В столице собрали «хозяек слова»

В столице собрали «хозяек слова»
Поэтессы, чьи мысли до сих пор будоражат умы. И не только на страницах сборников. Документальная выставка в Литературном музее – премьера: дневники, фотоальбомы, гардероб наших «шестидесятниц».
 
Витринная биография: слова, тексты, платье-мечта, которое Боровикова купила в Чикаго, когда «железный занавес» открыли. Поклонники давно прозвали белокурую Раису «серебряной подковой». Но поэтессе счастья такое счастье не рифмовалось.
 
Раиса Боровикова, поэтесса: «Падумалася, ну вось – я ўжо, як музейны экспанат, прапісалася ў другой палове ХХ стагоддзя. А разам з тым нейкая хваля ўзнімалася, узнімалася… І ў мяне нават нейкая гордасць такая пачала з’яўляцца. Таму што ХХ стагоддзе для беларускай літаратуры вельмi магутнае».
 
Галина Корженевская, Таиса Бондарь, Нина Мацяш… Их читали, цитировали, а сегодня изучают по предметам. Выставка-документ – сборная: что-то из запасников, что-то от наследников. Друзья и соперницы – девять хозяек сегодня на общих метрах.
 
Это первая «скрипка» в своеобразном оркестре женщин-поэтесс. 1906 год. Дебютный сборник Элаизы Пашкевич. Тётки из школьной программы. Но здесь находим другой автограф, мужского рода: «Гаўрыла з Полацка».

Шестидесятницы романтичнее. Так, Гертруда Соколова выходит под «Вера Вярба». Её «Ручнікі» и сегодня звучат у «Песняров». Сама же поэтесса давно ушла, как говорят, в андеграунд. Не печатается, не публична.
 
Лидия Макаревич, директор Музея истории белорусской литературы: «Спалучыліся паэтэсы, якія ёсць з намі і якіх ўжо няма. Якія адыйшлі, як кажуць, у лепшы свет. Крышку спрачаліся: як жа ўсё-такі размясціць і каго паказаць у гэтай экспазіцыі».
 
Бесспорной оказалась Евгения Янищиц – поэтесса с грустными глазами. Для неё всё начиналось с любви, а закончилось на подоконнике. Как говорится, шагнула в «вечность» с восьмого этажа.
 
Людмила Рублевская, поэтесса: «Яна павінна была быць нават рэдактарам маёй першай кнігі «Крокі па старых лествіцах», якая выходзіла ў Бібліятэчцы часопіса «Маладосць». Але Яўгенія Іосіфаўна не паспела. Літаральна за дзень да яе смерці: «Шчасця ў сям’і ды ладу. Святла і любові. Шчыра Ваша, Яўгенія Янішчыц. Мінск, 23 лістапада 1988 года».
 
«На память» – любимое поэтическое. И если чья-то автограф-сессия закончена, то у этих муз продолжается. «Запомніце мяне, якая я ёсць!» – завещала «полесская ласточка».

Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен и Telegram