На своей волне

Интервью недели состоялось во вторник. В Минск приехал Сергей Доренко. Личность в журналистке весьма незаурядная и даже скандальная. Прозвище «телекиллер» приклеилось к Доренко ещё в конце 90-х, когда в своих программах и выступлениях он не церемонился ни с темами, ни с собеседниками. И вот в среду изрядно успокоившийся и солидный Сергей Леонидович приехал в Минск, задать несколько вопросов не кому-нибудь, а Президенту Беларуси. Что вышло, а что осталось за кадром?

 

«Русская служба новостей» позиционирует себя для тех, кто хочет быть в курсе всех событий и знать о всех топовых новостях. Ведь, как гласит слоган станции, это «Умное радио для умных людей».

 

С середины недели на верхних строчках по интересу слушателей – интервью Александра Лукашенко. Анонсы идут несколько дней. Порой срывая ранее намеченные темы. Так произошло с программой «Иностранцы». Ведущую просили говорить о Беларуси, а не о Германии, как она планировала.

 

Наталья Минаева журналист, ведущая программы «Иностранцы»: «Белорусская тематика очень популярна… Поднимается где-то раза три в неделю, и это только в рамках программы «Иностранцы».

 

Интервью с Лукашенко делал сам шеф радиостанции Сергей Доренко. Да-да, тот, кого опасались, да и сейчас побаиваются многие чиновники России, тот, кто поимённо мог обвинить руководителей страны в просчётах и недоработках. Человек, который за десять лет работы на центральном телевидении был несчётное количество раз уволен, принят, обласкан и опять уволен.

 

В конце 90-х Сергея Доренко называли не иначе как главным «телекиллером» России. А его слова считали опаснее пуль. Из-за жёсткого стиля повествования и визуального ряда руководство «первой кнопки» не раз пыталось закрыть его программу. За то, что, как говорили в кулуарах «Останкино», «бомбит» уверенно, по-хозяйски и с беспощадной издевкой.

 

Больше всего от Доренко тогда досталось мэру Москвы Юрию Лужову. Он говорил о том, о чём думали многие, но не решились бы сказать и слова никогда. Журналист в таких случаях был, можно сказать, очень чутким – не прощал тогдашнему градоначальнику ничего, ни малейшего недостатка. И, кстати, даже был готов его спасать.

 

Кстати, и сейчас Доренко очень трудно вписывается во всякого рода протоколы. В любых интервью, как он говорит сам, в первую очередь преследует собственный журналистский интерес, искусно превращая его в интерес общий. Первое, о чём узнали слушатели «Русской службы новостей», «микрофоны» (так коллеги по журналистскому цеху говорят о радийщиках) назвали бы новостью из частного круга информации: «Лукашенко крепок и полон сил. Доренко заверил: проверял сам».

 

А Доренко есть, с чем сравнивать. Первый раз он встречался с Лукашенко в середине 90-х, когда страну приходилось практически поднимать из перестроечных руин. Тогда, во время подготовки к интервью, пока выставлялись камеры и свет, Президент Беларуси просто закрыл глаза и едва не заснул, объяснив потом, что тратит на отдых не больше двух часов в сутки. О том, во что вылилась та бессонница, стоило ли это того, и говорили журналист и Президент около полутора часов.

 

Александр Лукашенко: «До распада Советского Союза свободных мест в мире не было, всё было поделено. И даже щёлочки не было, чтобы между трениями и взаимодействиями государств в мире кому-то можно было проскользнуть или втиснуться и там остаться нераздавленным. И вдруг произошёл распад Советского Союза. И, допустим, из 200 государств – не помню, сколько их тогда было – появилось 210, 215 государств и так далее. Беларусь, естественно, это была самая социалистическая, самая интернациональная часть Советского Союза, самая, самая, самая. И самая близкая к Российской Федерации, естественно, в силу многих причин. Но главная причина, что я, как белорус, и вы, как русский, мы ничем не отличаемся друг от друга».

 

Об отношениях именно с Россией у российского журналиста, понятно, больше всего вопросов.

 

Сергей Доренко, директор «Русской службы новостей»: «Мы отличаемся. Вы принадлежите Европе, это видно. Это видно в бытовой культуре белорусов, это видно в сельскохозяйственной культуре белорусов. Вы принадлежите Европе, мы сильно отличаемся».

 

Александр Лукашенко: «Сергей Леонидович, Россия большая, её нельзя в целом сравнивать с Беларусью. Давайте сравним Россию: вот, народ, самый идентичный белорусам, это ленинградцы. Мы пережили многое, пострадали в последние века одинаково, в годы войны нас это всё сблизило – давили, травили питерцев, нынешних ленинградцев. Нет, ленинградцев тех, сейчас я знаю, какие там, сейчас они питерцы, и наших белорусов. Чем мы отличаемся от псковских, брянских, смоленских людей, даже вплоть до Москвы? Ну, чем мы отличаемся? Они тоже европейцы».

