«Дистанционка может дополнять школу, но не заменит ее». Интервью с министром образования Беларуси Игорем Карпенко

«Дистанционка может дополнять школу, но не заменит ее». Интервью с министром образования Беларуси Игорем Карпенко

Гость программы «Марков. Ничего личного» –  министр образования Беларуси Игорь Карпенко.


- Игорь Васильевич, поскольку мне довелось беседовать с министром, то давайте поговорим по некоторым предметам школьной программы. Допустим, первое – язык. Я знаю, что вы когда-то преподавали культуру речи. На телевидении культура речи и техника речи – это одна из дисциплин, которые крайне важны для эфира. Правда, в последнее время больше внимание уделяется авторской журналистике, где есть более свободный подход. Вас не коробит, когда журналист начинает ошибаться?

- Язык – это средство общения. Это «избитая» фраза. Лексический запас Пушкина составлял порядка 21 тысячи слов, а Эллочки-людоедки – 30. При этом она могла изъясняться. 

- Классическая техника языка должна быть?

- Безусловно, лингвистические аспекты тоже очень важны.

- Ссылка на то, что это авторская журналистика, безграмотность никак не оправдывает?

- Безусловно, не оправдывает.

- Хорошо, второй предмет – идеология. Как бывший руководитель Коммунистической партии я же могу это сказать. Вы же работали непосредственно с идеологией?

- Я не перестал работать с ней и сейчас. Образование не может находиться вне отслеживания идеологических аспектов общественного развития.

- Если рассматривать как предмет, то часто ставят: «Идеология равно пропаганда». При этом есть учебный курс «Идеология белорусского государства». В перспективе не рассматривался вопрос переименовать в более понятный для молодёжи, например, «Пиар белорусской государственности»?

Вы, наверное, попали в точку. Мы сейчас занимаемся вопросом реформирования подготовки специалистов и системы преподавания социально-гуманитарных дисциплин в вузах в первую очередь. Относительно идеологии белорусского государства, и Глава государства подчёркивал: важна сегодня национальная объединяющая идея. Все сегодня находятся в серьёзном поиске, и не каждый может дать однозначный ответ на этот вопрос. Некоторые называют какие-то компоненты будущей национальной идеи. Я могу тоже назвать и систему образования – это интеллект. Потому что в наших природных условиях только интеллектом образованный человек может достичь каких-то серьёзных социально-экономических высот. Это действительно оправдано. Так традиционно сложилось. Глава государства называет ещё один важный аспект – социальная справедливость. Это сегодня многих волнует. 

- Это в основе должно лежать.

- Да. Кстати, запросы общества на социальную справедливость не исчерпаны и в XXI столетии. Поэтому я думаю, что курс, который сегодня читается, является определённой попыткой аккумулировать подходы к формированию национальной идеи.

- Трансформация возможна?

- Конечно.

- Последний предмет – география. Я знаю, что вы на протяжении нескольких десятков лет работали в одном треугольнике – это педагогический университет, Мингорисполком, Парламент, сейчас – Минобразования. Они располагаются на площади Независимости. Вам это не напоминает бермудский треугольник, из которого достаточно сложно выбраться?

- Ничего не происходит спонтанно, всё закономерно. Наверное, в этом тоже есть определённая закономерность. Дело в том, что мой прадед Яков Пшеницын, который был уроженцем Ярославской губернии, он в 1912 году служил в городе Минске. В моём семейном архиве есть фотография, сделанная в Минске на улице Захарьевской, Дом фото Бернштейна (дом Зальцмана). Там ещё есть красивая надпись: «Рембрандт». Что такое улица Захарьевская? Это нынешняя часть улицы Советской, немного тогда она захватывала нынешнюю площадь Независимости. Тогда, в 1912 году, её не было. Она шла в том направлении, где сейчас развивается проспект Независимости. Я думаю, что мой прадед в какой-то степени предопределил мой приезд сюда и нахождение здесь.

