Рекордно тёплая зима пришла в Беларусь: какую угрозу она несёт для животного мира?

Буквально на днях пришло сообщение о том, что в Бресте зацвели подснежники. И все в курсе – такая зима за последние годы не первая. От чего это зависит – климатические изменения, связанные с деятельностью человека или очередной естественный цикл, – учёные пока не разобрались. Но природа реагирует на изменяющиеся правила игры по-своему: у нас в стране появляются новые виды животных и растений, а некоторые, наоборот, встают на грань исчезновения. А как реагирует на эти пертурбации в естественной природе вот именно наше конкретное белорусское общество? Должно же как-то реагировать… Хотя бы ради сохранения у нас в стране хвалёного биоразнообразия – то есть чтобы наши дети и внуки могли увидеть и взаимодействовать с той природой, которую наблюдаем мы.

Если кто-то что-то в наших широтах раньше и спрашивал у ясеня, то теперь это проблематично – в Беларуси его всё меньше. Причина тому стал халаровый некроз, который косит деревья напропалую. Болезнь, конечно, не убивает, но делает ясень его более уязвимым для других напастей. Всё дело в том, что несколько десятилетий назад в Европу из Восточной Азии был случайно ввезен опасный фитопатогенный гриб хименосцифус. И пошло-поехало. И до нас доехало: С 2003 года, когда приход заразы в Беларусь был зафиксирован официально, ясеневых лесов стало вдвое меньше. Пока способ борьбы нашли только один: ну как борьбы – скорее уж возрождения.

Наталья Павловская, научный сотрудник научно-исследовательского отдела Республиканского лесного селекционно-семеноводческого центра: «Наша работа заключается в том, что мы отбираем устойчивые к некрозу ветвей материнские организмы ясеня и вводим их в культуру инвитра – размножаем в пробирках вегетативными или семенным способом, чтобы отобрать организмы устойчивые к данному заболеванию и получить дочерние организмы также с устойчивостью к некрозу ветвей».

Дело это, конечно, не быстрое, но к работе с природой на длинной дистанции белорусам не привыкать. В 2021 году будет своеобразный юбилей – век с того момента, как в Беловежской пуще застрелили последнего вольного равнинного зубра. Возрождать популяцию пришлось всего из 12 особей, которые в неспокойном начале прошлого века каким-то чудом сохранились в зоопарках и заповедниках.

Зубр – это единственный из наших краснокнижных видов, который имеет бинарный статус: есть особи основного генофонда (это как раз краснокнижники со всеми вытекающими) и резервного. Вот на них-то и можно охотится. Стоит это удовольствие 6365 евро для иностранца и 800 рублей для земляка. 

В ближайшее время учёные собираются рассчитать оптимальную численность зубра европейского для нашей страны. Однако уже сейчас понятно, что экологически условия Беларуси выдерживают такое крупное копытное с некоторым трудом: чтобы питаться, зубру нужны поля и дубравы. Если их нет – он выйдет пастись на поля сельхозпредприятий. И вот тут возникает дилемма. Программа развития ООН и Глобальный экологический фонд предложили своё решение.

Александр Козулин, заведующий сектором НПЦ НАН Беларуси по биоресурсам, научный координатор проекта ПРООН-ГЭФ «Ветландс»: «Везде одинаковая проблема, и мы решили их попытаться решить на примере Налибокского заказника. Сейчас мы закупили технику для заказника, провели кое-какие мелиоративные работы. Мы хотим создать во всей Налибокской пуще серию открытых пространств-лугов, где раньше были сенокосы. За счёт этого мы хотим создать условия для того, чтобы зубр оставался внутри пущи, в лесном массиве, и жил естественной жизнью».

И касается это не только зубра – именно восстановление среды обитания является самый действенным способом сохранить и приумножить редкое и исчезающее. Похожий пример с припятскими пойменными лугами. Раньше здесь выпасали скот, но сейчас мясных пород коров у нас почти нет, а молочные – на стойловом содержании. Луга заросли кустарником, как следствие – стали значительно реже гнездиться исчезающие виды птиц. И сейчас здесь пробуют сделать всё, как было, способом древним и нетривиальным. Последнего европейского быка – тура – убили ещё в первой половине XVII века. Весь XX век животноводы пытались селекционным способом создать такого же. Ну или максимально похожего. И сегодня (не тавтология, но историческая справедливость) туры – уже в Турове.

Есть проекты и по расширению ареала обитания в нашей стране кумжи европейской, а также маленькой редкой птички вертлявой камышовки. Её собираются восстановить в естественных правах на всей территории бывшего Великого княжества Литовского. Тем не менее в реальности видов, которые нуждаются во внимании, становится всё больше. Красная книга Беларуси с 1981 года пережила уже четыре редакции. Последняя пришлась на 2015 год. На сегодняшний день она содержит 303 вида дикорастущих растений и 202 вида диких животных – это, если сравнивать с третьим изданием, на 29 видов растений и 12 видов животных больше.

Вместе с тем из четвёртого издания были исключены 20 видов животных и 8 видов растений. Мир меняется. Некоторые учёные говорят, что глобальное потепление – это навсегда, другие – что изменения климата – это явление всё-таки цикличное. 

Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен и Telegram

Корреспонденты:
Константин Степанец