 

Вопросы были и об отношениях и с другими европейцами. И не европейцами тоже.

 

Сергей Доренко, директор «Русской службы новостей»: «Я хотел бы дать комментарий, на который хочу получить вашу реакцию. Европа требует от Беларуси абсолютного контроля над вашей политикой и, да или нет, помощи в экономике, то есть не очевидной помощи в экономике при контроле над политикой? Россия требует абсолютного контроля над вашей экономикой при безразличии полном к вашей политике?»

 
Александр Лукашенко: «Неправда».
 

Сергей Доренко, директор «Русской службы новостей»: «И, наконец, Китай, который мог бы войти сюда (10 миллионов человек для них вообще ничего, 10 миллиардов долларов для них вообще ничего), не требуя ничего, просто для того, чтобы ввести здесь юань, создать конфедерацию с вами и просто иметь платформу для подскока в Европу. Таким образом, получается, что Китай самый выгодный. Почему не Китай?».

 
Александр Лукашенко: «Почему не Китай? Китай».
 

Сергей Доренко, директор «Русской службы новостей»: «Вы же с Россией сейчас?».

 

Александр Лукашенко: «Нет, ну, слушайте. Запомните один нюанс: Китай никогда не будет иметь дело ни с прибалтийскими, балтийскими государствами, ни с Украиной, на мой взгляд, ни с Беларусью, к примеру, говорю, ни с Польшей. Никогда не будет иметь дело, если у неё, у наших государств, будут конфликты, тем более с Россией».

 

Некоторые вопросы касались мнения Президента именно о конфликтах в разных уголках планеты: «арабской весны» и войны в Ливии.

 
Александр Лукашенко: «Ну, разбомбили Ливию. Дальше что?»
 

Сергей Доренко, директор «Русской службы новостей»: «Дальше нефть забирают. И дальше контролируемый хаос. Это теория американцев – установить хаос».

 

Александр Лукашенко: «Было 15 или 10 тысяч ПЗРК. Сколько осталось на складах?».

 

Сергей Доренко, директор «Русской службы новостей»: «Их растащили все».

 
Александр Лукашенко: «Растащили. А что завтра будет?».
 
Сергей Доренко, директор «Русской службы новостей»: «Будет Сомали».
 

Александр Лукашенко: «Хуже. Это же досталось террористам, которые сегодня действуют от России, Кавказа и дальше по всей дуге. А что такое ПЗРК, вы знаете. Я хорошо знаю, что такое ПЗРК. На плечо при приземлении самолёта три километра, самолёта нет. Кому мы отдали оружие?».

 
Сергей Доренко, директор «Русской службы новостей»: «Племенам».

Александр Лукашенко: «Если бы даже племенам. Ладно, надежда, что они своё будут… Это международный картель».

 

Сергей Доренко, директор «Русской службы новостей»: «Вы знаете о концепции контролируемого хаоса. Американцы установили, что часть территорий… И вообще, территории они не любят теперь контролировать, чтобы не терпеть потери в личном составе. И они в местах, которые не могут контролировать, устанавливают некий порядок контролируемого хаоса».

 
Александр Лукашенко: «Да, близкого к хаотичному».
 

Конечно, россиян, как партнёров по Таможенному союзу, интересует и экономическая ситуация в Беларуси. Александр Лукашенко на этот счёт дал оптимистичный прогноз – проблемы этого года в этом году и останутся.

 

Ещё одна история после выключения видеокамер в резиденции. Доренко уточнил, что он имел в виду, говоря в одном из интервью о белорусах, как о хоббитах. Известный журналист, оказывается, любит сказки, а фантаста Толкиена, выписавшего эти образы, особеннее всего. И в такой любви не видит ничего странного.

 

Сергей Доренко, директор «Русской службы новостей»: «Хоббиты хорошие. Белорусы хоббиты в том смысле, что они невероятно трудолюбивы и привыкли видеть плоды своего трудолюбия. Белорус как раз знаменит тем, что он любит труд, заурядную ежедневную работу по наведению порядка и чистоты, в отличие от русского, который в гробу видал починку забора, всё равно скоро война, зачем чинить забор?»

 

Кстати, Доренко сам мечтает жить среди хоббитов и хоббитом стать. Недвижимость в Минске он уже прикупил. Наверное, для того, чтобы в перерывах между уборкой листвы и консервированием грибов, как у Толкиена, писать воспоминания. На вопрос, когда это может случиться, отвечает – когда перестанет быть интересным слушателю… Русские сказки.

Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен и Telegram