Не работать, а служить!

Не работать, а служить!

В пятницу, 30 ноября, Национальному академическому драматическому театру имени Горького исполнилось 80 лет.

Есть Чацкий и даже Распутин. С ними (героями афиш) театр Горького сыграл за собственные – 80! И в этом возрасте не оказался на зрительском «дне». О чём ещё можно мечтать!? Билет сюда и так почти как на балет. Лучше с декабря занимать на январского «Льва зимой».

Сергей Ковальчик, главный режиссёр Национального драмтеатра имени Максима Горького: «Всё равно золотое сечение, костяк репертуара – это русская классика. И это надо держать, это надо нести. Потому что нас знают как Русский театр».

«По-честному пытаются играть» двумя колодами по вечерам: Грибоедов, «Горе от ума». Уж год Ткачёнок – помещик Фамусов. О нём в пьесе – «Бодр, свеж и дожил до седин…». Об актёре-горьковце: дебютировал в 24 года! И этим летом трижды дедушка вновь стал отцом.

Александр Ткачёнок, народный артист Беларуси: «Я раньше был самый гримирующийся актёр в театре, поскольку играл возрастные роли. А сейчас я опять буду, наверное, самым гримирующимся. На 20 лет мне уже моложе дают роли».

Могильщик в «Гамлете», профессор в «Дяде Ване», гипнотизёр в «Детекторе лжи»… Образов – более 30-ти! А поступил-то в институт со второго раза. К распределению партию за Ткачёнка вели три Национальных – Купаловский, Коласовский, победил Горьковский.

Александр Ткачёнок, народный артист Беларуси: «Видите, артист! И не просто артист, а народный артист! Нельзя выходить просто так с «холодным носом». Надо тратиться, тратить нервы. Поэтому в каком-то плане мы самоубийцы».

Напарница Ткачёнка. Её тоже манил Купаловский театр. Быть Клебанович Павлинкой – точно знали в институте. Но… Ольга Михайловна ждала до «Последнего» (словно по пьесе Горького). И устроила на сцене Русского фадеевский «Разгром». Да такой, что до сих пор эхом.

Ольга Клебанович, народная артистка Беларуси: «Особо грим-то не накладывала, я работала платками, значит, и пеплом. Я делала себе, такая хитрость была, пеплом немножко лицо. Да, да, да! То, чему учил мой великий Владимир Андреевич Маланкин: главное – постичь изнутри характер».

Ах, какая то была Степанида! А ведь роль в «Знаке беды» могла обернуться для Клебанович бедой. Говорят, образ крестьянки уже примеряла сама «королева сцены» – Александра Климова. Великая актриса оказалась великодушной: разрешила называть себя Шурочкой, разделила с Ольгой гримёрку. И осталась в этом пространстве «любимой».

Ольга Клебанович, народная артистка Беларуси: «Театр свой репертуар потихонечку обновляет. И мы простились с «Вассой». И теперь только портреты Алексея Максимовича напоминают нам, что мы театр имени Горького. Но мы надежды не теряем».

Со сцены слова, произнесённые братом Олегом. К слову, на ней (сцене Горьковского) Янковский-младший впервые услышал «Ваш выход!». Школьником, в «Барабанщице». Спектакль давно не идёт. Зато хранят в театре «сандалики» с ноги того самого Мюнхгаузена.

Ростислав Янковский, народный артист СССР: «Не зря, когда в кино снимаешься, и вдруг очень такой подвижный костюмер. – Вы в театре работали? – Да, я работал в театре! – А-а! Гримёры, реквизиторы – это люди, которые нам сопутствуют и нас охраняют».

И причешут, и бабочку поправят. Янковский – более 160 ролей. Что говорить! Почти 60 лет: если Антоний, так Клеопатра – Климова. Если «Двое на качелях» – то рядом Масумян. «Ростик» – нежно, за глаза, называют в театре героя нашего времени.

Ростислав Янковский, народный артист СССР: «Как у Марка Захарова когда-то было: у него столько мужчин замечательных, а женщина одна, по сути дела, его дочь. Но я смеюсь, конечно… Жили очень дружно. Не было такой грызни, не было такого мещанского».

Белла Масумян, народная артистка Беларуси: «Нет! Не приписывайте мне этого романа! У меня их было достаточно много, которые мне приписывали. Которых тоже не было. Но их приписывали – я принимала. Вот этого романа точно не было».

