Атомные планы

322

В Вене на неделе завершила свою работу 60-я, юбилейная сессия МАГАТЭ. Так сокращённо называется Международное агентство по атомной энергии. Созданное в 1957 году под крылом ООН, агентство является самостоятельной организацией, которая призвана контролировать атомную энергетику и содействовать её использованию исключительно в мирных целях.

Сегодня в мире работает 192 атомные станции, 31 страна мира входит в элитный клуб производителей этой энергии. 60 энергоблоков ещё строится, и два из них в Беларуси. Отсюда понятно и участие нашей страны в сессии МАГАТЭ, и активное и, надо сказать, плодотворное сотрудничество Минска с агентством, ведь не имея собственной АЭС, что такое атомная энергия   Беларусь знает может быть даже лучше, чем некоторые ядерные державы.

Спецкорр ОНТ Анна Пыж всё это время работала в австрийской столице и убедилась, что с Беларусью там разговаривают на равных. И не только по вопросам «мирного атома».

Эта аббревиатура изменила жизнь миллионов людей. Без МАГАТЭ мир, в котором и так не слишком спокойно, явно был бы другим. Неполитическая по своей сути, организация – мощнейший сдерживающий фактор. Атомная энергия только в мирных целях – вот её девиз. Благодаря усилиям МАГАТЭ в мире больше не страшатся Ирана и надеются, что агентство найдёт общий язык с Северной Кореей. За 60 лет «мирный атом» дал больше трёх тысяч новых видов продовольствия, чистую воду в развивающихся странах, новые виды лечения рака и, конечно, относительно недорогую и экологичную энергетику. И кажется, в самом МАГАТЭ о вкусах на этот счёт не спорят.

Мира Венкатеш, директор отдела физико-химических наук МАГАТЭ (Индия) (перевод): «В мире с такими экологическими проблемами, ядерные технологии – это хороший вариант. Люди до сих пор боятся строительства АЭС? Значит, им недостаёт информации. Мы должны показать все преимущества использования этой энергии. Это длинный путь, но верное направление».

На юбилейной сессии на столе организации – три заявления на вступление. Но из 168 членов собственная ядерная программа есть лишь у тридцати, что подчёркивает: ставки высоки.

Как ни странно, в Австрии есть штаб-квартира МАГАТЭ, но нет своей АЭС. Точнее, она существует, но построенная ещё в 1970-е, так и не была запущена. Те годы оказались расцветом движения «зелёных» – они добились проведения референдума. Вето на станцию и на всю атомную энергию австрийцы наложили с разницей всего в 30 тысяч голосов. Перевес оказался меньше одного процента. Недостаток электроэнергии пришлось восполнять за счёт ТЭЦ.

Для сравнения: площадь Австрии почти в 2,5 раза меньше белорусской, да и доля промышленности в экономике явно ниже. И, конечно, большой вопрос, дошло ли бы до этого в наши дни, спустя четыре десятилетия.

Сегодня строительство АЭС здесь воспринимают, скорее, как пропуск в элитный клуб. У кого ни спроси – а вы знаете, что Беларусь теперь тоже в команде? – удивлённых возгласов не услышишь.

Юкия Амано, Генеральный директор МАГАТЭ (перевод): «Я посещал вашу страну и площадку строительства атомной электростанции и был впечатлён уровнем реализации проекта. Я всегда напоминаю, что страны сами решают, запускать ли ядерную программу, но если государство идёт по этому пути, агентство может помочь сделать это безопасно».

Андрэ Маиссо, представитель Международного союза ветеранов атомной энергетики и промышленности (Франция) (перевод): «Беларуси нужна своя АЭС. Это позволит избежать покупки энергоносителей. Я знаю, где вы покупаете газ и нефть. Поверьте, лучше направить эти деньги на что-нибудь более стоящее для людей. Что же до безопасности, я приведу пример. Вы курите – сигарета падает на пол. Если вы её немедленно потушите – пожара не произойдёт. А если подождёте дня три – всё здание охватит огонь. Так и здесь. Безопасность – это готовность реагировать».

Сейчас в мире 192 атомные электростанции. 60 энергоблоков в стадии строительства и два из них – в Островце. Презентация в Вене – как заявление о собственных энергетических амбициях. Китай, Россия, Япония, Великобритания… и Беларусь.

