацтва яшчэ патрабуюць пэўнай рэстаўрацыі».

Всего в собрании отечественных древностей около двух тысяч предметов. Это раритеты, как правило, полученные из научных экспедиций. Первая была ровно 70 лет назад. За 81 поход выявили и сберегли из заброшенных храмов бесспорные шедевры. Опять же – «Моление…» Дамеля.

Гвидо Корнини, заведующий отделом Музеев Ватикана: «Мы до сих пор обсуждаем в Италии, следует ли возвращать артефакты в церкви, которым они принадлежали, или оставлять их в музеях, чтобы реликвии могли увидеть образованные люди. Пинакотека Брера в Милане родилась из такого решения. У других галерей та же ДНК, в культурном смысле».

В Минске, по сути, первый художественный музей находился там, где сегодня галерея Героя Беларуси Михаила Савицкого. 200 лет назад – дом шляхтича Ежи Кобылинского: коллекционера, реставратора (восстанавливал иконы для соседнего костёла), мецената, давшего в мансарде мастерскую «господину оформителю», как ещё говорили о Дамеле.

Перефразируя бременских музыкантов, здесь «нам дворца заманчивые…» стены. 5 лет назад во время реставрации «палаца» были найдены фрагменты фресок. По почерку – дамелевские. Этого Рафаэля XIX века.

На стене зала – «Реставраторы» кисти Савицкого. Символично, во многом. Народный художник СССР остался в истории благодаря в том числе своей «Партизанской Мадонне». Дамель также любил писать лики Богоматери. Шесть чудотворных икон вернул из небытия старейший белорусский «лекарь красоты».

Аркадий Шпунт, заведующий отделом Национального художественного музея Беларуси: «Ведомственная всякая категория, она совершенно не имеет места. Реставратор касается вещей, которые являются национальным достоянием. Это допуск должен быть государственным».

Своего рода «камень» в сторону Минкульта – срочно нужна Республиканская аттестационная комиссия. Ведь есть же у литовцев. Наследие Беларуси требует особого подхода. Здесь заграница нам не помощник – лишь преемственность. Не то можем утратить не только Дамеля.

Отец Андрей Сипович, настоятель прихода Воздвижения Святого Креста: «Усё тое, што тут ёсць, яно было з іншых месцаў звезена. Напрыклад, алтар 1934 года. Самі ведаеце, што было з касцёлам, і што магло быць вось з тымі парэшткамі».

Дольше века в столице живёт легенда: мол, под главным алтарём Кальварии покоится Дамель. «Мавзолеем» ему был уже известный нам сюжет из Евангелия от Луки, спасённый альтруистами. До 1981 года костёл занимали мастерские. Например, кузнечная. Сегодня музеям Беларуси просто необходим реставрационный центр. Хотя бы единый. В Литве таковых четыре.

Владимир Прокопцов, генеральный директор Национального художественного музея Беларуси: «У 2019 годзе, да 80-годдзя Нацыянальнага мастацкага музея, мы плануем увесці наш музейны комплекс у поўным аб’ёме. Канешне, пэўныя ёсць цяжкасці з фінансаваннем».

Под центр реставрации в Музейном квартале (его создание – поручение Президента) отведено здание по улице Кирова. В Национальном художественном – свыше 30 тысяч экспонатов. По стране – более 3 миллионов. Модернизация актуальна и для Третьяковки. В 1939 году именно специалисты московской галереи провели первую реставрацию шедевров главного арт-собрания Беларуси.

Зельфира Трегулова, генеральный директор Государственной Третьяковской галереи (Россия): «О музейном мире существует множество весьма превратных представлений. Поэтому изменения будут весьма решительные. Создаются специальные отсеки, где посетители, не беспокоя реставраторов, могут наблюдать за их работой».

Наталья Сычёва, научный сотрудник музея «Дом Ваньковичей»: «В 1965 году, я так думаю, что благодаря Елене Васильевне Аладовой, потому что это Дамель, это наш круг, Третьяковка нам передала. Копии были у Оштарпов в Дукоре, у Ваньковичей: или в Великой, или в Малой Слепянке».

Недорисованная картина «Павел Первый освобождает Тадеуша Костюшко из тюрьмы». Из «темницы» выходит сегодня и дамелевское «Моление о чаше». Тут в качестве эксперимента впервые будут применены синтетические материалы. Осваивают опыт Польши. Но всё-таки главное за этим – сохранить национальную школу реставрации.

Корреспонденты:
Александр Матяс
География:
Минск