Президент ответил на вопросы журналистов

Президент ответил на вопросы журналистов

Во время республиканского субботника Глава государства традиционно пообщался с представителями СМИ.

В день субботника и первый вопрос от журналистов, разумеется, о труде. Много работать для Президента – это должностная обязанность или черта характера? И можно ли вообще воспитать любовь к труду? Ответ Александра Лукашенко: можно. Собственно для этого в том числе и проводятся субботники: чтобы и министры, и офисные служащие, и студенты могли почувствовать, что значит физический труд, например, с мастерком и кирпичной кладкой. Что касается лично Президента: когда ты единственный мужчина в семье, пусть тебе и 7 лет, то труд становится и привычкой, и чертой характера.

От труда к вопросу оплаты за него. У Президента спросили о недавней встрече с премьер-министром, на которой Александр Лукашенко потребовал принять меры для повышения зарплат рабочих. Некоторые средства массовой информации рассмотрели в этом боязнь социальных волнений. Правда ли это?

Александр Лукашенко: «Там, где есть слово «боится», комментировать нечего. Я ничего не боюсь. Мне бояться нечего, я человек решительный, терять мне в принципе нечего. Если я чего и боюсь, то только мнения моих людей, моего народа. Это мои избиратели, я их мнение ценю и уважаю. Поэтому если рабочий человек говорит, что что-то не так, я на это реагирую. Как я реагирую – вы знаете. Я предупреждал всех накануне этой пятилетки, что на руках больше никого носить не будем. 15 лет я всех носил на руках. Доносились до того, что некоторые перестали работать. Поэтому моя формула одна: есть производительность труда – забирайте деньги в зарплату, нет производительности – денег быть не может. Их можно только напечатать. К чему ведёт печатание денег, вы знаете. Отчасти вы это почувствовали во время недавнего финансово-экономического кризиса. Это гробит всякое производство, если люди получают незаработанные деньги. Их больше не будет. Если где-то обижают человека, где-то руководитель не тянет, специалисты не дотягивают, конечно, я включаюсь и немедленно разбираюсь».

В качестве примера, где потребовалось вмешательство Президента, Александр Лукашенко привёл столичное предприятие «Камволь», которое оказалось в сложной ситуации. Президент поручил построить новый современный комбинат, который будет работать уже на отечественном сырье. Для этого готовится программа развития овцеводства. На выходе должно получиться эффективное производство тканей из шерсти. Также государство намерено подставить плечо и Минскому мотовелозаводу. В этой связи журналистов интересовали перспективы развития в целом рынка труда. Многие эксперты опасаются оттока кадров из Беларуси в условиях Единого экономического пространства с Россией и Казахстаном.

По просьбе журналистов Александр Лукашенко высказал свое мнение о реакции Евросоюза на освобождение двух представителей оппозиции Андрея Санникова и Дмитрия Бондаренко, помилование которых Президентом якобы указывает на эффективность санкций ЕС.

Александр Лукашенко: «Будут бряцать языками – вернутся туда в 2 часа. Вы прекрасно понимаете, что дело не в давлении. Если уж так по-человечески говорить об обоих вышедших: не написали бы прошения о помиловании – сидели бы до сих пор. И те, кто там остался и не написал это обращение на имя Президента, они будут сидеть. Вот и всё давление. Никто на меня здесь не надавит. И я говорю о личном. Вы знаете, не было бы этого малыша у одного, а у второго спина вдруг не заболела, и он там уже ходить не мог, ползал. Правда, здесь, как вышел, побежал. Не было бы у них этой болезни и детей, я бы, может быть, даже и не реагировал так на их просьбы. Подумал, ладно, пусть они будут в своих семьях, со своими детьми. И потом некрасиво Президенту этим заниматься. Надо заканчивать эти дела. А то их, видите ли, выпустили, а 20 или 30 тысяч заключённых сегодня такой льготы не получили. Это нормально, это справедливо? Несправедливо. Поэтому в ближайшее время, откровенно говоря, я буду принимать решение. Может быть, ко Дню независимости об освобождении целого ряда, может даже 2-3 тысяч осуждённых – тех, кто нормально там себя ведёт и, как у них говорят, стали на путь исправления. Решение для того, чтобы их помиловать. Потому что так будет справедливо. Поэтому не слушайте, что кто-то надавил и так далее. Любое давление боком вылезет. Они сейчас говорят: вот надавили, поэтому послов впустили. Мы, наоборот, послам сказали: ребята, вы поехали, побудьте там, послы сегодня высказали пожелание вернуться сюда».


Подробности – в видеосюжете нашего корреспондента


Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен и Telegram