Не подумайте! Это Масумян о несыгранных ролях в кино. Народная в афишах – личную жизнь не афиширует. Прекрасную Беллу сегодня признали не иначе как «наследницей Климовой». Мол, и звёздные роли, и звёздный партнёр – Янковский. Актриса – эталон элегантности. Сама же говорит: «Не замечала».

Белла Масумян, народная артистка Беларуси: «В «Бабьем царстве» – мужские ботинки без шнурков, какая-то юбка, фуфайка и ушанка с ободранными ушами – мне было комфортно. Если ты приходишь на сцену, даже на репетицию, в обуви, в которой ты шла по улице, для меня это категорически «нонсенс». Я считаю, что это подмостки, которые требуют определённого уважения».

Так учили бывшие первыми: Олимпиада Шах-Парон, Зоя Осмоловская. И опять же – Климова! К слову, в гримёрной у Масумян афишам нет места. Варюхи из «Поднятой целины», Нины из «Маскарада»… Сыгранные когда-то мешают актрисе править сегодня.

«Всё прекрасное ужасно, всё ужасное прекрасно, добро есть зло». С этого монолога стартовал Луценко. И с него же начинался «Макбет». Спектакль, который показали Москве. И она заговорила. В 70-х приезд Горьковского в союзную столицу означал: в Малый, на Таганку, в МХТ – возврат билетов. Публика жаждала шекспировских страстей. От которых сегодня осталась лишь маска. Да пара фотографий.

Борис Луценко, народный артист Беларуси: «Это был 1973 год. Меня назначили главным режиссёром Русского театра. Я установил жёсткую дисциплину, жестокую… Хуже не бывает. И если актриса N опаздывала на 15 минут! С трудом, но удалось подчинить Александру Ивановну Климову. Понимаете!»

«Трёхгрошовая опера», «Трагедия человека» (где, кстати, сыграл Николай Пинигин. Ныне худрук вечного соперника Горьковского – театра имени Янки Купалы). Луценко уходил и возвращался в эти стены. В афишах маэстро и сегодня. Чаще репертуара Малой сцены.

Борис Луценко, народный артист Беларуси: «Мне нравится работать в этом уютном пятачке. Если бы, конечно, было больше зрителей. Хотя бы 200 человек, здесь всего 40. Завтра, завтра… Завтра приходит – не ставлю. Это у меня и «Двойник» – непоставленный спектакль по Достоевскому, это и «Отелло».

В театре была жесточайшая дисциплина, которой, к сожалению, сегодня не хватает. С позиции режиссёра. А когда-то Еренькова была актрисой! Жизнь изменилась после стажировки в «Ленкоме» у Марка Захарова. Её «Папа, папа…» в 2000 сразил театральную общественность. И заставил по-иному взглянуть на приму Клебанович.

Валентина Еренькова, режиссёр Национального драмтеатра имени Максима Горького: «Служу этому великому, замечательному и прекрасному органу, живому, как театр. И этого я, конечно, требую от своих сегодня актёров. Я встаю и начинаю записывать, начинаю перелистывать, начинаю читать, забываю о времени. Смотрю на часы и думаю: сколько спать?»

Андрей Кривецкий, актёр Национального драмтеатра имени Максима Горького: «Все образы – они летают в Космосе! Это так, образно. И вот максимально нужно приблизить его к себе».

Кривецкий уже укротил строптивую (в одноименном спектакле), совершил «Загадочный визит». В 2012 году имя актёра стало одним из заглавных в афише Горьковского. Смотрят «Интимную комедию». И, наконец, роль самого Александра Грибоедова. В традициях Русского театра Беларуси.

Это сейчас, по привычке, театр начинается с вешалки. А в 1932 бродячие артисты Русской труппы Белоруссии дебютировали в пожарном депо Бобруйска. Лишь после войны, уже как «горьковцы», они обретут и этот дом, и эту сцену в здании бывшей Хоральной (главной) синагоги столицы. С 1926 года – кинотеатра «Культура». На его экране показали первый белорусский фильм «Лесная быль». Здесь же выступали Владимир Маяковский и Леонид Утёсов. Чьи песни звучали, как маленькие пьесы.

Каждый вечер – из-за кулис. И в юбилейный – со сцены. Андрей Душечкин – заслуженный артист, сын Климовой. Дело Александры Великой сегодня продолжают 52 актёра. А публика спешит сказать: «Спасибо, Горьковский!», наш современник.

Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен и Telegram