- Игорь Васильевич, я думаю, что вам не нужно рассказывать, что такое родительский чат? По сути, это ад для каждого человека, у которого есть ребёнок школьного или вузовского возраста. Естественно, это головная боль Минобразования, наверное, здесь, правда, есть масса всяких домыслов, вопросов, предположений, слухов – всё в этом чате. Давайте попробуем родительский чат воспроизвести на экране телевизора и пройтись по наиболее болевым точкам. Недавно вы были на докладе у Президента. Он чётко обозначил в центре внимания вашего разговора и в центре внимания Минобразования три основные темы: окончание учебного года в системе образования, вступительная кампания, экзамены, летнее оздоровление и отдых детей. Через неделю дети должны были закончить учебный год по традиционной схеме, но вмешался коронавирус. Что теперь мы увидим в дневниках, особенно в графе IV четверть – неаттестация или всё-таки аттестация?

- Я думаю, что неаттестации не будет, потому что всё-таки большинство школьников где-то самостоятельно, где-то получают индивидуальные задания, где-то онлайн подключаются к образовательному процессу. Я буквально на прошлой неделе был в Березинском районе, посещал ряд школ. Могу сказать, что даже в сельской школе учитель объясняет тему по физике, в режиме Skype-общения находятся несколько учеников, которые тоже присутствуют на уроке и из дома слушают эти объяснения, отвечают на вопросы и так далее. Поэтому по аттестации ничего не изменилось.

- Аттестация за IV четверть будет?

- Мы готовы аттестовать всех, кто покажет определённые знания. Я не случайно говорил, что мы аттестуем всех, кого нужно. Я не ошибся с этим термином. Потому что у нас первые и вторые классы вообще не аттестовываются. В третьих и четвёртых классах есть ряд предметов, по которым не идёт аттестация. У нас в старшей и средней школе каждый учитель знает, что если, допустим, Таня Иванова всегда хорошо отвечала по физике, то что сейчас могло измениться от того, приходит она на занятия или из дома выполняет какие-то задания и с учителем общается?

- То есть не важно, работает она в классе или она работает дистанционно?

- Любая аттестация – это индивидуальный подход. Мы прекрасно знаем, что каждый учитель ещё ведёт для себя определённые пометки: кому-то ставят оценки по совокупности нескольких уроков, когда ученик отвечает 

- Автоматом, как мы говорим.

- А кого-то нужно позвать и на очную аттестацию.

- То есть это возможно?

- Да. Мы дали соответствующие указания, что возможно поставить такие поддерживать занятия либо консультации на шестой школьный день либо поставить после занятий в обычный день, если кто-то сейчас боится приходить в школу. Значит, можно поставить такие поддерживающие занятия. У нас есть соответствующие часы на поддерживающие занятия, и эти часы мы используем на оплату труда педагогам.

- Игорь Васильевич, правильно ли я понимаю, что к каждому ученику будет индивидуальный подход?

- Совершенно верно. Мне непонятны вот эти возгласы, которые слышаться ото всюду: «Минобразования не дало чёткого указания». Все чёткие указания даны. Я не могу принимать решения за учителя – кого, как и в какой форме аттестовать. Если ученик сегодня не присутствует на занятиях и находится дома, то, конечно, ему поставят в журнал «н». Потому что в данный момент он находится под юрисдикцией своих родителей. А школа, как вы знаете, если он находится в школе, несёт ответственность за него.

- Это чисто формальный признак?

- Но это не значит, что рядом с этим «н» или вместо этого «н» не может быть поставлена оценка, потому что учащийся где-то ответил на вопросы и учитель посчитал необходимым это сделать. Я ездил по школам, общался с учителями, и ни у кого таких вопросов не возникало.

- То есть ответственность на себя берёт учитель, как реализовать тот или иной подход?

- А как раньше было, кто брал ответственность за аттестацию? Всегда брал учитель. Школа всегда смотрела за этими вопросами. Если возникали спорные вопросы, значит, подключалась администрация. Если были более сложные вопросы, тогда подключался отдел образования или управление образования.

- Хорошо. Но вот разница в знаниях между теми, кто сидел дома, и теми, кто приходил в школу и сидел за партой, она будет как-то фиксироваться и компенсироваться?

- Образовательный процесс строится так, что многие темы обобщаются или повторяются. Методически так и выстраивается образовательный процесс. Если говорить о том, что мы что-то упустили в этой четверти, а он перешёл в следующий класс и как ему это наверстать, то мы сегодня работаем над созданием учебно-тематического планирования на следующий год. Мы посмотрим на ряд тех сложных тем, с которых нужно начать в следующем классе для того, чтобы ещё раз повторить, насколько хорошо усвоили материал, в силу тех обстоятельств, к которым мы сегодня пришли.

