Удар по самообороне

Удар по самообороне
Кто подставил Анжея Леппера? На уходящей неделе – точнее – в четверг – в маленькой польской деревушке Крупы Поморского воеводства похоронили главу партии «Самооборона». Напомним, его нашли в петле 5 августа в штаб-квартире его партии. И хотя пока основной версией смерти 57-летнего политика называют самоубийство, его семья, друзья, многочисленные приверженцы, да и многие политики, в том числе и зарубежные, – не верят, что этот человек мог оборвать свою жизнь столь нелепым образом.
 
Его называли простым крестьянином и непростым политиком. Насколько его любили простые поляки, настолько же ненавидели политические противники. Но не считаться с Анджеем Леппером было не возможно. Колоссальная народная поддержка подняла фермера из глубинки на политический олимп: лидер партии «Самооборона», вице-премьер, вице-спикер, министр сельского хозяйства, член Европарламента.
 
Анджей Леппер, лидер партии «Самооборона»: Вы хотите учить, как правильно жить другие страны? Пусть лучше господин Бузек, который теперь возглавляет Европарламент, вспомнит, что творилось, когда он был премьер-министром Польши. Когда в 90-е на обычных фермеров высылались танки, что было позже, когда они протестовали. А что было совсем недавно, когда он уже еврочиновником приезжал в Варшаву, и здесь, в его присутствии, разгоняли протесты работников Гданьской верфи? Сколько крови было при разгоне торговцев здесь, на Маршалковской, при ликвидации Торгового дома?».
 
И в Польше, и за рубежом его считали по-настоящему народным лидером. За него голосовали не только фермеры и рабочие. Вступив в Евросоюз, Польша провела неудачную приватизацию, и сотни тысяч людей остались без работы – это их защищал Анджей Леппер, это их интересы он отстаивал. Политик ощущал постоянное давление со стороны властных структур, и его партия готовилась принять активное участие в предвыборной кампании в Сейм.
 
Смерть Анджея Леппера стала одной из главных новостей во всех информационных программах Польши. Лидера Партии «Самооборона» нашли повешенным в главном офисе в центре Варшавы. Причины смерти неизвестны. Анджей Леппер не оставил никакого письма. Первая версия следствия ‑ «повесился» ‑ вызвала небывалый резонанс в обществе. Все знают, что Анджей Леппер был ярым католиком. О том, как относится к самоубийству церковь, объяснять никому не нужно.
 
Януш Максымюк, друг Анджея Леппера: «Он очень заботился о своем здоровье, не ел ничего вредного, не курил. Я это говорю в контексте того, что он не мог так поступить. Я был последним человеком, который его видел. Мы договорились о встрече на следующий день, он договорился с польским телевидением на интервью. Он говорил, что вечером у него интересная встреча. На следующий день обещал рассказать о результатах. И вдруг взял и убил себя? Трудно в это поверить! А ещё у него всегда везде был порядок, и вдруг, когда полиция проводила осмотр, оказалось, что там у него бардак полный. Всё разбросано. Я всегда, когда входил в его кабинет, там всё было по-другому. А я был во время осмотра полиции. Всё не так».
 
Пока полиция и прокуратура выясняют причины случившегося, скандал набирает обороты. Ясно одно – у политика не было оснований сводить счёты с жизнью.
 
Казимеж Корытко, Коллега Анджея Леппера:«Я его видел за несколько дней перед случившимся, он был готов к борьбе, хотел вернуться в политику. Нас уверял, что надо идти на выборы в парламент, что нужно бороться за свои права. И даже собирать подписи под обращением в Страсбургский суд по правам человека».
 
Матеуш Пискорский, политолог, директор Европейского центра геополитического анализа: «У него был очень сильный характер. Это человек со стальными нервами. Большинство простых людей, я думаю, и многие политики, просто бы не выдержали то преследование, которое обрушилось на него. Это была постоянная атака. Журналисты, политическая элита. А в определённый момент подключились суды и прокуратура. Леппер ‑ это человек, который всю свою жизнь поставил на карту, чтобы бороться с нелюдским отношением к польским фермерам. И ведь он намеревался и дальше бороться. И поэтому мы все очень удивлены случившимся».
 
Некоторые эксперты сразу заговорили об американском следе. Ведь Анджей Леппер выступал против размещения в Польше ракет США, сопротивлялся вводу польских военных в Ирак. Так же появилось мнение, что политику отомстили за дружбу с белорусами.
 
У Анджея Леппера было особое отношение к Беларуси – он видел в нашей стране союзника, а не политического противника. И он пытался донести свою позицию, как в Польше, так и в Беларуси. Причём, особые, в чём-то даже дружеские отношения связывали лидера «Самообороны» с нашим телеканалом. Он никогда не отказывал в интервью в Варшаве, и даже специально приезжал в Минск из Польши, чтобы поучаствовать во многих проектах ОНТ. Анджей Леппер словно пытался уничтожить барьер, который между нашими народами строили некоторые польские весьма влиятельные политики.
 
В отличии от нашего телевидения, донести свою точку зрения на польском ТВ политику было очень сложно.
 
Николай Чергинец, Председатель Союза писателей Беларуси: «Я ему сказал: станешь Президентом и решишь эту проблему, но он вздохнул и говорит: может и стал бы, но там есть люди, которые пойдут на всё, чтобы этого не допустить, они ни перед чем не остановятся – у меня вдруг может случиться сердечный приступ, найдут застрелившимся или повешенным. Он предчувствовал».
 
