Как коронавирус повлиял на цену на нефть: кому это выгодно и кто сумел воспользоваться?

Как коронавирус повлиял на цену на нефть: кому это выгодно и кто сумел воспользоваться?

Наличие полезных ископаемых, нефти, газа, металлов, страны не спасёт. Март стал чёрным для нефти во всех смыслах слова. В Вене сорвана сделка ОПЕК плюс, и ведущие мировые нефтедобывающие страны не смогли договориться. Теперь подсчитывают колоссальные убытки. 

Из-за чего? Не из-за коронавируса, хотя это он стал причиной. Но только причиной. А вот, что случилось потом. 


Питер Кардилло, экономист рынка ценных бумаг: «Мы можем прийти к рецессии, глобальной рецессии».

Андрес Мануэль Лопес Обрадо, президент Мексики: «У нас проблема, потому что в ОПЕК нет согласия. И падение цен на нефть привело к снижению песо».

Питер Тачман, биржевой брокер: «Идеальный шторм. Вот, что все получили сегодня».

Сергей Дроздов, финансовый аналитик: «Отечественные фондовые биржи ждёт кровавая баня». 

Участники саммита ОПЕК собираются, чтобы решить всего один вопрос: о снижении добычи нефти. Предложение всего одно – меньше добывать, чтобы удержать цены. Так себе задача.

Стратегия 13 стран, входящих в ОПЕК, всегда базировалась на договоре между собой. Так было всегда, несмотря на разные взгляды государств. Обладание нефтью и цены на неё мирили всех. Но есть ещё шесть стран, которые в ОПЕК не входят, но нефтяными считаются. Россия (13% мировой добычи), США (12%), Китай (6%), Канада (4%), Бразилия (3%), Казахстан (2%). До марта 2020 года все, и те, кто в ОПЕК, и те, кто вне - договаривались.

Но без инфекции не обошлось. Как коронавирус смог придушить нефть, надо пояснить особо. Но сначала, из чего состоит цена.

Есть нефтедобывающие компании. Это сырьё. Есть нефтеперерабатывающие заводы. Это продукты нефтепереработки – топливо, масла, мазут. Есть промышленность и экономика, которым нужна энергия. Потребители платят переработчикам, те - добытчикам. На первый взгляд, всё просто. Всё работает.

Новый 2020-й год сорт Brent встречает у отметки в $70 за баррель. Неплохо. Уже полгода не было таких цен!

Но в январе коронавирус хозяйничает в Китае. Там он фактически останавливает работу промышленников и нарушает торговлю. И вот Китаю, а это один из главных импортёров в мире, уже не надо столько энергоресурсов и нефти. И цена падает до $60. А дальше вирус добирается до Южной Кореи, США, Ирана, наконец, Европы.

В итоге: экономика замедляется, заводы стоят, авиарейсы отменяют. Меньше движения – меньше нужно и ресурсов. К 1 марта цена барреля уже в районе $50. За два месяца нефть теряет 30%!

А вирус не сдаётся. Это значит, что нефть может упасть ещё. И вроде все понимают: небольшой искусственный дефицит позволит держать цены. Когда министр энергетики России Александр Новак входит в штаб-квартиру ОПЕК, нефть ещё в районе $50. Через час, когда он покинет саммит без комментариев, цены упадут почти на 10%. Сделка провалена.

Мохаммед Баркиндо, генеральный секретарь ОПЕК: «Есть несколько запутанных проблем. Россия работает по математике, если хотите. У них уникальная ситуация, им приходится консультироваться со всеми компаниями-производителями».

Сразу после этого нефть упадёт ниже $40 за баррель. А 18 марта уже ниже $25. И это назовут катастрофой для нефтедобытчиков. Главные герои нефтяного экшна - Россия, которая отказалась добывать меньше. И Саудовская Аравия, которая вызов приняла, но пошла на принцип. Цены упали. И теперь это невыгодно ни одной из стран.

Питер Тачман, биржевой брокер (США): «Ну смотрите, у вас есть один из самых мощных товаров. И он в руках двух крупнейших супердержав в мире. И они не могут договориться. Идеальный шторм». 

Ничего не напоминает? Мы все играли в эту игру в детстве. Называется, «гляделки». Проиграет тот, кто первым отведёт взгляд или закроет веки. Так и Россия с Саудовской Аравией. Цена низкая, добыча невыгодна, но уступить – значит, проиграть. Не моргать тоже больно. Россия знает.

Дмитрий Долгин, аналитик (Россия): «Это уровни, которые страна уже видела. Примерно 4 года назад. То ослабление рубля, которое произошло с начала года говорит о том, что, может быть, незначительное ускорение инфляции с текущих уровней. Это будет ощутимо, конечно, и на финансовых рынках, и для граждан это отразится в росте цен на те товары, которые зависят от импорта».

Саудовской Аравии ещё больнее. Она в своём бюджете видит цену на нефть за $70! Россия меньше – $42. А нефть сейчас $26. Невыгодно никому. Но главное же – не моргать.

Игорь Юшков, ведущий аналитик Фонда национальной энергетической безопасности (Россия): «Мы находимся в состоянии дефицитного бюджета. Нам приходится не пополнять резервные фонды, а брать. И ими компенсировать расходы бюджеты и сокращёнными доходами. И Минфин говорит, что даже если будет $25, накопленных доходов хватит, чтобы покрывать разрыв в течение 6-10 лет». 

Ещё дольше готовы ждать саудиты, дав потребителям очень приличные скидки. Так кто кого переглядит? Москва? Эр-Рияд? А может Вашингтон? Ведь третий игрок, США, до последнего находился в тени. Или, как говорится, над схваткой – ждал, чем разрешится спор.

Но Трамп не был бы собой, если бы не ввязался в нефтяную войну. США поддержали саудитов, желая вытеснить Россию, но вот одного не учли. Цены на нефть рухнули так, что застали врасплох Белый дом. США-то нужна цена в два раза больше, чем сейчас.

А остальным нефтедобывающим странам теперь впору считать раны. Чистая арифметика - продавать по 60 или по 20? Бразилия – она не входит в ОПЕК, но на её долю приходится 3% мировой добычи.

Марсель Замбелл, экономический аналитик (Бразилия): «Петробрас уже упал более чем на 20%. У нас шок от такой распродажи. В нашей стране нефть имеет большое значение, но увы – нет никакого способа противостоять».

А теперь внимание! Пока одни не моргают, а другие считают убытки - больше других в выигрыше оказался Китай! На фоне небывало низких мировых цен Пекин активно скупает дешёвую нефть. И пока одни спорят, никто не понимает – так, а чем всё это закончится? И когда?

Станислав Бышок, политолог (Россия): «Когда вмешался коронавирус, он фактически перемешал все карты, потому что сейчас в мире стоит вопрос о том, как нам справится с коронавирусом, а не у кого покупать нефть. Потому что, нефть - это кровь мировой экономики. Если мировая экономика замедляется, замедляется течение этой крови по мировой экономической системе».

Ищи, кому всё это выгодно – это правило работает в ситуации с огромными деньгами. Оставим Китай в стороне – там просто вовремя воспользовались ситуацией. Но вот что делать остальным? Такие цены никого устраивают из нефтедобытчиков. Всё валить на коронавирус? Договариваться? Или всё-таки не моргать?

Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен и Telegram