- Сегодня учебники за четвёртую четверть, которая не пройдена полностью, нужно сдавать?

- Учебники сдаются. Но если кто-то решил оставить у себя на лето учебник, предположив, что гипотетически он будет его изучать всё лето (в это я, конечно, совершенно не верю), то этот учебник может у него остаться.

- Скажите откровенно, вы на какой-нибудь родительский чат подписаны?

- Моё присутствие или отсутствие в этом чате не говорит о том, что я не знаком с тем, что там происходит. У нас неплохо работают службы соответствующие, и мы, конечно, отслеживаем всё, что там происходит.

- Это полезно?

- Конечно. Что-то мы принимаем на вооружение, какие-то позиции мы озвучиваем, выдаём какие-то рекомендации, что-то мы оставляем без внимания как неконструктивное.

- Невозможно обойти стороной, и вы сами затронули эту тему, что в одних школах ученики обучаются онлайн, а в других просто получают домашнее задание. По сути, это разные системы. Почему такие разные подходы? Это тоже отдано на откуп школам?

- Вся проблема в том, что мы пока не создали единую национальную платформу для дистанционного образования. Мы должны создать единую платформу, где будет представлен весь комплекс тех уроков, которые должны быть пройдены по той или иной дисциплине. Конечно, эту платформу нужно сопровождать. Что-то мы возьмём из тех интересных наработок, которые уже есть, что-то можно сделать в качестве видеоуроков, что-то мы можем сделать в качестве проверочных материалов, которые используются, и так далее. Но эту платформу надо сделать. Мне все говорят: «Мы провалили тут дистанционное образование». Но надо понимать, что дистанционное образование в полной мере не заменит классно-урочную систему. Если мы воспринимаем образование только как передачу информации от одних к другим, то это упрощённая схема. Ведь мы же ещё говорим и о социализации ребёнка, о том, как он взаимодействует в своём коллективе, в разновозрастных коллективах, когда он занимается коллективными, социально-значимыми делами. Здесь формируется определённый социальный опыт, без которого невозможно выйти в самостоятельную жизнь.

- Мне кажется, что коммуникации тоже надо учить.

- Совершенно верно. Классно-урочная система и сама школьная среда – это мини-социум, в котором они приобретают все эти важные навыки, без которых невозможно выйти в самостоятельную жизнь. Поэтому дистанционное обучение, скорее, будет дополнять. У нас же и раньше дети болели, и были случаи, когда ребёнок уезжал на соревнования и самостоятельно осваивал какой-то предмет. Что будет плохого, если будет эта платформа, и на этой платформе можно будет в режиме онлайн посмотреть уроки, темы и так далее.

- На какой стадии создания она находится? Когда вы планируете её ввести? Я слышал, что вы хотите это сделать до конца года.

- Мы хотим до конца года разработать её. Наши структуры приступили к этой работе. Кстати, нам поступили предложения и от ряда IT-компаний нашего Парка высоких технологий. Сейчас эта работа развёрнута на базе Национального института образования. Главный информационно-аналитический центр Министерства образования к этой работе подключился, Академия последипломного образования. При этом мы не исключаем, что к этой тематике будут ещё подключаться наши ведущие вузы, которые готовят по педагогической профессии.

- Я знаю, что в Израиле и в Грузии телевидение широко используется. Я, наверное, поддержу вас. Есть цифры, что 826 миллионов детей во всём мире не имеют доступа к компьютерам. Соответственно, говорить, что в мировом масштабе можно организовывать дистанционное обучение как единый подход – это утопия, в моём понимании.

- Мы тоже проводили исследования, и порядка 80% обучающихся, а у нас их 1 миллион 15 тысяч в системе общего среднего образования, примерно 80% имеют доступ к широкополосному Интернету и к тем гаджетам, которые необходимы. Поэтому, конечно, будет ещё оставаться какая-то категория детей, которые будут традиционным путём передачи тех или иных заданий и каких-то личных консультаций, а может быть, за счёт факультативов, поддерживать тот уровень знаний, который они хотели бы получить, но в силу ряда обстоятельств не смогли прийти в школу.

- Игорь Васильевич, но если мы говорим об организации до конца года такой общей онлайн-платформы, то она должна быть подкреплена и нормативными, законодательными вещами? То есть дистанционное обучение должно быть оформлено.

