Чем чревата остановка предприятий и целых отраслей? В ЕС и США подсчитывают убытки из-за коронавируса

На «Юнимит» не сворачивают производство. Наоборот – готовы его расширять и думают, где нанять персонал. У людей есть работа, будет и зарплата. Эти в общем-то простые причинно-следственные связи воспринимаются по-другому на фоне прогнозов Международной организации труда.

По данным МОТ, нынешний кризис может привести к исчезновению 25 миллионов рабочих мест. Это больше, чем в 2008-2009 годах, когда волна кризиса лишила работы 22 миллиона человек. И надо сказать, это еще оптимистичные оценки. Только в США и только за прошлую неделю на фоне пандемии безработными стали более шести с половиной миллионов американцев.

В таком же положении оказалась и Европа. Только во Франции о частичной безработице заявили 730 тысяч человек. Чего ждать дальше? 

На европейских улицах по-прежнему безлюдно, большая часть стран ЕС всё ещё находится в режиме локдауна, то есть взаперти – работают в основном лишь аптеки да продуктовые магазины, ограничено передвижение людей, закрыты границы, привычная жизнь по сути парализована. И если первые недели карантина послушные европейцы безропотно принимали такие решения властей, то сейчас вопрос «А как жить завтра?» у граждан Европейского союза возникает всё чаще. 

Первые голоса раздались на этой недели в Париже. Премьер-министр Франции Эдуард Филипп заявил, что санитарный кризис неизбежно спровоцирует мощный и резкий удар по экономике, и ради того, чтобы быстрее встать на ноги, глава французского правительства заявил о неизбежности «деизоляции». Еще нет конкретных дат, не называются секторы экономики, которые, возможно, получат послабления, но впервые за последние время это прозвучало на государственном уровне.

Французский премьер пока осторожен в своих словах, в обществе ещё сильны страхи перед вирусом, однако и страхи перед неопределённым будущим усиливаются теми же темпами – не хватает медицинского оборудования, рвутся производственные цепочки, малый и средний бизнес практически парализован, сотни тысяч людей теряют работу.

Дания, которая первой в Европе ввела национальный карантин, похоже, первой пришла к выводу, что риски глубокой рецессии могут быть более опасны для датского общества, чем вторая вспышка болезни. В датском правительстве сейчас ведутся активные консультации о вариантах снятия ограничений.

Тем временем в европейскую прессу просочился внутренний документ Еврокомиссии, в котором утверждается, что экономический спад в зоне ЕС будет глубже, чем рецессия после финансового кризиса 2009 года. Евросоюз впервые в истории приостановил действие Пакта стабильности и роста, который ограничивает размеры национальных бюджетных дефицитов. Европейский Центробанк объявил беспрецедентную программу покупки облигаций, так называемых евробондов, на 750 миллиардов евро. С инициативой по спасению рабочих мест выступила и глава Еврокомиссии. Урсула фон дер Ляйен представила план под названием SURE – с английского «уверенность». Это призыв к работодателям сокращать не людей, а рабочие недели и дни. Разницу в зарплатах компаниям должны компенсировать национальные правительства. На эти цели ЕС выделяет 100 миллиардов евро.

Жёсткий удар коронавируса принимает на себя и первая экономика мира – США. Все основные американские биржевые индексы ушли на минувшей неделе в минус. За пособием по безработице в органы занятости только за последние семь дней обратились шесть миллионов шестьсот тысяч американцев. Это худший показатель за полвека.

На этом фоне позитивные новости приходят из Китая, где власти объявляют об остановке эпидемии коронавируса. Более того, в правительстве утверждают, что Пекин располагает достаточными политическими инструментами для стабилизации своего экономического роста и что последствия вспышки коронавируса, скорее всего, будут временными.

Китай начинает приходить в себя, президент США подписывает чек на два триллиона долларов, Европа открывает все свои финансовые резервы. Очевидно, что выстоять под ударом нового кризиса смогут лишь те страны, которые имеют серьёзные финансовые запасы либо не снижают экономическую активность. В любом случае в одиночку выстоять будет практически невозможно. Не нужно быть политологом, чтобы понимать, что новый кризис внесёт коррективы не только в экономику, но и в политические отношения, заставив по-новому посмотреть не только на конкурентов, но и на друзей и партнёров. 

Под занавес недели Евросоюз принял решение выделить странам Восточного партнёрства, куда входит и Беларусь, 140 миллионов евро на решение оперативных задач – от медицины до поддержки предпринимателей, и 700 миллионов евро на преодоление более глобальных проблем социально-экономического характера. Министр финансов Беларуси уже провёл телефонный разговор с еврокомиссаром по политике добрососедства и расширению, о механизмах участия официального Минска в этих программах. 

 

Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен и Telegram

Корреспонденты:
Руслан Поддубский