Дом с призраками

Дом с призраками. Именно так называют теперь дом № 8 по 8 Орловскому переулку в Минске. Дело в том, что полтора месяца назад это здание продали частному собственнику. Вместе… с 11 жильцами.

Вот уже месяц в центре Минска идут настоящие баталии. Жильцы дома №8 по переулку Орловскому воюют с директором предприятия «Белпосейдон» Ашотом Погосяном. Всё дело в том, что ему, как новому собственнику здания, вместе с домом достались… 11 жильцов. Так началась война за независимость.

Свой дом своими руками работники галантерейной фабрики построили 60 лет назад. Здесь были прописаны сами, здесь создавали семьи.

Валентина Сацевич, жилец дома № 8 по 8 Орловскому переулку: «У меня есть ордер на эту квартиру, когда вот родители мои сюда заселялись. Это всё указано. Но техпаспорта нет, техпаспорт даётся, когда жильё приватизируется».

Ольга Деркач, жилец дома № 8 по 8 Орловскому переулку: «Я проработала на фабрике с 58 года и пока на пенсию не пошла. 30 лет. Мне дали жильё, я одинокий человек».

В начале 80-х галантерейную фабрику – первого собственника дома – закрыли, и в 1981 году Министерство лёгкой промышленности передало дом на баланс Минской фабрики художественных изделий «Мастра». Заниматься навязанной «сверху» новой собственностью у «Мастры» не было ни средств, ни желания. И каким был этот дом в начале 80-х уже никто не вспомнит. Непригодным для проживания дом признали в 1993-м. Дыры в стенах, прогнившие полы и перекрытия, протекающая крыша.. Но люди продолжали здесь жить. И надеяться.

Валентина Сацевич, жилец дома № 8 по 8 Орловскому переулку: «Вот наш подъезд, который не знал ремонта 60 лет. Но мы, конечно, его поддерживали сами! Меняли здесь доски прогнившие, трубы меняли, которые уже прогнили. Своими силами как могли, так и поддерживали подъезд. Была авария у нас дома и от пара загорелся у нас электрощиток! Со второго этажа соседи эвакуировались по лестнице. МЧС эвакуировало! У нас зимой здесь висят сталактиты. Это типа как на крышах висят сосульки, а у нас они на полу! Вот, посмотрите, как у нас осыпалась штукатурка, соседка только успела сойти, и упала с потолка вся вот эта вот штукатурка».

Годы переписок с «Мастрой» и всегда один ответ – денег на капитальный ремонт нет. Хотя, согласно Жилищному кодексу, собственник жилья, непригодного для проживания, обязан был давно расселить жильцов, и вернуть их к родным пенатам только после капитального ремонта дома. Но по факту руководство предприятия просто пыталось избавиться от ненужного дома. Согласно выписке из Единого государственного регистра недвижимого имущества, на продажу «здания многоквартирного жилого дома», находящегося в собственности одного лица – «Мастры», было наложено ограничение. Дом можно было только безвозмездно передать городу. Что и пытались сделать.

Людмила Яромка, директор предприятия «Мастра»: «Вот у нас три тома переписки с исполкомом: помогите нам сделать ремонт либо расселить людей, в то же время безвозмездно передаём городу дом! Но вот до сегодняшнего дня, до 2014 года, о том, что нецелесообразно, что мы в ген застройке стоим, что дома будут сносится».

Сергей Гребень, заместитель главы администрации Центрального района г. Минска: «Ну, представьте ваш автомобиль, к примеру, значит, вы его не ремонтировали, а потом вы говорите: забирайте, ремонтируйте. Ездили, ездили, а тут говорите, ну, забирайте, это ж хороший автомобиль, отремонтируйте! И водите».

Но это не все претензии исполкома. Есть и финансовые обстоятельства.

Сергей Гребень, заместитель главы администрации Центрального района г. Минска: «На этот дом понадобятся значительные финансовые средства! А средства сами по себе – это не отчисления жильцами того дома, они просто не платились весь период».

Впрочем, сами жильцы утверждают, что графы «отчисления на капитальный ремонт» нет из-за того, что дом был признан «непригодным для проживания» ещё в 1993 году. А вот куда исчезла «вода», никто не интересовался. Ни в доме, ни на предприятии. Тем более что и «Минскводоканал» никогда не предъявлял претензий. Так что платили только по трём пунктам: природный газ, электроэнергия и тепловая энергия.