- У нас сегодня есть понятие «дистанционное образование» в кодексе. Но его приравнивают к форме заочного образования. Оно больше связано с профессиональным образованием.

- Оно не привязано к школе?

Да, пока отсутствие в кодексе этой нормы не мешает нам на каких-то других платформах организовывать это сегодня, и в каких-то других инициативах, которые проявили сами и школы, и учителя проявили какое-то творчество в реализации этих программ.

- Для меня это больной вопрос, и я хочу его задать. Сами учителя от введения этой формы дистанционного обучения, даже то, что сейчас происходит (понятно, что и факультативы ушли, не все дети ходят в школы) в финансовом плане не потеряют?

- Нет, не потеряют. Мы отслеживаем эту ситуацию. Скажу откровенно, что мы отслеживаем не только потому, что у нас произошли такие изменения и мы немного в другом формате работаем. Мы ещё отслеживаем и потому, что с 1 января была введена новая система оплаты труда, и мы мониторим эту ситуацию. Все обращения, которые к нам есть, в силу каких-то обстоятельств – от учителей, работников системы образования. Всё, что касается системы заработной платы, не остаётся без внимания, вплоть до того, что даже выезжаем на место и смотрим по централизованным бухгалтериям, как проходило начисление и так далее.

- Для Минобразования даже имиджево это важно?

- Совершенно верно. У нас поставлена задача Главой государства. К 2025 году мы должны выйти по средней заработной плате для учителей на 100% от средней заработной платы по стране. Сегодня мы пока примерно выходим на 80-82%.

- Надеюсь, вы реально решите этот вопрос, потому что, на мой взгляд, он крайне важен.

Я добавлю, что мы дали соответствующие рекомендации, направили их в учреждение образования, как стимулировать учителей, которые заняты дистанционно этой работой.

- По сути, это дополнительная нагрузка?

- Да. Мы для этого используем часы поддерживающих занятий. У нас возникла определённая экономия в силу того, что были более длинные каникулы. У нас не в полном объёме использованы часы на факультативные занятия и так далее. Мы эту ситуацию отслеживаем и будем работать в пользу учителя для того, чтобы он ничего не потерял.

- Я хочу, чтобы это услышали. Игорь Васильевич, сейчас сложилась парадоксальная ситуация. Всегда образование и здравоохранение как две важнейшие социальные сферы шли бок о бок в одной связке. Сейчас они оказались на разных полюсах. Это моё личное впечатление. Одни спасают тела, другие – души. Но на мой взгляд важны обе сферы. При этом, в первую очередь, мы стараемся помочь врачам. Они действительно герои, они на слуху, мы снимаем про них программы, ролики. А образование в этой ситуации не критикуют только ленивые. Как вы с этим справляетесь? На мой взгляд, позиция самого министерства по поддержке учителей должна быть ключевой.

- Мы с Министерством здравоохранения всегда работаем в тесной связке. Многие наши вопросы переплетаются. Это вопросы здоровья и сберегающих технологий в образовании, соблюдение санитарно-эпидемиологических норм, причём не обязательно связанных с нынешней ситуацией. Это и уборка, и питание, и сон для младших школьников, и многие другие вопросы. Мы с этим работаем. Но вы правы в одном, что сегодня наше общество как-то странно реагирует на учителя. С одной стороны, мы видим, что многие заявляют о том, что нужно поднимать статус и престиж учителя, но при этом позволяют себе грубо или даже навязчиво критиковать любого учителя, любые его действия, пусть даже в сети Интернет. Мы что - не понимаем, что в этой сети находятся и дети? Это всегда было табу. Никогда родитель не обсуждал учителя в присутствии детей. Если, в своё время, приходила классный руководитель ко мне домой, то меня выгоняли в соседнюю комнату, и родители с классным руководителем отдельно беседовали.

- Это один из признаков уважения.

- Я понимаю, что министр – это определённая политическая фигура. Меня со всех сторон критикуют, прессуют и так далее. Я к этому спокойно отношусь, я понимаю, где я нахожусь, чем я занимаюсь. Но давайте не будем трогать учителя. Давайте будем хотя бы тем, что мы его не критикуем публично, хотя бы тем, что мы не обсуждаем его при детях в Интернете и в других ситуациях, давайте таким образом повышать его статус. А над другим мы поработаем: над зарплатой, какими-то другими аспектами, примем эти этические нормы, которые сейчас разработали и тоже обсуждают.

