Не всё то золото…

263
Не всё то золото…

О чём могут рассказать медали? Например, эта. Её отчеканили ограниченным тиражом по специальному заказу. На аверсе (то есть лицевой стороне) – Дева Мария с ангелами. И текст, по давней традиции, на латыни: «500 лет Радзивиллам в Несвиже».

На реверсе (оборотной стороне медали) – Городло. Это название местечка на Западном Буге. Здесь ровно 6 веков назад династия «некоронованных королей» (как нередко называют Радзивиллов) обрела герб.

Прославлять «Трубы славы» продолжают и сегодня. Так, в четверг Матей Радзивилл передал некогда родовому Несвижскому замку копии 20 фамильных медалей. И даже прочитал доклад о них на научной конференции! К слову, современный князь занимается модернизацией железных дорог Польши. Но страсть к коллекционированию, кажется, у Радзивиллов в крови.

«…Некуда бежать. И нет возможности вернуться назад», – поётся о Харькове. 200 лет назад столицу Слободской Украины наградили медалями. Да сразу 38! Из сопроводительного письма адмирала Павла Чичагова: «…взятых в добыче у неприятеля». Дубовые сундуки украшал герб Радзивиллов.

Матей Радзивилл, князь: «Для меня важны медали «Чёрного» и, конечно, «Сиротки». Потому что эти два человека очень-очень связаны с историей сегодняшней Беларуси, Несвижа».

Один в XVI веке основал коллекцию, второй ровно 430 лет назад построил замок. Только прятали медали не в, а под замком. До сих пор в Несвиже ищут «Скарбец» – глубоко-тайную сокровищницу Радзивиллов. О золотом ключике к ней в мае 1813 года знал лишь князь (Доминик Иероним бежал за Наполеоном).

11-й несвижский ординат, в свою очередь, доверял управляющему замком. Альберта Бургельского пытали… и молча повесили на итальянском колодце.

Сергей Климов, директор Национального музея-заповедника «Несвиж»: «Появляются крайне редко, цена их очень высока. В одном случае нам удалось купить на московском аукционе (нумизматическом) медаль Каролины Людовики Радзивилл. И вторая медаль «Взятие Смоленска войсками Владислава IV» – хорошая копия XVIII века».

Это всё, что было в возрождённом замке-музее. А ведь в экспозиции – целая комната под «мюнц-кабинет» (от немецкого münze – монета). Зеркальные витрины собраны. Но из Золотого зала проход в мир будущего древних аверсов, реверсов и граней пока закрыт.

Людмила Павлова, кандидат юридических наук, профессор Белгосуниверситета: «Следует обратить внимание, что в международном праве не существует понятия «давность». Может пройти и 200, и 300 лет, и может какой-то вопрос оспариваться».

Здесь, к сожалению, как в расхожей фразе, «без бумажки вы букашка…» Описей медальных собраний Радзивиллов нет! Точнее, не найдены. А ведь служил при княжеском дворе специалист. Сегодня фалеристикой (наука о наградах) в Беларуси занимаются единицы. Да и то, скорее, как хобби.

Анна Жолнерович, научный сотрудник Национального музея-заповедника «Несвиж»: «Сказалі, што пад час Другой сусветнай вайны ўсё было разрабавана. І на сённяшні день з радзівілаўскай калекцыі амаль нічога не засталося. Медалі, якія трапілі ў Харкаўскі ўніверсітэт, былі выкуплены Радзівіламі, яны знаходзіліся і жылі ў Берліне пад той час».

Таков официальный ответ правопреемника когда-то Императорского университета. Его профессор Игнат Данилович (белорус по рождению) в 1830 году опубликовал в журнале «Tygodnik Petersburski» статью о медалях Радзивиллов. В царской России это уже «учебное» собрание признавали «первым».

Матей Радзивилл, князь: «Богуслав Радзивилл, который тоже очень связан с землями Беларуси, очень любил делать медали. Прежде всего, после смерти кого-нибудь. Или когда кто-то женился».

Чаще отливали в XVII веке. Узнать характер несвижской коллекции сегодня помогает варшавская. 22 медали – наследство князя Матея от князя Януша. До 1939 года он владел волынской Олыкой под Луцком. Два года назад человек, так похожий на предка «Сиротку», видел на аукционе ещё кое-что из семейной «фалеристики». Начинались торги с $25 тысяч.

Лев Толбузин, медальер: «Лучше всего серебро. Потому что серебро хорошо льётся, прекрасно льётся. Не думаю, что это будет забыто. Но подчёркиваю, медаль – вещь консервативная. И новаторство, перформансы, инсталляции и прочее тут, я думаю, никогда не будут».

По-прежнему первый медальер Беларуси первым сделал Мирский замок – вотчину Радзивиллов – в рельефе. Эту работу и сейчас заказывают для высоких гостей. Эксклюзивность экземпляров, правда, никто не отменял.

Лев Толбузин, медальер: «Положено 10 авторских. По идее, нужно хранить в коробочках таких особых. Это целое искусство».

Есть у мастера и свой мюнц-кабинет с медалью в честь Доминика Радзивилла. Того самого, чей обоз с ценностями 200 лет назад частично развернули на Восток современной Украины.

Собирал заново «литое» и «чеканное» Фредерик Вильгельм Павел Радзивилл. Участник битвы народов под Лейпцигом станет авторитетом в кругу европейских фалеристов. Князь даже возглавил Берлинское общество. Но в «свой» Несвиж не приехал ни разу. В 1905 году в замок медали перевезли потомки. И опять была война с без вести пропавшими.

Матей Радзивилл, князь: «Может быть, есть эти медали в Москве и Санкт-Петербурге. У меня ещё две медали, которые я привезу следующий раз. Но в разных книгах можно ещё найти 5-6 других».

И Несвиж отныне награждён 20 фамильно-памятными медалями. Это дар князя. По сути, Матей заложил основу третьей коллекции. В тех же металлах, в тех же формах… Кстати, «тёмный» век наград Радзивиллов – XVIII. Заказы не отдавали. Впрочем, «Рыбонька» и «Пане Коханку» и так попали в историю.

Отличие новых медалей Радзивиллов от старых – в трёх граммах. Это делается для того, чтобы фалеристы (эксперты в области наград) могли легко отличить подлинник от копии.

Хотел, продолжал князь, доставить настоящее. Да вывезти пусть даже фамильные реликвии за границы Польши совсем не просто. Что тут: даже отданный в дни оккупации на временное сохранение в Краковский музей кореличский гобелен спустя 70 лет получить обратно Радзивиллы не могут. Закон суров, но…

Людмила Павлова, кандидат юридических наук, профессор Белгосуниверситета:
«Если мы хотим, чтобы дело сдвинулось с мёртвой точки и чтобы Республика Беларусь каким-то образом получала хотя бы доступ к тому, что когда-то находилось на её территории, необходимо это законным образом регулировать. У нас нет даже закона о реституции. Хотя он есть в России. Хотя он есть в той же Украине».

Десять лет назад правительство Украины вернуло Нидерландам 142 гравюры и рисунки из коллекции Франца Кенигса, незаконно захваченной нацистами. Возможно, и Несвиж (подобно Парижу) стоит не только мессы.


Подробности – в видеосюжете нашего корреспондента

Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен и Telegram