Дорога домой. Драматичная история возвращения белорусских детей из Ирака

1473

Сильная страна способна не только защитить свой народ, но и постоять за каждого своего гражданина в отдельности. Активно эту идею продвигают Соединённые Штаты. Средства самые разные: от Госдепа до Голливуда. Сколько фильмов снято на эту тему! 

Например, классика – «Спасти рядового Райана». Стивен Спилберг, Том Хэнкс, Мэтт Дэймон – эта команда показала историю спасения одного американца ценой жизней многих других. Получилось эпично и убедительно – пять «Оскаров» это подтверждают. 

Но это, разумеется, кино. А что в жизни? Не менее драматичная и при этом реальная история возвращения белорусских детей. Без спецэффектов и выдумки, только факты и подробности работы белорусской дипмиссии за рубежом. Долгий путь домой из Ирака.

Третий город за сутки. После родного Гродно Роман только что вернулся из Москвы, получив заветную иракскую визу. Кто бы рассказал ему о таком путешествии да хотя бы год назад.

Роман Делендик, брат: «Общались, мать ездила в гости, всё было хорошо, никто не знал, что так получится». 

Его сестра, белоруска Элина, вышла замуж в Австрии за парня из Чечни, который в Инсбруке жил с детства. Родился сын, потом ещё один. Элина даже хвасталась: ещё и со свекровью повезло. Мать мужа во всем помогала супругам и очень обрадовалась, узнав, что молодёжь вместе с детьми наконец-то отправятся на море. Тогда ещё никто не знал, что прощаются на долгие годы.

Роман Делендик, брат: «Они сказали, что едут отдыхать, потом пропали просто. Не было вестей целый год, никто не знал, что с ними. Потом выяснилось, что они там. Она, как и муж, в ислам ушла».

В Ираке сестра родила третьего ребёнка, девочку. А тем временем в Беларуси, так и не дождавшись дочери, умерла их мама. Правда, на похороны Элина решила не прилетать. О том, насколько Восток – дело тонкое, когда речь о жизни, женщина брату никогда не рассказывала. И о некоторых нюансах стало известно, когда муж Элины погиб, а сама она оказалась в иракской тюрьме. 

Роман Делендик, брат: «Не хочет она уже восточной этой жизни, хочет домой. Я вообще не представляю, как они там сейчас. Они в каком-то лагере типа тюремного». 

Маджид Аль-Каисси, почётный консул Беларуси в Ираке: «Только война! Спокойной жизни у них не было! Её минимум на 20-25 лет посадили в тюрьму. Она была вместе с мужем. Она тоже террорист». 

Почётный консул Беларуси в Ираке Маджид Аль-Каисси не собирается никого судить. Не до моралей. Последние полгода вместе с дипломатами он бьётся за возможность вернуть маленьких белорусов домой.  

Маджид Аль-Каисси, почётный консул Беларуси в Ираке: «Это очень сложно. Паспорта нету, документов нет. Многие страны ЕС не хотят забирать своих людей, для государства это тяжело». 

Восстанавливая документы на детей, которые по сути отбывают наказание вместе с матерью, Маджид не мог даже сделать их фотографии и не вспомнит, в скольких кабинетах он объяснял, как малышей ждут в Беларуси.   

Маджид Аль-Каисси, почётный консул Беларуси в Ираке: «Это дети! Что они сделали? Они не виноваты».

Она прилетела в Минск из Инсбрука, не зная на 100%, получилось ли решить все вопросы с документами и удастся ли спустя годы разлуки наконец увидеть внуков. 

Марха Вольф, бабушка: «Я эти пять-шесть лет только об этом и думала, что встречу их когда-нибудь».

Улыбается бабушка разве что когда пересматривает фотографии. Внуки, конечно, выросли и Марха понимает: узнают её уже навряд ли. По мальчишкам она тосковала настолько, что не убрала из комнат ни одной игрушки, да и одежду, которая ребятам давно мала, пообещала себе хранить до дня их возвращения.  

Марха Вольф, бабушка: «Это смысл моей жизни, это часть меня. Мне помогло то, что отреагировала Беларусь. Не имею цель мать и детей разделить. Она сделала ошибку, но люди могут их совершать». 

Фрау Вольф пока не видела эти кадры. На видео Элина, которой разрешили на время покинуть тюремную камеру, подписывает разрешения на возвращение детей в Беларусь и со слезами прощается с малышами, понимая, что для них так правильно. До приземления борта из Багдада всего 13 минут, но как же это невыносимо долго, когда ждёшь годами. 

Братья, пожалуй, лишь спустя годы поймут, что именно сегодня пошёл на взлёт новый этап их наконец-то спокойной жизни. Когда мечтать можно не о мире, а уже о том, чтобы в этом мире рядом был самый родной человек.     

Маджид Аль-Каисси, почётный консул Беларуси в Ираке: «Обычно такие процессы  занимают минимум два-три месяца. У нас, слава Богу, за пять дней отдали детей. Потому что это Беларусь! Поэтому все-все-все помогали».

Андрей Савиных, Чрезвычайный и Полномочный посол Беларуси в Турции и Ираке по совместительству: «Мы приветствуем решение иракских властей о передаче трёх несовершеннолетних детей, граждан Беларуси. Рассматриваем это решение как доказательство дружественного и взаимоуважительного характера отношений, которые существуют между нашими странами».

Больно, обидно, но она была готова к такой реакции. За несколько лет ребята отвыкли от бабушки, да и слишком много им пришлось пережить, чтобы вот так, моментально доверять, пусть и близкому человеку.

Марха Вольф, бабушка: «Я же бабушка твоя! Ты не узнал? Не плачь, не плачь! Они не привыкли, там все в платках, все закрытые!».

Марха, педагог-психолог по образованию, уверена, что ей удастся завоевать доверие внуков и снова стать семьёй. Но всё это потом. Сегодня она в первый раз видит свою внучку.

Марха Вольф, бабушка: «Ну что ты, что ты! Ты моё солнышко! Ты моя девочка! Ты моя сладкая!».

Мальчики с трудом успокаиваются, увидев знакомые фотографии, но всего пару часов спустя эта непростая зарисовка играет совсем другими красками.

Марха Вольф, бабушка: «Смотри, что я могу рисовать! Давай кошку нарисуем! А ты что можешь рисовать? Возьми жёлтый! Это что такое?  Солнце? Нарисуй большие лучи! Нас греет так солнышко тепло теперь!».

На семейном совете решили, что пока внуки уедут с бабушкой в Австрию. И там уже все вместе будут ждать освобождения мамы. Марха готова принять любое решение Элины. И, если невестка решит вернуться с детьми в Беларусь, поддержит и поможет. Ведь теперь она знает, всё может притупить одна разлука родных людей.

Марха Вольф, бабушка: «Это годы моей жизни! Они просто взяли и испарились! Я очень счастлива! Ничего не нужно! Если поставить на весы этих детей и какое-то благосостояние, не посмотрю больше ни на что! Теперь я буду жить!». 

Несколько лет она была уверена: бороться за возвращение внуков как начала, так и продолжит в одиночку. И для женщины, потерявшей сына и уже почти отчаявшейся вновь увидеть его продолжение, усилия и помощь белорусских дипломатов можно описать всего одним словом. Домашним прозвищем «бабушка», которое внук, всё-таки вспомнив, только что написал.