- Очень правильно. Я скажу даже больше, что если мы не приучим своих детей уважать учителя, то мы это получим обратно в отношении самих себя. Так будет обязательно.

- Многие родители, которые сегодня это не понимают, потом будут с удивлением думать: «Почему меня отдали в дом престарелых?»

- Согласен. Следующая тема, которая обсуждалась у Президента, – вступительная кампания. Старт централизованного тестирования перенесён с 13 на 25 июня. Хорошо, наверное, с точки зрения суеверия. Школьники немного суеверные. Все планы по новому графику вы ещё не открывали. Вообще, есть ли какая-то конкретика сейчас, можно ли её озвучить? Как алгоритм вступительной кампании изменится?

- Наверное, для телезрителей очень важно понимать, что вступительная кампания уже, по сути, началась. Мы до 1 апреля уже выставили контрольные цифры приёма и на бюджет, и на платное в разрезе всех вузов и в разрезе всех специальностей. Можно на сайтах учебных заведений с этим уже ознакомиться, это первое. Во-вторых, мы начали онлайн-регистрацию на централизованное тестирование. Сейчас мы договорились, что с 25 начнётся ЦТ и, соответственно, в ближайшее время появится график, в какие дни какие предметы будут сдаваться, в каких пунктах.

- Вы его опубликуете?

Да. Есть одно новшество, чтобы соблюсти все санитарно-эпидемиологические меры, которые от нас сегодня требует Министерство здравоохранения: по рассадке участников тестирования, соблюдение дистанции определённой – мы хотим два предмета: русский язык и математику, на которые традиционно больше всего записывается абитуриентов, провести в два дня.

Это единственное новшество. Кто-то попадёт в первый день на ЦТ, кто-то во второй день. Оно будет идти день за днём. Всё остальное остаётся, как и прежде. Будет у нас ещё три дня дополнительных для тех, кто в силу обстоятельств, по болезни не смог присутствовать в основной день на ЦТ. При этом мы не будем сосредотачивать дополнительные дни для ЦТ исключительно в городе Минске, как это было ранее. Мы хотим сделать в каждом областном центре, определить такой пункт, чтобы те абитуриенты, которые не попали в основные дни на ЦТ, могли в дополнительные дни пройти его в своих областных центрах. Соответственно, это будет семь точек. Эта работа сегодня проводится. Соответственно, пойдёт смещение графика подачи документов в зачисление и так далее. Это не отразится на подготовке к началу учебного года. Мы планируем вовремя начать учебный год – 1 сентября.

- Это важно. Игорь Васильевич, мы прекрасно понимаем, что если ты заболеваешь COVID-19, то минимум 2-3 недели приходится находиться на карантине, и тебя проверяют, чтобы ты находился на изоляции, не говоря уже про нахождение в больнице. Соответственно, очевидно, что появится часть школьников, которые по объективным причинам не смогут прийти в назначенные дни для сдачи тестирования.

- Для этого мы определили и дополнительные дни. Нужно понимать, что если вы взяли на себя функцию самоизолироваться, то после окончания школы нужно выждать какой-то период, а не гулять по улице, не ходить на различные тусовки.

- С этим нельзя не согласиться.

- У нас работает государственная комиссия по контролю за ходом вступительных испытаний, которую возглавляет вице-премьер правительства. При возникновении неординарных ситуаций мы будем рассматривать вопросы индивидуально.

- Всё тот же индивидуальный подход присутствует.

- Совершенно верно.

- В большинстве учебных заведений США отменили выпускные и вступительные экзамены. Они будут зачислять по аттестату и портфолио. Их можно понять, ситуация там действительно плачевная. Но в нашем случае при поступлении в вуз может предусматриваться какой-то компромисс или только знания во главе угла?

