Эксперты: Претензии Россельхознадзора к качеству белорусской продукции надуманны

229

Некоторые структуры (в частности, Россельхознадзор) свои полномочия используют, мягко говоря, в качестве рычага экономического давления. О надуманности претензий к качеству белорусской продукции говорят политики и экономисты. На предприятиях, для которых закрыли российский рынок, лишь пожимают плечами. Пока стороны ищут пути, чтобы снять разногласия, в стоп-листе остаются 20 перерабатывающих заводов.

Молоковозы на Лепельский комбинат прибывают каждые 10 минут. Все чётко и по расписанию. Жёсткий график необходим для соблюдения технологической цепочки переработки, в которой сегодня немало звеньев. Первую пробу сырья берут ещё в цистерне, только лабораторных исследований проводится не менее пяти. Это оборудование (его стоимость – 25 тысяч долларов) позволяет узнать точное количество белка – важный индикатор качества, а значит, и стоимости продукции.

Людмила Бельская, начальник производственной лаборатории Лепельского молочноконсервного комбината: «Всё это контролируется органами по аккредитации. Мы в своей деятельности руководствуемся техническими нормативно-правовыми актами, в первую очередь техническим регламентом Таможенного союза».

Лепельский молочный выпускает масло, кефир, сметану, но это, как говорят, для своих – района и области. Ведь объёмы небольшие. Главный товар – сухое молоко, которое продают на экспорт не один десяток лет. Весной предприятие потеряло российский рынок – ограничения введены из-за недостатка белка в сухом молоке. Проблему комбинат оперативно решил, получил новую лицензию и три месяца успешно выполнял контракты.

Но позже оказалось, что теперь неверно оформлены документы. И опять в российском направлении зажёгся красный свет. Руководство недоумевает: получили разрешение продавать сухое молоко даже в Китай, первые тонны ушли в Объединённые Арабские Эмираты, доставляли продукцию на американский континент, где, чтобы получить входной билет на рынок, надо очень постараться.

Жанна Абашева, заместитель директора Лепельского молочноконсервного комбината: «Там американский стандарт. Он намного жёстче, чем наши белорусские или же российские стандарты, можно сказать, где-то в два раза жёстче. Мы выдержали этот стандарт, и мы пять лет успешно работали. Говорить о нашем качестве, что оно изменилось или стало хуже, мне кажется, это неправильно».

Международная корпорация «Данон» пришла в Могилёвскую область шесть лет назад. В основе всей продукции – молока, сметаны, йогуртов – белорусское сырьё, которое поставляют местные сельхозпредприятия. Лаборатория по проверке качества, по сути, идентична тем, которые есть на белорусских молочных комбинатах. И, разумеется, здесь ориентируются на те же национальные госстандарты Беларуси и техрегламенты Таможенного союза. 80% продукции идёт на восток в Россию. О каких-либо претензиях со стороны Россельхознадзора здесь за всё время работы никогда не слышали.

Анастасия Мхитарова, начальник производства предприятия «Данон-Шклов»: «На сегодняшний день завод перерабатывает 130-150 тонн молока в сутки. Основной сырьевой зоной является Шкловский район. За время работы предприятия не было претензий к качеству выпускаемой продукции».

О проблемах, с которыми сталкиваются коллеги, на Шкловском предприятии, конечно, знают, но в тонкости молочной политики стараются не вникать.

Артем Русов, инженер по качеству производственной лаборатории предприятия «Данон-Шклов»: «Нас проверяют точно так же, как и других белорусских производителей. Поэтому нельзя сказать, что, так как мы являемся частью российской компании, у нас нет претензий от Россельхознадзора. Помимо белорусских требований, у нас есть и требования международные: французские, русские».

Есть российский капитал – нет претензий: совпадение или нет. Об этом белорусским молочникам сегодня думать некогда, особенно тем, для кого вход на российский рынок просто закрыт. Это 11 молокоперерабатывающих предприятий, семь мясных и две птицефабрики. Отечественный Минсельхозпрод готов встать на защиту репутации каждого и приводит доказательства: в Тверской области нашли дефекты в сыре Щучинского завода – оказалось, это банальная подделка.

Подобный случай с фальсификатом произошёл и с Калинковичским молочным комбинатом в Саратовской области. Когда что-то нашли в берёзовском сыре, выяснилось, что с момента отбора проб до анализа прошло целых шесть дней. Но это не рекорд, иногда путь в лабораторию превышал и 10 дней – за это время можно многое обнаружить, если возить продукцию неизвестно где и в каких условиях. Подтверждает это и сотрудник Государственной ветеринарной службы России.

Светлана Королетская, сотрудник Государственной ветеринарной службы Псковской области: «От правильности отбора проб, от первых этапов до отправки материала зависит очень многое на окончательных испытаниях в лаборатории. Важность вопроса серьёзна и актуальна».

Белорусский Минсельхозпрод буквально засыпает Россельхознадзор письмами с просьбами разобраться и принять меры, но действия российских ревизоров часто напоминают игру на выбивание белорусских производителей с продуктовых полок.

В нынешней ситуации много проигравших: наши производители недополучают прибыль, но главное – российские покупатели лишаются выбора. Белорусские продукты, если судить по отнюдь не рекламным сюжетам региональных российских телекомпаний, уже давно заслужили репутацию натуральных, качественных и весьма доступных.