Несвижский «передел»

Несвижский «передел»
Сегодня «несвижский передел»  пока лишь термин  как призрак бродит в кулуарах. Одних пугает, других раздражает. Почти двадцать лет назад замок-санаторий стал замком-музеем. И сразу заговорили, мол, нужно вернуть былое, собранное Радзивиллами. А сейчас особенно. «Белорусский Версаль» готовят к открытию.
 
Сергей Климов, директор Национального музея-заповедника «Несвиж»: «Более четырёхсот лет несколько поколений привозили сюда различные вещи из Европы и заказывали местным мастерам. Такие музеи, как несвижский, не делаются за несколько месяцев».
 
Да и с таким «яблоком раздора» внутри страны. Строго секретный: «Протокол заседания Бюро ЦК Компартии Белоруссии от 1940-го года» постановил имущество замка распределить следующим образом: ценные художественные картины и скульптуры – Картинной галерее БССР; рыцарские доспехи, оружие, другое имущество – Историческому музею. Сейчас думайте.
 
Владимир Прокопцов, директор Национального художественного музея Беларуси: «Калі нават, прабачце, наваліць там твораў у тры паверхі, дык гэта можна загубіць экспазіцыю. Пагэтаму тут трэба выбраць такую «залатую сярэдзіну», трэба вырашыць вельмі далікатна пытанне дэпазіту. Па аднаму-два партрэты, а не адразу ўсё здымаць».
 
И первыми в ближайшие дни постоянную экспозицию покинут портреты княгини Саломеи Радзивилл, Катерины Собесской, прусской королевы Софии Шарлотты, римского папы Пия Пятого. Уже четыре работы. Есть ещё запасники. Правда, для Несвижского замка отсюда не только княжеские холсты. В списке Национального музея-заповедника с просьбой «передать» пока на временное хранение также западноевропейская живопись и две скульптуры.
 
Французская школа. В мраморе – Мария Браницкая-Радзивилл. Документальных данных о поступлении в музей не обнаружено. Хранилище покидает впервые. Как, впрочем, и двухсот килограммовый Антоний Радзивилл. Кстати, о нём говорят: князь в фондах Национального художественного из того печального «Протокола» 1940 года. Следом, шёпотом, сотрудники музея добавляют: наверное, к нам уже не вернётся.
 
Сергей Вечер, директор Национального исторического музея Беларуси: «Канстанціна Астрожскага ці яшчэ каго зняць і аддаць. І пакінуць тут белыя плямы не выпадае. Гэта не правільна з усіх пунктаў гледжання. Адмыслова вырабілі і перадалі партрэт Пане Каханку, аднаго з самых знакамітых Радзівілаў васямнадцатага стагоддзя, паказаўшы тым самым нашым калегам шлях, па якім можна ісці».
 
«Беларусь в портретах и геральдике» – сегодня лучший зал Национального исторического. Его проект три года назад стоил музею двести миллионов рублей. Сейчас, чтобы снять даже один профиль, нужно следом демонтировать всю экспозицию. Хитрая конструкция. Крепёжные системы рассчитаны под конкретный размер.
 
Сергей Вечер, директор Национального исторического музея Беларуси: «У гэтым зале, дзе мы знаходзімся, усе гістарычныя партрэты, якія ёсць увогуле у Нацыянальным гістарычным музеі. Тычацца яны Нясвіжа, не тычацца, але гэта ўсе партрэты. Безумоўна, на адкрыццё палаца можна перадаць на вельмі кароткі тэрмін і тыя арыгіналы, што ў нас ёсць. Але на адкрыццё».
 
Грандиозное полотно уже стало причиной грандиозного скандала. Главный вопрос: откуда на антикварном рынке появилась, казалось бы, безвозвратно утерянная вещь из радзивилловской коллекции начала семнадцатого века. Причём, за первым номером. И можно ли считать картину подлинной. Экспертиза «за», учёные сомневаются.
 
Андрей Березин, генеральный директор аукционного дома: «Управляющий замком Радзивиллов перед оккупацией немецкими войсками Польши начал раздавать по деревенским домам не только живопись, но и другие предметы. Таким образом, они сохранились и были переданы по наследству. Года три назад у нас появилась работа, которая называется «Лесной бог Пан», которая, по легенде, таким же образом попала в частные руки».
 
Фамилии «частных рук» не разглашают. Цена же в полмиллиона евро для музея-заповедника сейчас неподъёмная. Вроде, договорились о копии.
 
Над парадной лестницей – Леда, жена спартанского царя, соблазнённая Зевсом. Правда, сейчас она закрыта. Живописное полотно середины восемнадцатого века лишь один раз покидало эти стены. После пожара, на реставрацию. Сегодня в замке это единственная работа на холсте времён Радзивиллов.
 
А до декабря – месяца полного открытия комплекса – замковым служащим нужно наполнить экспонатами почти тридцать залов. Сегодня в несвижских запасниках около семи тысяч предметов. Этого крайне мало. А если развесить копии, так турист не поймёт.
 
Сергей Климов, директор Национального музея-заповедника «Несвиж»: «Комплектование фондов двигалось не в том направлении. Вначале собирали всё, что попадалось. Часть вещей – откровенная этнография. У нас другой пласт культуры, он более аристократичен».

И здесь приятная новость из Польши. Вы видите их первыми. Анджей Цехановецкий – граф, старейший белорусский аристократ, проживающий в Лондоне, – дарит Несвижу два портрета родных Радзивиллов восемнадцатого века. Правда, этот факт сделал грустными лица у хранителей Королевского замка Варшавы. Фонд Цехановецкого – их гордость. Только на депозите, временном хранении.
 
Хана Малахович, искусствовед Королевского замка в Варшаве: «Эти портреты несколько лет назад попали к нам в Королевский замок в Варшаве. Здесь была проведена капитальная реставрация и консервация. На данный момент они находятся в идеальном состоянии».
 
Радзивилловская карта 1613 года сейчас является собственностью библиотеки Упсальского университета. В Швеции оказалось немало несвижских сокровищ. Особенно, после Северной войны. В Королевский музей армии тогда попали три пушки с княжескими гербами. Немало осело и у местных аристократов, по версии учёных. Стоит проверить.
 
А ещё готовят копии из петербургского Артиллерийского музея. Наследие Радзивиллов сегодня – по всей Европе. Увидеть его, наверное, сможем и дома. Стоит надеяться и договариваться без «чёрного» передела. Тогда тем же польским коллегам, мол, какой депозит, если вы между собой разобраться не можете, и крыть карты будет нечем.

Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен и Telegram