Теперь, чтобы доехать до станции, не нужно петлять по дорогам в поисках указателя «БелАЭС». 167-метровую градирню невозможно не заметить. Сейчас на площадке больше пяти тысяч строителей возводят основные объекты двух энергоблоков. 110 тысяч тонн арматуры, почти 700 тысяч кубических метров бетона – а сколько впереди! Часть оборудования уже приехала под Островец, 40% – в процессе изготовления. И никакой упавший корпус этому, кажется, не способен помешать.

Михаил Филимонов, генеральный директор Белорусской АЭС: «Корпус довольно значительного веса. Очень быстро такие вопросы не решаются. Нужно увязать и с железной дорогой. Поэтому идёт всё по договорённостям, которые у нас есть с РФ».

Новичок в вопросах строительства, Беларусь – старожил ядерной науки. Посёлок «Сосны», что под Минском, стал мощным ядерным центром. Лучшие умы всего Союза – три тысячи человек – спроектировали там передвижную атомную станцию «Памир».

Николай Груша, руководитель группы по взаимодействию с государственными органами и организациями Белорусской АЭС: «Но через полгода наступила Чернобыльская катастрофа, которая круто изменила эти планы. Более того, в 1983 году было начато строительство Белорусской атомной теплоэлектроцентрали недалеко от Минска мощностью 2 миллиона киловатт, был подготовлен проект Белорусской АЭС мощностью 6 миллионов киловатт. Итого: не будь Чернобыльской катастрофы, у нас была бы уже и передвижная ядерная энергетика, и восемь блоков».

Чернобыль, кроме бед, дал республике колоссальный опыт, которым страна делится и спустя 20 лет. Директор экстренного центра МАГАТЭ – самый высокопоставленный сотрудник агентства от Беларуси.

Елена Буглова, директор Центра по инцидентам и аварийным ситуациям МАГАТЭ: «Моя история началась в связи с аварией на Чернобыльской станции. Я занималась вопросами, связанными с защитой населения. Естественно, на каком-то этапе белорусы очень активно начали передавать свой опыт на международном уровне. Это и привело меня в МАГАТЭ».

В ядерном мире всё спокойно – значит, тихо и в её центре. Но именно в эту минуту на круглосуточном дежурстве семь сотрудников МАГАТЭ, которые, получив экстренное сообщение, окажутся здесь буквально через минуты, чтобы оповестить весь мир. Для этого даже запустили универсальное время – минус два часа от Вены – по часовому поясу Великобритании.

Елена Буглова, директор Центра по инцидентам и аварийным ситуациям МАГАТЭ: «Все места, которые вы видите в этом центре, будут заняты в течение нескольких минут. Мы будем передавать информацию в страны, мы предложим нашу помощь, мы в конце концов предложим, и если страна на это согласится, пошлём миссию помощи в страну, где произошла авария. После этого визы, билеты, вся логистика и взлёт в течение 8 часов. Это конкретный пример».

Она руководила действиями двухсот специально обученных сотрудников во время аварии на японской Фукусиме. Она – разрабатывает стандарты безопасности. Она – формирует миссии оценки аварийной готовности. В МАГАТЭ вообще ценят белорусскую готовность учиться. До момента ввода АЭС страна примет семь миссий агентства – от оценок выбора площадки до так называемых стресс-тестов.

Ольга Луговская, начальник департамента по ядерной и радиационной безопасности Госатомнадзора: «Это наше желание, которое было выражено ещё в 2011 году. Потому что вопросы безопасности для нас первоочередные».

Беларусь учится на чужих ошибках. Станцию возводят по так называемым постфукусимским требованиям. А главе МАГАТЭ презентуют тот самый реактор поколения 3+, который станет сердцем белорусской АЭС.

Михаил Михадюк, заместитель министра энергетики Беларуси: «Рассматриваем МАГАТЭ в качестве стратегического партнёра. Масштабные ядерные аварии в Чернобыле и Фукусиме подчёркивают абсолютный приоритет вопросов обеспечения ядерной безопасности».

В Вене с Беларусью разговаривают на равных. И обещают сделать всё, чтобы атом, на страже которого вот уже 60 лет стоит МАГАТЭ, и дальше оставался мирным и безопасным. 

Корреспонденты:
Анна Пыж
География:
Австрия