Канны и Беларусь: встреча 65 лет спустя

Канны и Беларусь: встреча 65 лет спустя

В напряжении всю уходящую неделю нас держали события культурной жизни. И Евровидение с его известным для белорусов исходом и победой шведки Лорин. И Каннский кинофестиваль, где демонстрировались картины совместного с «Беларусьфильмом» производства.

65 юбилейный кинофестиваль в Каннах выдался для Беларуси особенным. Впервые по красной дорожке, ведущей ко Дворцу фестивалей и конгрессов на знаменитой набережной Круазет, прошла наша официальная делегация. Фильмов, которые Беларусь делала совместно с другими в фестивальной афише сразу три. Для продюсеров и кинокритиков прошёл закрытый показ ленты «Одинокий остров», документальное кино «Туфельки» представили в национальном павильоне. А лента «В тумане», снятая на производственной базе и при участии «Беларусьфильма», была включена в основную конкурсную программу и уже получила престижную премию Международной федерации кинокритики.

Константин Лоскутников, президент Клуба русских меценатов (Франция): «Я на этом берегу уже без малого 20 лет, начиная с 1994, когда Никита Михалков здесь получил Гран-при за своих «Утомлённых солнцем».

Но те Канны куда-то ушли – продолжает загадочная русская душа. Лоскутников на фестивале известен как «Барон». Появляется под занавес, организует коктейльный вечер. Меценат, по сути, и объявляет: «Стоп, снято!». Сезон закрыт.

Константин Лоскутников, президент Клуба русских меценатов (Франция): «65 вроде бы юбилейный фестиваль, а народу очень мало. Не только русских, не только русскоязычных, а вообще народа мало. Год-два назад совершенно другая ситуация была».

Впрочем, другим был Лазурный берег и во времена курортных Романовых и Радзивиллов. Именно эти фамилии открыли европейской знати бывшую римскую гавань. И сегодня Канны – ярмарка тщеславия. Если яхта, так величиной с танкер. Например, у Романа Абрамовича. Если вилла…

Тихий, приморский… Даже для французов Канн уже 65 лет – город двух недель. Город кинофестиваля, режиссёров и звёзд. Кажется, эту декорацию построили специально для них.

И здесь спрашивать «как пройти» у жандармов не стоит. Сами заезжие. Местные жители спешат куда-нибудь от шума и выгоды ради. Квартиры на Лазурном на фестиваль бронируют сразу после фестиваля. Цена – от 1000 евро.

Пока одни всемирно известные охотно позируют во Дворце фестивалей, другие скрываются. В прохладных номерах любимого «Карлтона» либо «Мартинес». Именно здесь сутками атакуют поклонники Николь Кидман. Актриса сразу в двух конкурсных лентах. А всего на юбилейном кинофестивале их 22.

Давно такого не было: основной конкурс без новичков. И без женщин-режиссёров. Феминистки негодуют. Мол, бобина стиральной машины – удел нашего пола, а с кинобобиной заслужили работать мужчины. Впрочем, винить Канны в гендерном нажиме грешно.

Вот и лента белорусского режиссёра попала в основную конкурсную программу. Впрочем, Сергея Лозницу называют «воспитанником Канн». Два года назад он уже получил здесь «Золотую камеру» – приз для дебютантов.

Наши в Каннах – событие уже признано этапным для национального кинематографа. Такое в истории «Беларусьфильма» впервые. Впрочем, «В тумане» – драма совместная. Показывают Беларусь, Германия, Нидерланды, Латвия и Россия.

«В тумане» – драма о войне. Впрочем, такое в Каннах любят. И помнят. Здесь побеждали «Летят журавли». Ценят «наше» кино о Второй мировой и на других фестивалях класса «А». Золото Венеции – «Иваново детство», берлинский «Серебряный медведь» – «Восхождение». Кстати, снятое, как и «В тумане», по повести белорусского классика Василя Быкова. Который умел показывать обычных людей, поставленных в необычайно сложные обстоятельства войны. А потому даже актёры, игравшие в этих лентах, на показе не скрывают слёз.



Подробности – в видеосюжете нашего корреспондента

Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен и Telegram