- Во-первых, нам нельзя сравнивать наши системы. Они отличаются. В США и ранее активно смотрели средний балл аттестата. Более того, там были и есть сейчас соответствующие рекомендации учителей. Но если говорить откровенно, то в США нет тех бюджетных мест, которые есть у нас. Когда мы сегодня говорим, что кто-то предлагал, как я читал в Интернете: «Давайте мы по конкурсу аттестатов проведём поступление в высшее учебное заведение», я задаю при этом вопрос: «Кто может гарантировать, что все эти аттестаты по справедливости выстроили этот рейтинг, а за бортом не останется тот, кто должен был поступить в первую очередь?» Как соблюсти принцип социальной справедливости в данном вопросе на те бюджетные места, которые государство выделило и профинансировало. Ведь завтра появится большое количество недовольных, и будут говорить, что мы что-то не так сделали. Поэтому Президент на встрече сделал важный посыл: «Знание на стол, претендуешь в вуз, пожалуйста».

- То есть знания должны быть во главе угла?

- Да. Кто-то ещё предлагал: давайте не будем проводить централизованное тестирование, а будем по одному приглашать в аудиторию, и пусть он один комиссии сдаёт устный или письменный экзамен. Я здесь задаю вопрос: «А абитуриенты к этому готовы?» Если он целый год или два года готовился к централизованному тестированию, то он будет сегодня готов сесть устно или письменно написать ответ на вопрос или устно отвечать на вопрос? Наверное, мы не должны абитуриента ставить в какие-то моменты, которые для него будут шоком в этой вступительной кампании. Поэтому мы ничего в этой вступительной кампании не меняли. Мы постараемся сделать такие условия, чтобы они создали условия безопасности систем и соблюли принципы справедливости.

- Это важно. Мы настолько увязли в теме COVID-19 сейчас, что с точностью до единиц знаем ежедневно, сколько тестов сделано сегодня, сколько людей заболели, сколько выздоровели. При этом мы забываем про другие сферы – образование. Сколько школьников в этом году закончат школы и сколько мест бюджетных и небюджетных открыто в вузах по системе образования?

- Школьников из 11-х классов будет выпускаться порядка 52,5 тысяч человек. Это немного меньше, чем в прошлом году. Девятиклассников у нас чуть больше 76 тысяч. Это не значит, что все девятиклассники будут поступать. Кто-то из них пойдёт в 10-й класс, кто-то - в систему технического профессионального образования. То, что касается вузов – высшего образования, то порядка 27 тысяч мы набираем на бюджетные места, и порядка 28 тысяч набираем на внебюджетные места. Мы должны понимать, что на эти места будут претендовать выпускники прошлых лет, которые не поступили, которые сейчас захотели поступить. Поэтому конкурсная ситуация будет. Главный принцип этой вступительной кампании, как и прежних, и для любого абитуриента это главное правило, – «Знание надо проявить и показать».

- Если сейчас проехаться по Октябрьской улице, то окажется, что коронавируса среди молодёжи практически нет. Парадокс, во многих вузах и школах их тоже нет, то есть они и не на дистанционном обучении, и не в школе.

- Ситуация везде разная, но вместе с тем вы в одном правы: когда я не хожу в школу, но меня очень волнует, в какой форме будет проходить выпускной вечер.

- Сейчас это ключевой вопрос для всех выпускников.

Все хотели, чтобы министр всем навязал единую схему и форму. Мы чётко и ясно сказали: для нас очевидно, что выпускные вечера должны состояться с торжественным вручением аттестатов и свидетельств. Вот это надо сделать. А как вы это будете проводить: на улице, в актовом зале, с рассадкой в шахматном порядке, или вы считаете правильным поступить как-то по-другому, что вы будете дальше делать, в платьях вечерних придёте или в джинсах, – определяйтесь, родители, учителя, конкретно школа и учащиеся, самостоятельно. Потому что, какие-бы советы я не дал, всё равно найдётся масса критиков, которые скажут, что не так думают и не так делают. Для нас очевидно, что торжественное вручение аттестатов и свидетельств должно в школах быть.

- Рекомендации Минобразования о том, что нельзя проводить празднование выпуска в ресторанах, вы не будете давать?

- Я могу высказать своё личное отношение. Меня всегда очень удивляло даже былые времена, когда напрягали родителей в принятии коллективных решений. Многие не согласны, возражают, но тем не менее деньги выделяют, и начинается: лимузины, рестораны, агроусадьбы и так далее. Давайте скажем откровенно: «Что великого эти дети ещё сделали сейчас?» Они всего лишь закончили школу, причём все по-разному – кто-то хорошо, кто-то хуже. У нас никогда не было республиканского выпускного. Мы проводили Последний звонок – республиканский праздник. Но мы его в этом году отменили, хотя хотели в Бобруйске проводить. В следующем году, если будет позволять ситуация, то мы его обязательно проведём. Выпускные пройдут в таком формате в учреждениях образования с торжественным вручением аттестатов.

