Контуры. Африканский вектор

484

Рост товарооборота с положительным сальдо (то есть когда наш экспорт превалирует над импортом) – задача №1 для сотрудничества с каждой без исключения страной. В особенности это касается новых рынков. 

Сотрудничество со странами Африки лежит в сфере интересов так называемой «дальней дуги» белорусской внешней политики и начало развиваться относительно недавно. И пусть цифры товарооборота в большинстве своем пока скромные – есть политическая воля их развивать. 

Это подтвердил на уходящей неделе президент Зимбабве Эммерсон Мнангагва. Он побывал в Беларуси с официальным визитом, и, несмотря на холодную по африканским меркам погоду, остался доволен продуктивными и тёплыми встречами.  

Причём в Минске господин Мнангагва (ещё в статусе вице-президента) уже бывал в 2015 году. Именно тогда Александр Лукашенко заявил о том, что эта страна представляет собой интерес как площадка для выхода на весь африканский континент и поручил курировать направление управляющему  делами Президента Виктору Шейману. 

Чем интересно само государство? Давайте совершим краткий экскурс в его историю. До 1980 года это была колония Великобритании – Южная Родезия.  Из достопримечательностей – водопад Виктория (он находится на севере страны на границе с Замбией). Столица – Хараре. С более чем полуторамиллионным населением. Всего же в стране проживают более 16 миллионов человек, причём каждые 4 года Зимбабве прирастает новым миллионом жителей. Большинство из них – христиане.

Благодаря работе, которую государства ведут уже несколько лет, Беларусь включена в список стратегических партнеров Зимбабве и этим отношениям страны придают большое значение. 

Закрытые магазины и аптеки, опущенные решётки и тяжёлые замки. После акций протестов, длившихся несколько дней, Хараре просыпается в тягостном настроении. Газеты там читают отнюдь не за чашкой кофе. 

Недовольство, расплескавшееся по улицам зимбабвийской столицы, вызвало увеличение цен на топливо. Внезапное и двукратное. 

Джеральд Хумало, водитель такси: «Честно, я запутался в том, что происходит в стране. Внезапно цена на топливо выросла до $3 за литр, поэтому мы даже не знаем, сколько брать с пассажиров. Да и у них в любом случае нет денег».

Лирой Кабанга, житель г. Хараре: «Цену на дизельное топливо должны не просто снизить, оно в принципе должно быть доступно – это единственный способ двигаться. Сейчас я застрял в городе и понятия не имею, как мне вернуться домой».

Взмывшие в одночасье цены на горючее – само по себе уже проблема. Но её усугубляет и без того непростое экономическое положение. Руководство страны пытается залатать дыры в бюджете, а народ протестует – мол, вы делаете ещё большие дыры в наших карманах. Выходит едва ли не замкнутый круг. 

Чарльз Мариво, житель г. Хараре: «Конечно, я недоволен ситуацией, потому что правительство не может производить топливо. Хорошо, для этого нужны доллары США, а у них их нет, но мы экспортируем алмазы, мы экспортируем золото, мы экспортируем платину, литий, куда идут деньги? У нас же должны быть деньги, чтобы купить топливо!» 

А вот это действительно, непросто понять. Почему страна с богатейшими запасами (да, в принципе, всего, что есть в таблице Мендлеева) угодила в финансовую ловушку? Доходы от добычи полезных ископаемых – это всего 2% ВВП. 

Блеск алмазов вот уже почти два десятилетия меркнет на фоне экономических санкций Запада. Зимбабве то и дело фактически оказывалось в изоляции. Десять лет назад национальная валюта обвалилась так, что постепенно американский доллар занял 90% финансового рынка страны. Это чтобы понимать, на каком фоне президент Мнангагва прилетел в Минск.

Он чуть больше года руководит страной. Взял курс на реформирование экономики и вообще готов открыть страну иностранному капиталу. Цель максимум – сделать Зимбабве государством-середняком к концу 2030-х. 

Нет, Мнангагва не просит денег. Но точно понимает, что Беларусь может многое дать развивающейся стране. Да и Александр Лукашенко, конечно, не понаслышке знает, что такое эти болезни роста. 

Африка для Беларуси в принципе рынок не новый, но перспективный. Что же до Зимбабве, то туда заходим с двух флангов. В прошлом году в южноафриканской стране создали белорусское геологоразведочное предприятие. В будущем есть шанс самим откопать что-нибудь стоящее. А с другой стороны, конечно, предлагаем технику. Ну на чём, как не на БЕЛАЗах бороздить просторы карьеров Зимбабве? 

Уинстон Читандо, министр шахт и развития горнорудной промышленности Зимбабве: «Мы в Зимбабве хорошо знаем белорусскую технику. А накануне визита в Беларусь приехали наши представители горнодобывающей отрасли, чтобы в деталях рассмотреть ваши машины. Я говорил с ними – они впечатлены увиденным». 

В прошлом году стороны заключили несколько многомиллионных контрактов на поставку техники: тут и самосвалы, и комбайны, МАЗы, тракторы, пожарные машины… Общий чек – больше чем на $60 миллионов. И вот тут – внимание, вопрос! Как расплатиться, когда денег нет? Из команды «знатоков» отвечает министр промышленности… 

Павел Утюпин, министр промышленности Беларуси: «Речь идёт о выделении экспортных кредитов. В данном случае кредиты выделяются покупателю Банком развития. Сделка страхуется. Таким образом, покупатель не только приобретает технику, но может частично решать вопросы финансового обеспечения таких сделок. Хотя по законодательству в любом случае должно быть 15% предоплаты».

Как раз для этого к проекту подключили Банк развития Беларуси и Резервный банк Зимбабве. После решения всех межбанковских вопросов Минск готов начать отгрузку. А ещё, если надо, создать транспортно-логистический центр, возвести объекты гидроэнергетики, учить зимбабвийских студентов и, конечно, дать удочку, чтобы в далёкой африканской стране могли сами себя накормить.

Перенс Шири, министр земель, сельского хозяйства, водных ресурсов, климата и сельских поселений Зимбабве: «У вас много сельскохозяйственной техники, развито промышленное животноводство. Конечно, мы готовы прорабатывать вопрос создания в Зимбабве сборочных производств – технику ведь можно поставлять и в другие страны Южной Африки. А ещё было бы здорово вместе перерабатывать в Зимбабве мясо и молоко». 

Чтобы намерения не перешли в разряд несбывшейся мечты, Президент чётко даёт понять: готов прилететь в Зимбабве, но только после реализации нескольких проектов. Ведь документов в Минске подписано немало, но Александр Лукашенко говорил не раз: конкретные дела лучше любых меморандумов. 

Эммерсон Мнангагва, президент Зимбабве: «У нас есть возможности для сотрудничества в области обороны и безопасности, и они являются исключительно важными для нас. Нам нужно их изучить. А в целом мы готовы к свершениям во многих областях. И очень рады тому, как развиваются наши отношения».

В перспективе стороны хотят уйти от простой торговли. И здесь в принципе понятно, почему Президент называет Зимбабве важным партнёром в Южной Африке. Кстати, 17 января вполне можно отмечать в календаре как день белорусско-африканских отношений. 2019-й отметился визитом в Минск зимбабвийского президента, а в 2017-м аккурат 17 января Александр Лукашенко встречался в Судане с его главой. Есть у этих отношений и скептики, но это ли не претворение в жизнь той самой идеи «дальней дуги», которая ещё лет десять назад казалась чем-то мифическим. Мол, где мы – а где они?! 

Корреспонденты:
Анна Пыж
География:
Зимбабве