Фотограф-самородок Иван Комар за свои почти 100 лет создал уникальную коллекцию снимков родной деревни под Новогрудком

Фотограф-самородок Иван Комар за свои почти 100 лет создал уникальную коллекцию снимков родной деревни под Новогрудком

Нам на глаза попали уникальные негативы середины прошлого века. «Врождённое чувство кадра» и «совершенная композиция» снимков, говорят искусствоведы. Нашёлся и автор. Настоящую летопись родной деревни под Новогрудком создал фотограф-самородок Иван Комар. Снимал односельчан и себя, а оказалось – запечатлел эпоху. Летом ему исполнится 100 лет. Чем не повод навестить мастера! 


Альберт Цеханович, фотохудожник, куратор выставки«Здесь на этой стеночке мы видим автопортреты – тема модная сейчас (селфи). Вот можно сказать на примере этой экспозиции, что он предвосхитил нынешнее время, как говорят, ничего нового нет, скорее, – это открытие велосипеда и повторение старого». 

Автопортреты, начиная с 59-го года. Иван Игнатьевич как портной (это основная профессия) на мотоцикле. Или совсем уж популярная сейчас тема – собственное отражение в зеркале. И даже в образе Шурика из фильма «Операция Ы». 

Всего 100 фотографий, помимо автопортретов, образы односельчан и самые приметные Няньковские объекты. Многие фото из негативов на фотобумагу перенесли лишь теперь, сам автор о художественной ценности хобби как-то не задумывался. Да и вообще – до сих пор пребывает в недоумении. Сейчас Иван Игнатьевич уже около года живёт в Новогрудском отделении круглосуточного пребывания для пожилых (в отрыве от той натуры, которую так любил фиксировать на фотоплёнке: жена умерла, детей нет – ухаживать некому. Последние – уже цветные фото Няньково – хранит на ноутбуке. 

Иван Комар прожил в Няньково всю жизнь с перерывом на войну. В 44-м ушёл на фронт, после победы в родную деревню из Австрии вернулся пешком и с осколком в ноге. Его достали много лет спустя. Работал портным. Фотографией увлёкся уже в 50-е, когда купил зеркальный фотоаппарат «Зенит». 

В специальной тетради всё расписано по кадрам: год, номер плёнки, что изображено, выдержка/освещённость. И так кадр за кадром – год за годом.  

Показать, что в Няньково было, сам Иван Игнатьевич не взялся. Годы уже не те, да и путь в родную деревню не близкий, хотя и всего-то 20 километров, но мы нашли его соседку – Марию Фёдоровну. Вот тут была капличка на кладбище (см. видео – прим. ред.), которая осталась только на фото. А вот здесь была мельница.  

Для неё всё это память… В большей степени, чем искусство. Такого Няньково, как на этих фото нет, и больше не будет. Это уже история. Наша с вами история Беларуси.

Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен и Telegram