Могилёвская область: большинство повторных преступлений совершают нигде не работающие бывшие заключённые

Три из четырёх случаев повторных преступлений совершают нигде не работающие бывшие заключённые – это неутешительная статистика Могилёвской области.

Несмотря на гарантированные трудовые места специально для этой категории граждан, немногие из них готовы и хотят воспользоваться такой возможностью. Пятая часть освободившихся из мест лишения свободы упорно предпочитают статус тунеядцев.

В могилёвской исправительной колонии труд – это не право, а метод перевоспитания. Но как сложится жизнь после того, как человек выйдет на свободу с чистой совестью? Не отвернутся ли родственники, не станет ли срок преградой при трудоустройстве? Все опасения осуждённых о новой жизни по ту сторону забора и стали основой нового проекта Красного Креста. Психологи, соцработники, юристы проводят беседы и тренинги ещё за полгода до дня выхода на свободу, а затем ещё год обязуются оказывать всяческую помощь своим подопечным.

Андрей Никитин, председатель Могилёвской областной организации Белорусского общества Красного Креста: «Подразумевает непосредственное участие ассистента в пошаговой интеграции. Это и поход в службу занятости, изучение вопроса бронированных мест для осуждённых, вопросы медицинского обеспечения и социализации с родственниками».

Только в пятнадцатой колонии желающих стать участником проекта «Интеграция бывших осуждённых в общество» набралось тридцать человек. Двадцатидвухлетний Виктор признаётся, что его заинтересовали психологические тренинги «Как почувствовать себя равным в обществе после выхода на свободу?» и возможность получить поддержку по организации собственного дела. Свой бизнес Виктор хочет связать со специальностью, которую он получил за решёткой – столяр.

Виктор Самофалов, осуждённый ИК-15: «Осталось 10 месяцев. В дальнейшем по освобождению предлагается помощь Красного Креста – устроиться на работу. Окажут помощь, если я захочу открыть своё дело, помогут инструментами и всем остальным».

Виктор Акулич всего три месяца, как вышел из тюрьмы и вернулся в свой городской посёлок Кличев. Правда, ни дома, ни семьи у мужчины нет. Из личного имущества – одна сумка с одеждой. В качестве временного места проживания мужчине нашли комнату со всеми удобствами. Такое резервное жильё теперь есть почти в каждом райцентре Могилёвщины, до этого метры выделяли только в Могилёве и Бобруйске. С трудоустройством тоже помогают – в центрах занятости бывшим заключённым предлагают так называемые забронированные вакансии. Виктору Павловичу, как вариант, дают место слесаря в местном коммунхозе с зарплатой около четырёх миллионов рублей.

Виктор Акулич, житель г.п. Кличев: «Человеку надо помочь, чтоб кто-то поддержал немного. Потом у него всё нормализуется. На будущий год что-то у меня новое изменится. Может, уйду жить с кем-то. У меня всё впереди».

Конечно, такие места работы не отличаются высокими окладами, но варианты переучиться, а значит, начать зарабатывать больше, всегда есть. Другое дело, что, по статистике, 20% всех освободившихся работать не планируют вообще, из оставшихся только половина готова начать хоть что-то делать.

Александр Сыровежкин, начальник отдела надзорно-исполнительной деятельности УВД Могилёвского облисполкома: «Объясняют, что я никогда не работал и работать не буду, другие живут за счёт родственников. Главой государства было дано распоряжение к 1 января 2015 года подготовить соответствующий документ, который бы вводил понятие тунеядства и позволил бы нам более детально работать с данной категорией».

Главный аргумент в вопросе тунеядства – статистика: более 70% рецидивов совершаются нигде не работающими ранее судимыми людьми. Поэтому и вопрос трудоустройства для этой категории, по словам экспертов, должен быть не предметом выбора, а обязательным условием жизни в белорусском обществе.

Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен и Telegram