Чрезвычайное положение

Чрезвычайное положение

Заложников отпустили, конфликт остался. То, что изначально выглядело как уголовное дело, приобрело государственный размах. Тем не менее пока члены группы «Сасна црер», захватившей здание полка патрульно-постовой службы в Ереване и требовавшие освобождения Жирайра Сефиляна и отставки президента, получили лишь трибуну для выступлений – на объекте открылся пресс-центр. Но, по крайней мере, сейчас больше нет столкновений с полицией, в которых применяли и слезоточивый газ, и шумовые гранаты.

Президент Серж Саргсян лишь в пятницу на специальном совещании с руководителями правоохранительных органов призвал к соблюдению Конституции.

Серж Саргсян, президент Армении: «В Армении вопросы не будут решаться применением силы, нападением и взятием заложников. И этого мы никогда не позволим. Разрешение этой ситуации должно быть важнейшим экзаменом на зрелость нашего общества и государства. Да, в Армении много недовольных. Однако пусть никто не ошибается и не думает, что может воспользоваться каким-либо поводом или причиной для расшатывания основ нашей государственности».

Политологи полагают, что определённая пассивность властей в отношении действий группы «Сасна црер» – в неоднозначном к ней отношении общества. С одной стороны захват заложников, а в Ереване пострадали 6 человек, кроме того, ещё один полицейский погиб, – уголовное преступление. С другой – среди членов группы много ветеранов карабахского конфликта, которых в стране уважают.

Как будут дальше развиваться события, сказать сложно – у захватчиков теперь нет заложников.

Арсений Сивицкий, руководитель Центра стратегических и внешнеполитических исследований: «Рано или поздно это должно привести к установлению диалога. Речь идёт не о парламентской оппозиции, а о тех протестных массах, которые не представлены в органах управления. Фактор Сефиляна выступил катализатором – подключились разные силы».

Ситуация в Турции выглядит куда масштабнее. Режим чрезвычайного положения введён в стране на три месяца, впрочем, сейчас мировую общественность волнуют последствия переворота и путь, по которому дальше пойдёт страна. Число задержанных, заключённых под следствие и отстранённых от выполнения служебных обязанностей уже достигло 60 тысяч человек.

Реджеп Тайип Эрдоган, президент Турции: «Были закрыты 934 школы, 109 общежитий, 15 университетов, 104 фонда, 35 медицинских учреждений, 1125 ассоциаций и 19 союзов, принадлежащих этой организации. Все их активы перешли государству».

По мнению Анкары, все эти организации связаны с оппозиционным исламским проповедником Фетхуллой Гюленом – главным политическим оппонентом президента страны Реджепа Эрдогана. По мнению официальных властей, именно Гюлен и стоит за переворотом в стране. Однако реакцию на путч в Европе называют «чистками» и предрекают Турции сложности в отношениях с ЕС. Европейские политики опасаются, что Эрдоган постепенно превратит Турцию из парламентской республики в президентскую, а светская страна станет исламским государством. Разумеется, Турция обещает соблюдать права человека и указывает на необходимость предпринимаемых государством мер – а как иначе поступать, если дошло до танков на улицах?

Омер Селик, министр Турции по делам ЕС: «Вы не можете поддержать обе стороны в этой ситуации. Вы должны показать полную поддержку турецкого правительства. Вы должны стоять с людьми Турции, турецкой демократией и турецким правительством. Это лакмусовый тест, звонок Европейскому союзу».

Получается, переворот хоть и не удался, но политическую борьбу спровоцировал. Кто поддержит Эрдогана и правящую партию в стране и за её пределами и будут ли новые конфликты? Кстати, Фетхулла Гюлен до сих пор утверждает, что не имеет отношения к путчу. И готов к возвращению на родину.

Арсений Сивицкий, руководитель Центра стратегических и внешнеполитических исследований: «Нынешние действия турецких властей могут спровоцировать серьёзные протестные настроения. Да, Эрдоган имеет поддержку общества, около 50% населения, но остаются ещё другие 50%».

Среди туристов мнения – следует ли сейчас лететь в Турцию – разделились. Белорусы отказались лишь от 4% купленных ранее путёвок. А вот Россия, хотя и вернула регулярное авиасообщение с Турцией, позиций в отношении отдыха в этой стране не поменяла.

Олег Сафонов, руководитель российского Федерального агентства по туризму: «Открытие Турции не означает поощрения поездок наших граждан в Турцию. Мы знаем об этом, и об этом говорит статистика: в прошлом году там произошло 256 террористических актов, в этом году десятки терактов, сотни погибших».

Впрочем, поручится за полную безопасность туристов сейчас сложно многим странам. Ещё свежи в памяти и трагедия в Ницце, и нападения в Германии. МИД Беларуси сразу же после попытки государственного переворота в Турции решительно осудил путчистов и выразил поддержку законно избранной власти. Что же касается экономических связей, то они укрепляются. На будущей неделе, в пятницу, в Минске запланирован белорусско-турецкий бизнес-форум.

Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен и Telegram