Людмила Яромка, директор предприятия «Мастра»: «Вот и получился замкнутый круг».

В конце концов, после вступления в силу изменений в Жилищный кодекс в 2013 году, неудобный дом с неудобными жильцами «Мастра» продала. 25 сентября 2014 года по обычному договору купли-продажи. Официальному и зарегистрированному. Как здание многоквартирного жилого дома – с единым техническим паспортом. 276 квадратных метров. О жильцах не слова. Впрочем, в Кодексе и не прописана обязанность ставить в известность нанимателей, то есть жильцов, о смене собственника. Хотя чисто по-человечески это можно было бы сделать. Как и можно было предложить им самим выкупить обветшалый спорный дом.

Людмила Яромка, директор предприятия «Мастра»: «За сколько продали? Это коммерческая тайна. Но сумма была не большая. Город и бесплатно забирать не захотел. То есть у меня тоже были какие-то свои эмоции, я не захотела их ставить в известность! Не захотела ещё раз присутствовать в том балагане, скажем так!»

Валентина Сацевич, жилец дома № 8 по 8 Орловскому переулку: «Теперь у нас новый хозяин, который представился: «Я Ашот. Я ваш хозяин». И вот здесь оставил свою визитную карточку нам. По всем вопросам чтоб мы ему звонили. Он вообще нас назвал нас «дом с призраками», так как мы вообще не существуем на этой планете!»

Новый хозяин сразу объявил жителям, что для него этот дом – очередной бизнес-проект. Расчёт прост: по генеральному плану застройки к 2020 году этот район Минска пойдёт под снос, и тогда собственник получит солидную компенсацию. А пока все желающие проживать здесь обязаны заключить с ним договор найма сроком всего на год и, кроме коммунальных платежей, оплачивать аренду жилья. Всё по закону. Раз есть частный собственник – жильё переходит в разряд арендного. И, согласно постановлению Совета Министров, цена рассчитывается просто: 0,2 базовой величины умножается на количество квадратных метров квартиры. А затем – на коэффициент, определяемый облисполкомами и Минским горисполкомом в зависимости от степени благоустройства и места нахождения жилых помещений. В данном случае коэффициент средний – единица. Следовательно, квартира в 40 «квадратов» обойдётся в Br1 млн 200 тысяч. А ещё жировка. В среднем по городу сейчас квартира обходится в Br200-250 тысяч. С учётом отчислений на воду и капремонт. Итого – около полутора миллионов. И это в том случае, если «Водоканал» не начислит пеню за 50 лет.

Ольга Смольская, жилец дома № 8 по 8 Орловскому переулку: «Я за свою зарплату в три миллиона такое не потяну. Я не выплачу столько, как мне жить. Потом. За все услуги платить! Ну, мы же живые люди, как жить! Если я всё отдам».

Новый собственник обещает отремонтировать дом, а жильцам предлагает на это время переехать в две пустующие квартиры на первом этаже или самим позаботится о месте проживания. А сам дом называет вообще отдельным государством в столице с жителями-иждивенцами. Как с удивлением узнал Погосян, жировка в этом доме даже в лютый морозный месяц волшебным образом никогда не выходила за пределы 130 тысяч рублей.

Ашот Погосян, директор частного предприятия «Белпосейдон»: «Люди со временем начали верить в какую-то бесконечную льготную жизнь! Ну, 50 лет дом не платит за воду! Я не знаю, где «Минскводоканал», я не знаю, где наши городские сети! Когда другие люди платят по счётчику, по нагрузке! А эти вообще не платят и не платили! Никогда!»

Справедливыми Ашот считает рыночные отношения: нет договора, нет оплаты, не будет и отопления в доме. Сказал и – как отрезал…

Ольга Деркач, жилец дома № 8 по 8 Орловскому переулку: «Перекрыли газ. Вот. Вот тут. А тут оставили, пожалели нас, что мы замёрзнем совсем, так они открыли. Нет у нас отопления. Всё же перекрыто! Вода, правда, есть, он обещает, что и воду отключит. Если мы не выберемся, а куда нам убираться! Я одна, я войну пережила».

В зимних куртках, тёплых носках, укрытые пледами поверх одеял по ночам – эти люди пока переживают относительно тёплый ноябрь. Впрочем, сдаваться они не собираются. Прожив в доме более полувека, решили отстаивать своё право собственности на жилые метры. Говорят, и раньше несколько раз обращались в «Мастру», чтобы приватизировать жильё, но каждый раз получали только отказ. Правда, документов об этом, увы, нет.

