Без права на славу

Без права на славу
Во вторник Президент Лукашенко побывал на коллегии Комитета государственной безопасности. Разумеется, основная часть заседания прошла за закрытыми дверями. И в этом, наверное, нет ничего удивительного. Тем более, если речь идёт о внешней разведке.
 
В присутствии Президента коллегия обсуждала совершенствование, в том числе и этого направления. После того, как нам намекнули, что репортаж на эту тему получится, что называется, «не для эфира», мы всё же решили самостоятельно найти следы тех, кто в разные годы проворачивал такие операции, что собирательный персонаж полковник Исаев, он же Штирлиц, просто отдыхает.
 
Смеем предположить, что некоторые факты станут открытием для многих зрителей, включая и тех, кто носит погоны госбезопасности.
 
Позывные памяти. С «поющей Марлен» у белорусского разведчика случился роман. Временной – уже семьдесят лет. И сегодня «немецкая блондинка» в красном уголке. Полкой выше – «дела доктора Зорге». Мемуары советского шпиона-легенды.
 
Геннадий Юшкевич, ветеран внешней разведки: «Разведчиком надо родиться, так, как надо родиться музыкантом. Нигде не высовываться, не лезть в фотоаппарат, больше смотреть, меньше говорить, узнавать, не спрашивая».
 
Каких-то пяти минут разведчику достаточно (и в кино, и в жизни), чтобы понять: дома всё хорошо. Правда, дети шпионов зачастую и не догадываются, чем родители заняты по-настоящему. Из записи в одном старом школьном журнале: «ответственные работники МИДа».
 
Анатолий Мукасей, народный артист России: «По-моему, единственные из разведчиков-нелегалов, которые имели подлинные документы. То есть они могли двигаться по всему миру спокойно и заниматься своей работой. Дружен был и с Чарли Чаплиным, и с Драйзером. Американцы тогда в Голливуде делали картины по поводу России, и папа там выступал как консультант».
 
А ещё один друг – крупнейший в истории человечества режиссёр-мультипликатор Уолт Дисней – называл их Майкл и Бетси. Этакое производное от настоящих русских имён. Елизавета и Михаил Мукасеи – полвека «наши» господа-товарищи в «их» капиталистическом мире. Под сладкими псевдонимами Зефир и Эльза – ни единого провала. Большинство фактов «другой» жизни дуэта под грифом «секретно» останутся ещё лет этак сто пятьдесят. Уверяют эксперты.
 
Анатолий Мукасей, народный артист России: «Занимались связью, то есть самой сложной профессией. Не то, что они там сейфы вскрывали, бегали от погони, нет. Они со всего мира от наших разведчиков собирали информацию. И эту информацию мама уже передавала в «Центр».
 
Потомки сами узнали об этом из шпионской книги-откровения, написанной родителями. А начиналась судьба резидента Мукасея, сына кузнеца Исаака, в небольшой деревне Замостье под Слуцком. Здесь появился на свет, учился и в 1925 году уехал в Ленинград. Сказав «Прощай!» малой Родине навсегда.
 
Анатолий Мукасей, народный артист России: «Папа же у меня из Белоруссии, он родился там, у него семья была там большая. Приехал я в Замостье, нашёл людей пожилых, которых я спрашивал про Мукасея. Никто его там не помнит».
 
Правда, после визита Анатолия Мукасея появился в школе Замостья небольшой уголок Зефира и Эльзы. До мемориальной доски руки так и не дошли. Хотя и тянулись.
 
На государственное хранение Советским Союзом принято золото, прибывшее из Испании. Общий вес – более пятисот тонн. Об этих событиях тридцать девятого года заговорили лишь в двухтысячных. Впервые у нас: «Обратный отсчёт» – «Испанский дебют». Документальный фильм ОНТ вскрыл дела советского супершпиона, выходца из Бобруйска.
 
Борис Константинов, историк, консультант проекта «Обратный отсчёт»: «Настоящая фамилия – Фильбинг, Лейба. Но в историю он вошёл как Александр Орлов. Был резидентом по Франции, Бельгии, Нидерландам. Работал некоторое время в Италии. С 1937 был назначен советником Испанского революционного правительства по безопасности».
 
Степень доверия – высшая. Случалось, приказы «действовать» Орлов (псевдоним ему придумал Сталин, лично) отдавал испанской контрразведке без согласования с правительством. Ведь это он организовал на Пиренеях первую разведшколу под названием «Строительство». Условным.
 
Борис Константинов, историк, консультант проекта «Обратный отсчёт»: «Фактически, разведовательно-диверсионные отряды, партизанские отряды. Среди руководителей, которых, кстати, очень много было белорусов. Тот же самый Корж, тот же самый Ваупшасов, тот же самый Орловский».
 
