Возвращение
Сегодня чужие «па» в чужих для Несвижа пуантах. Да и «Пахита», спектакль в программе «Вечеров», – чужой балет. Пусть и классический, но уже эпохи «занавеса» в театре Радзивиллов. Двести двенадцать лет назад придворные «балетник» и «балетницы», а именно так называли танцоров в те времена, сыграли в последний раз. Под открытым небом.
 
Как, впрочем, и в замковый двор-колодец. Правда, без сцен, в Несвиже их сразу две, не обошлись. Дождь, особенно для балетных, – гарантия уйти на бюллетень. Их берегут. А для солистов оперы, оркестра и хора Большого театра – княжеский подарок.
 
Виктор Скоробогатов, заслуженный артист Беларуси: «Абсалютна не патрэбны ні мікрафоны, ні ўзмацняльная апаратура. Гэта феномен акустычны. У тым сэнсе, што тут няма тых матэрыялаў, якія забіраюць гук».
 
Камень отражает его. Особенно, в Театральном зале. Восстановили, как было. Для публики эти двери пока закрыты. И наша камера здесь первая. А когда-то эхом здесь разносилось королевское «браво». В 1784 году бедного в финансовом плане Понятовского Радзивиллы принимали, как говорится, «по-княжески». Маршрут последнего монарха Речи Посполитой прошёл от псарни до балета.
 
Сергей Климов, директор Национального музея-заповедника «Несвиж»: «С той стороны будет сделана «лёгкая» сцена, с этой стороны будет стоять рояль и на сто десять посадочных мест будет зрительный зал. Будут машины, которые создают шум ветра. Всё это можно будет в интерактиве попробовать, пошуметь».
 
Правда, не всё в Театральном зале правда. Эти росписи – напоминание о старой сцене. У нарисованных сюжетов есть печатный оригинал.
 
Родной переплёт, княжеский экслибрис, вернее, его фрагмент, от руки – содержание. «Комедии и трагедии» – сборник Франтишки Уршули Радзивилл, первой женщины-драматурга Восточной Европы. Фолиант сегодня – редкость. В Беларуси всего один экземпляр.
 
Галина Киреева, заведующая отделом книговедения Национальной библиотеки Беларуси: «Мы, всё-таки, в первую очередь библиотека, во вторую – музей. И поэтому, если есть такая необходимость, мы просто из экспозиции достаём и даём. Известно всего лишь около двадцати сохранившихся экземпляров в библиотеках Украины, Польши и Беларуси».
 
К слову, есть на этих страницах и семнадцать оперных либретто. Пьесы не ставили почти двести пятьдесят лет. Нет радзивилловских спектаклей и в программе нынешних «Вечеров» Большого театра. Раньше были. И этого клавира увертюры хватило на оперу. «Чужое богатство» нашли в Кракове. В прошлом году спектакль наделал немало шума. В том числе, во дворе несвижского замка.
 
Допустим, «Агатка». Либретто спектакля нашли в семидесятые, фрагмент клавира открыли в восьмидесятые, записали на радио в конце прошлого века. Но до сих пор «опера комик» без сцены. Просят подождать. Возможно, к следующему фестивалю.
 
При этом, братья-фестивали двухлетнего несвижского процветают по всей Европе уже не одно десятилетие. Например, в венском дворце Шенбрун, мюнхенском Нимфенбурге... А в резиденции шведских королей Дроттингхольм продолжает ежедневную работу один из старейших придворных театров Старого Света. Со старым репертуаром, костюмами и машинерией.
 
Зинаида Кучер, директор музея истории театральной и музыкальной культуры Беларуси: «Музейная экспазіцыя павінна ўбіраць у сябе відовішчнасць. Як гэта паказаць? Якім чынам? За дзесяць год мы сабралі вялікую колькасць фактычнага матэрыялу, але гэта ўсё копіі».
 
Получилась труппа из папье-маше. Здесь, как, впрочем, и в Театральном зале Несвижского замка, это уместно. Оттуда сегодня даже бинокля не осталось. Правда, стоит поискать у соседей. Кроме клавиров княжеских опер может ещё что-то прихватили.
 
Около трёхсот лет по этим аллеям бродят призраки оперы и балета. «Альба» или «Белый» – самый большой исторический парк в Беларуси. В XVIII веке здесь можно было найти «Консоляцию» или «Утешение» – первый частный театр на Востоке Европы. «Зелёный»… Пьесы ставили прямо здесь, под дубами. Тропами «Альбы» ходил первый балетмейстер-белорус Антон Лойко. Сегодня повторить маршрут хореографа сложно. Парк уже лесопарк, постаревший. Согласно охранной доске на четыре столетия, Радзивиллы освоили этот массив лишь в XVII веке. А в нашем, возможно, кто-то просто потерял римскую пятёрку. Да и фундаменты «Консоляции» давно поросли мхом.
 
И наш Большой не подвёл. Программа «Вечеров» в замковом дворе этого года: легендарная «Дикая охота короля Стаха», классическая «Пахита», гала-концерт звёзд оперы и балета. На три дня «Белорусский Версаль» стал тысячным залом под открытым небом. Под «трубы славы», которые являются фамильным гербом, блестящая эпоха Радзивиллов вернулась.

Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен и Telegram