Понимая, что наладить политические отношения Беларуси и Польши ему не дают, Анджей Леппер взялся за экономические связи, как известно, совместная прибыль объединяет страны крепче, чем пламенные речи с трибун.
 
Виктор Гуминский, заместитель Председателя Палаты представителей Национального собрания Беларуси:
«Мы совместно как объединение «Белая Русь» реализовали с ним многие экономические проекты, выгодные для государства. Узнав его лично, зная его намерения, я не верю, что этот человек мог сам уйти из жизни».
 
Упрощённые пункты пропуска на белорусско-польской границе ‑ это тоже заслуга Леппера. Да и как иначе! В Польше живет 300 тысяч этнических белорусов, в Беларуси – 400 тысяч этнических поляков. Неоспоримый аргумент для дружеских отношений.
 
Анджей Леппер активно пытался наладить и традиционно плохие отношения Польши с Россией. Он призывал руководство своей страны сесть за стол переговоров, а не разговаривать с восточными соседями, «размахивая саблей». Российские политики так же серьёзно обеспокоены смертью своего польского коллеги.
 
Сергей Марков, директор Института политических исследований, депутат Государственной Думы (Россия): «Я, во-первых, шокирован, когда крупная политическая фигура кончает жизнь самоубийством, это свидетельство нездоровья политической системы. Могло быть много причин, Анджей был радикальным и энергичным политиком, может, это быть связано с психологическим и нагрузками, это могло повлиять. Могло повлиять и то, что Анджей Леппер противостоял такой серьёзной болезни, которая есть в Польше – русофобия. Именно благодаря таким людям, как Анджей Леппер, могла возродиться российско-польская дружба, которая, по сути, спасла поляков от порабощения фашистами».
 
Михаил Ремизов, политолог, президент Института национальной стратегии (Россия): «Смерть Леппера не похожа на самоубийство, вернее, похожа, только по форме, но по сути непохожа. Он был убеждённый верующий христианин, он был боец, который не склонен капитулировать ни перед каким трудностями в столь брутальной форме, в-третьих, он политический артист, если бы в нём созрела мысль уйти из жизни ‑ он захотел бы продать свою жизнь подороже, а не сделать это тихо, в чернушно-бытовой форме».
 
То, что политики с провосточной ориентацией в Польше, да и во многих других странах Европы, зачастую оказываются в положении изгоев ‑ ни для кого не секрет. Страшнее, когда они один за другим начинают уходить из жизни.
 
Сразу после смерти Леппера МИД Беларуси призвал польские власти провести объективное и всестороннее расследование обстоятельств смерти политика, пригласив независимых международных экспертов. В свое время именно так поступила наша страна при расследовании смерти редактора оппозиционного сайта Олега Бебенина. Однако поляки иностранных специалистов к расследованию так и не допустили.
 
Хоронили Анджея Леппера в деревушке Крупы. Несколько десятков жителей впервые одновременно видели столько политиков. Но они, в первую очередь, прощались с простым человеком, своим соседом, который вместе с ними прожил на этой земле много лет. За Анджея Леппера они голосовали на парламентских и президентских выборах, а он отстаивал их интересы.
 
Пан Войтек, житель деревни Крупы: «Столько делегаций приехало сюда. И мы продолжаем его поддерживать. Может быть, появится ещё такой защитник. Но их должно быть много. В этой стране должен быть порядок. А ведь его так преследовали, зажимали на каждом шагу».
 
Вацлав Малаховский, фермер: «Как только Леппер начал говорить о наших проблемах, сразу его невзлюбили. Он был невыгоден для одного правительства, для другого. Он ведь даже светлой памяти Леху Качиньскому на президентских выборах отдал свои семнадцать процентов. Он его поддержал. А они потом с ним так жестоко расплатились».
 
Проститься с Анджеем Леппером приехало и много белорусов, как из нашей страны, так и этнические из Польши, которых политик всегда поддерживал. Однако проститься со своим другом смогли далеко не все. Посольство Польши отказало без каких-либо комментариев некоторым членам нашей делегации, которые запрашивали визу для участия в церемонии похорон. Польские власти не позволили проводить в последний путь своего друга Председателю Союза писателей Беларуси Николаю Чергинцу и депутату Палаты представителей Михаилу Орде.
 
Поведение польских властей выглядит тем более странно, что есть ещё один недавний пример ‑ похороны Казимира Свёнтэка в Пинске. И здесь со стороны Беларуси было проявлено исключительное уважение к религии и людям. Проститься с кардиналом мог приехать любой желающий.
 
Анджея Леппера похоронили с государственными почестями, как бывшего министра, вице-спикера польского парламента. Ему было 57 лет. Родные политика, жена и сын, коллеги по партии не верят в то, что сильный человек, собиравшийся принимать участие в грядущих парламентских выборах, мог свести счёты с жизнью. Очевидно одно: Польша потеряла человека, который защищал свой народ и словом, и делом, а Беларусь утратила друга. Тем временем в Варшаве продолжаются следственные действия. О беспристрастности следствия судить сложно. Официальных заявлений прокуратура пока не делала.

Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен и Telegram