Об одной из испанских операций белорусов подробно поведал Хемингуэй в книге «По ком звонит колокол». Писатель знал «атташе» не понаслышке. Потому и в знаменитом романе фамилию изменил на «Варлов». Конспирация. Наверное, неслучайно именно ему (Орлову) поручили организовать ту самую «тайную» доставку в Союз «республиканского золота».
 
Борис Контантинов, историк, консультант проекта «Обратный отсчёт»: «Нужно отметить, что в эту операцию были посвящены лишь несколько человек: из испанского правительства знал только Хуан Негрин, значит, и Ларго Кабальеро, два человека. То есть премьер-министр на тот момент и министр финансов».
 
И Орлов. Возвращения резидент боялся (всё-таки о массовых арестах в системе НКВД был наслышан). Потому, прихватив из оперативных средств 60 тысяч долларов, стал «невозвращенцем». Уехал в США. Перед побегом Лейба Фильбинг отправил письмо «вождю всех народов». С предупреждением: сдам всех агентов, не преследуйте. В Америке его и сегодня помнят как Игоря Берга.
 
Ту карту 1944 разведчик Юшкевич сохранил. Помнит каждую тропинку. Как и немецкий язык. Цитирует Гёте сходу. Да и немецкая овчарка всегда рядом. Сегодня Геннадий Владимирович – последний из группы «Джек». А регион Восточная Пруссия, кажется, прописался в его минской квартире.
 
Геннадий Юшкевич, ветеран внешней разведки: «Два года жизни в лесу настолько всё обострили, что я просто, как зверь, мог прямо по запаху, чуть ли не по следу идти. По легенде, меня должны были легализовать. Допустим, пастушок. Чтобы я легально мог где-нибудь собирать разведывательные данные».
 
Попасть в антифашистское подполье (немецкое) оказалось не так просто. Однажды враги запеленговали. Выжил чудом. Впрочем, «чудом» Юшкевич до сих пор считает и свой «шпионский» след.
 
Геннадий Юшкевич, ветеран внешней разведки: «Всё шло вживую. Если ты где-нибудь прошляпишь, так станешь мишенью. Сами обстоятельства заставляли тебя, как говорится, держать «ушки на макушке». Опыт партизанской борьбы – это лучшая школа разведки. Почему? Потому что маскировка».
 
Кроме фарси Гарькавый без акцента говорит на дари. Ещё одном языке Афганистана. Белорус – сегодня рассекреченный советский разведчик. В свободное от работы банковского клерка время Владимир пишет. Книги-воспоминания. Например, о легендарном «дворцовом перевороте».
 
Владимир Гарькавый, ветеран внешней разведки: «Политическое руководство СССР сомневалось, проводить ли операцию. Наш повар подсыпал яд, но сработали враги и спасли Амина от смерти. Штурма могло и не быть. Операция длилась сорок пять минут».
 
А за те четыре года, что прошли в «афганском капкане», Гарькавый не раз менял имена и обличья. Сейчас «уходить в тыл» кадровый разведчик не собирается. В одном из «публичных» дневников поведал: три сотни «наших» солдат, пропавших без вести, по-прежнему с талибами.
 
Август 1949. Ядерный гриб над казахстанским Семипалатинском. Испытана первая советская атомная бомба. Рецепт частично похищен у американцев. Подсмотревшего «нейтронный залп» агента «Дельмара» рассекретили лишь в 2007. Через год после смерти. Жорж Коваль оказался сыном плотника Абрама из белорусского местечка Телеханы.
 
А на этом балконе одной из престижных «сталинок» Минска в начале шестидесятых коротал время Ли Харви Освальд – человек, возможно, убивший Кеннеди. И, возможно, советский резидент. Ни то, ни другое пока не доказано. Впрочем, здесь, наверное, стоит вспомнить историю дуэта Мукасеев.
 
Анатолий Мукасей, народный артист России: «Знаменитыми в нашей профессии становятся только те, кто провалился, а мы не провалились. Другое дело, что мы со Светланой Сергеевной стали выступать по телевидению и как бы их раскрывать. Хотя нас предупредила внешняя разведка».
 
Светлана Сергеевна – это Светлана Дружинина. Режиссёр, что поведала нам «Тайны дворцовых переворотов». А её супруг, не менее известный кинооператор, сейчас задумался о саге. Семейной. И первый дубль явно сделает под Слуцком. Вернуться в Замостье резидент «Зефир» просто обязан.

Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен и Telegram