Валентина Сацевич, жилец дома № 8 по 8 Орловскому переулку: «Нам всегда был ответ, что аварийное жильё не приватизируется».

Директор «Мастры» устных обращений не помнит и письменных доказательств в архиве тоже не нашла.

Людмила Яромка, директор предприятия «Мастра»: «С 2003 года я не видела обращения этого, в какой момент это могло происходить! Сейчас они об этом говорят, но я не нашла об этом никакого подтверждения».

Роль третейского судьи пока взяла на себя администрация Центрального района Минска. И теперь пытается убедить противоборствующие стороны. Одну – включить отопление. Другую – подписать договор найма, без которого невозможны коммунальные платежи, а значит, и сами услуги.

Сергей Гребень, заместитель главы администрации Центрального района г. Минска: «Но поскольку этот жилой дом находится в частной собственности, то, скажем так, одним махом в декларативной форме заставить собственника мы не можем, это не ЖЭС».

Тем не менее, усадить за стол переговоров жильцов дома и его хозяина всё же удалось. Но взаимные обвинения это не прекратило. Аргументы у каждого свои.

Ашот Погосян, директор частного предприятия «Белпосейдон»: «Понимаете, люди искажают факты! Для того чтобы понять их поведение, нужно поднять их биографию, почему столько лет в стране эти люди не получали квартиры, ответа два: или они просто получали и отписывали, или они просто не хотели этого делать! Я другого варианта не вижу. Дело в том, что многие жители уже сдают свои квартиры. Они пересдают их!»

Справедливости ради надо отметить, что в своё время многие жильцы действительно разделили лицевые счета с детьми и построили новые квартиры.

Ольга Смольская, жилец дома № 8 по 8 Орловскому переулку: «Дети улучшали жилищные условия, а куда мне идти! Сын, вот однокомнатная квартира, а если он женится, куда мне пойти!»

Никакого другого жилья нет только у двух пенсионерок – 85-летней Ольги Деркач и 60-летней Ирины Легкоступовой. Обе одиноки и идти им некуда.

Ашот Погосян, директор частного предприятия «Белпосейдон»: «Что мне поклясться на крови или землю с горшка есть! Чтоб они поверили мне! Что за детский сад! Они хотят жить в этом доме в таких же условиях дальше, в аварийном? Вопрос стоит в том, что они хотят жить бесплатно! Бес-плат-но!»

Ирина Легкоступова: «Я скажу, никто из нас не произнёс слово «бесплатно»! Мы все знаем, что мы граждане Республики Беларусь, и мы должны платить за жильё! Слово «бесплатно» ни из одного из нас не выходило! Мы будем платить по закону, по-честному! Вот аварийный дом грозящий обвалом! 50 лет я здесь живу! Родители построили, пожалуйста, дайте нам другое жильё!»

Такого сложного и запутанного дела в Минске не припомнят ни опытные юристы, ни чиновники.

Сергей Гребень, заместитель главы администрации Центрального района г. Минска: «На моём веку это первый случай!»

Галина Комаровская, заведующая юридической консультацией: «Здесь же не просто не однозначная ситуация, а ситуация с многими компонентами».

Кто прав, кто виноват, а главное – что делать новому собственнику и как жить зарегистрированным по столичному Орловскому переулку, 8 – будет решать суд. В Мингорсовет к своему депутату жильцы не обращались. Уверенные, что только в суде действительно разберутся, насколько правомочны действия нового собственника – отключать тепло и воду тем, кто не заключил с ним договор аренды. Но самое главное – будет ответ на вопрос – правомочно ли было продавать дом вместе с зарегистрированными людьми?

Галина Комаровская, заведующая юридической консультацией: «Если дом действительно не пригоден для проживания, то лицо, которое является собственником, должно решать вместе с органами местной власти вопрос о расселении. Поэтому некоторое недопонимание как у граждан, как у таких коммерческих структур, которые предполагают, что можно купить дом в центре Минска и при этом не нести никаких ни материальных, ни моральных затрат».

Решение суда по этому делу создаст прецедент. Но уже сейчас совершенно ясно, что с переходом на рыночные отношения и в системе домовладения, и в структуре ЖКХ, каждому придётся задуматься и обязательно документально оформить – и свои права на занимаемую жилплощадь, и обязанности по оплате. Иначе историй, подобных этому первому дому с призраками, не избежать.

Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен и Telegram