- Бобруйск может надеяться, что в следующем году это у них может состояться?

- Я думаю, что мы не будем забирать у Бобруйска право провести такое важное республиканское мероприятие.

- Последняя тема – лагеря. Частные лагеря уже сейчас присылают приглашения. В какие сроки будут организованы государственные лагеря?

- У нас не так много государственных лагерей. Если говорить о лагерях, владельцами которых является акционерное общество и наши крупные предприятия, то они, как правило, являются ведомственными. Из государственных лагерей у нас есть «Зубрёнок». Это национальный детский оздоровительный центр. Он работает круглогодично. Мы договорились, что с 1 июня мы откроем школьные лагеря. Поскольку 30 мая завершится учебный год, и те родители, которым не с кем оставить ребёнка и они волнуются о том, как он будет один дома находиться, а возможностей нет куда-по поехать или чтобы кто-то присматривал за ребёнком, то для таких детей мы откроем школьные лагеря по заявительному принципу. Мы никого не будем заставлять. Школы соберут информацию, уточнят её и с родителями отработают. Нас обвиняют, что мы спрашиваем о том, что ребёнок будет делать на каникулах. Мы спрашивали и будем спрашивать, потому что для нас важно, чем занят ребёнок. Мы договорились о том, что мы начнём их открывать с 15 июня. Сейчас мы отрабатываем с Минздравом все санитарно-эпидемиологические мероприятия, которые должны там пройти: подготовка персонала, готовность корпусов и так далее. На эти цели выделены средства субботника, бюджета областей, в первую очередь города Минска. Сейчас мы этим активно занимаемся. Соответственно, мы постараемся открыть эти лагеря в установленные сроки для того, чтобы, в первую очередь, обеспечить безопасность. Что касается предложений частных лагерей, то вы должны понимать, что они тоже все получают разрешения.

- Существуют рекомендации по соблюдению мер дистанционного нахождения: меньше детей в комнате, расстояние между кроватями?

- Сейчас все эти вопросы отрабатываются. Эти вопросы санитарно-эпидемиологических правил. Буквально вчера мы тоже проводили совещание. Мы в ближайшее время всё отработаем. Всё будет направлено на то, чтобы создать более благоприятные и безопасные условия.

- Значит, соответствующие рекомендации будут?

- Да.

- Лето у детей будет?

- Поверьте, у нас тоже немало прекрасных, красивых, замечательных мест. Я в свою бытность, когда был моложе, исколесил и на велосипеде, лодках, байдарках половину Беларуси.

- Главное, чтобы в данной ситуации не подвёл «Метеогид». Грамотность у белорусов – практически 100%. Мы занимаем 30 место в мире по уровню грамотности. Причём это одна из ключевых составляющих индекса развития человеческого потенциала. Благодаря этому мы и находимся на очень высоком месте. Стереотипно, возможно, но тем не менее, вспоминая ваше коммунистическое прошлое...

Почему прошлое? Я свой билет никому не сдавал и по-прежнему остаюсь членом Коммунистической партии Беларуси.

- Открою вам секрет, что я до сих пор храню свой билет члена Коммунистической партии еще Советского Союза. Давайте вспомним лозунг В.И. Ленина: «Учиться, учиться, ещё раз учиться». Как бы вы сейчас этот лозунг преобразовали, будучи министром образования?

Ленин в этом плане не оригинален. Сегодня любой политик, который серьёзно и прагматично подходит к любой реализации своих программ и действий, всё равно во главу угла ставит вопросы образования и воспитания подрастающего поколения. В системе образования есть такой тезис – «Образование через всю жизнь». Сегодня уже невозможно в нынешнем потоке информации, который быстро нас опережает, работать по-старому. В этом вырисовывается и парадигма, которая созвучна с тезисом, что если где-то ты упустил какой-то компонент, то ты просто отстаёшь, не успеваешь за тем бегом времени, который идёт сейчас.

- То есть: «Учиться, учиться и учиться!»

- Совершенно верно.

Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен и Telegram